Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

– Как квалифицировал суд их действия? 

– Суд признал убийство эксцессом исполнителя, поскольку оно выходило за рамки преступного сговора. Лопакову дали двадцать лет, а Баранову и Костылину – по девяти. 

– А что с ними стало? 

– Адресное сообщило, что Баранов проживает в Москве по старому адресу. А ответ на мой запрос о Лопакове и Костылине еще не пришел. 

– Вы, конечно, собираетесь говорить с Барановым? 

– Конечно. 

Лаврова прошлась по кабинету, закурила, быстро взглянула на меня: 

– О скрипке уже забыли все. Господи, как давно все это началось, будто сто лет пробежало. 

– Сто – не сто… – пожал я плечами. 

– Два месяца с небольшим, – уточнила Лаврова. 

– Не-ет, – показал я головой. – Это началось не с минуты кражи. Я уверен – много лет назад все это началось. 

– И вы хотите реставрировать поступки людей и время, которое уже безнадежно утекло? Даже если в этом прошлом и были заложены мины, то их взрыватели давно отсырели. Даже фейерверка не получится, не то что взрыва! 

– Во-первых, в старую мину можно вставить новый взрыватель, и она громыхнет за милую душу. А во-вторых, не все забыли о скрипке. И я тоже… 

– Станислав Павлович, но поймите, со стороны это виднее – вы хотите совершенно умозрительно связать канатом будку чистильщика и скрипку «Страдивари»! Ведь вы именно этого хотите, что бы вы ни говорили о стремлении познать глубинную природу поведения человека! А это логический произвол, и приводит он всегда к абсурду. 

– Может быть! – упрямо сказал я. – Но я сам видел, понимаете-видел! – как испугался Белаш при встрече с Мельником. Почему Белаш должен был или мог так сильно испугаться при встрече с неизвестным ему, по существу, человеком? 

– Но это не довод! Не довод! И во всяком случае, вы никогда не прочертите отсюда логическую цепь в прошлое. Ведь Мельник, в свою очередь, с пеной на бороде доказывает, что видит Беляша впервые! Значит, он врет, а ему сейчас врать нет никакого резона. 

– А Мельник, может быть, и не врет. 

– Но вы же противоречите себе! Если Мельник с Белашом никогда не виделись, то и волнение Белаша скорее всего вызвано обстановкой, ошибкой или тысячью других причин. 

– Есть еще один вариант, – сказал я. 

– Какой? 

– Вот если, к примеру говоря, я выйду за дверь и буду смотреть оттуда на вас в замочную скважину, то вы меня не будете видеть, а я вас прекрасно рассмотрю. 

Лаврова развела руками: 

– Ну, знаете ли, таких вариантов можно придумать сколько угодно. Хорошо, давайте встанем на вашу точку зрения – предположим, что Белаш имел какое-то отношение к преступлению семнадцать лет назад и следствием установлен не был. И что? Сроки давности уже много лет как истекли. Он не может быть подвергнут уголовному наказанию и, следовательно, вас не боится. 

– Ага! – злорадно сказал я. – Вот это уже другое дело! Мне не надо подвергать Белаша уголовному наказанию! Мне надо выяснить, способен ли он на такой поступок. 

– Да ничего вы не выясните! – с досадой сказала Лаврова. – При всех обстоятельствах он был тогда еще мальчик, ребенок! А человек сильно меняется с годами… 

– Верно, – согласился я. – Тогда этот мальчик, еще ребенок хотел быть, как тамбур-мажор Иван Степанович Лушков – двух с половиной метров роста. И очень нехорошо играл со своим учителем. 

– В каком смысле? – удивилась Лаврова. 

– В смысле старого анекдота о том, как в вагоне едет надоевший всем игрой на гитаре заяц. Сделала ему лиса замечание, он ей говорит – идем в тамбур потолкуем. Вышли.Через минуту возвращается и бросает на лавку лисью шкурку. И за прежнее. Не выдержал волк – пошел в тамбур с зайцем толковать,– возвращается вскоре заяц с волчьей шкурой. Заревел медведь -сейчас, мол, я тебе покажу игру, а тут открывается дверь из тамбура, просовывает голову лев: «Эй, заяц, кому тут еще наша музыка не нравится?» 

– Не понимаю, – растерянно сказала Лаврова. – Вам же самому еще недавно так нравился Белаш? 

– Да, нравился. Но его старый учитель Трубицин хотел с ним поговорить, а Белаш послал ему с барского стола бутылку шампанского… 

– Станислав Павлович, дорогой мой, но ведь это же несерьезно, – почти сочувственно сказала Лаврова. 

– Нет, серьезно. Старым учителям на многое рассчитывать не приходится, но на благодарную память они право имеют… 

 

Николай Баранов, семнадцать лет назад называвшийся смешным дворовым прозвищем Бибика и приговоренный к девяти годам колонии общего режима за разбойное нападение, условно-досрочно освобожденный за примерное поведение и добросовестное отношение к работе, в тот момент, когда я пришел к нему домой, высаживал на горшок трехлетнюю дочку. 

У девочки были такие же, как у отца, прозрачные голубые глаза и белые кудряшки. Сидя на своем троне, она что-то строго выговаривала отцу, а тот покорно и согласно кивал головой. 

– Заходите в комнату, – сказал он, когда я назвался. – Сейчас приду и поговорим… 

И вот говорим… 

– А зачем вам это? – искренне удивился Баранов. – Все это было и быльем поросло! Я засмеялся: 

– Точно. Даже все сроки давности истекли. Но меня, Николай Иванович, не интересуют юридические тонкости этого дела. Просто, я думаю, кое-что из того, давнишнего, не умерло совсем и проросло в сегодня… 

– В каком смысле? – насторожился Баранов. 

– Я думаю, что судили вас троих, а на месте преступления было четверо. 

– Почему вы так думаете? – осторожно спросил Баранов. – Откуда вы можете такое знать? 

– А я и не знаю. Я же говорю, что просто так думаю. Вы ведь будку с чистильщиком к троллейбусу вместе с Костылиным и Белашом привязали? 

– Да, было такое дело, – смущенно улыбнулся Баранов, 

– Я не знаю почему, но вы на следствии, а потом и в суде скрыли участие в преступлении Белаша, и мне кажется, он сделал из этого неправильные выводы. Прошло много лет, и он уже освобожден от ответственности. Но мне не хочется, чтобы он поверил, будто такие вещи можно делать безнаказанно всю жизнь. 


Страница 97 из 117:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96  [97]  98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"