Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Комиссар повернулся на каблуках, спокойно, не спеша прошел к своему креслу, и в то мгновение, пока усаживался, он успел вновь неуловимо нацепить комбинезон своего спокойного благодушия. 

– Черствые и бездушные мы люди с тобой, Тихонов, – блеснул он золотыми зубами. – Не имеем деликатного подхода к молодому неопытному человеку, впервые оступившемуся в жизни. 

Я засмеялся: 

– Мельник у нас действительно тонкий, мечтательный паренек. Ну так что, Мельник?.. 

Он скинул полушубок, аккуратно свернул его и положил на пол у дверей, подошел к столу, уселся прочно, провел рукой по лысине, деловито сказал: 

– А чего ж теперь делать-то мне остается? Придется говорить, а то, я вижу, сердит вы, гражданин начальник, сразу в амбицию. Чего ж вас злить понапрасну, и так видать, что вы мужчина серьезный. 

– Это с самого начала надо было понять – для собственной же пользы, – сказал комиссар и, нажав кнопочку на пульте, сказал в микрофон: -Стенографистку ко мне… 

– С чего начинать? – спросил Мельник. 

– С начала. С детства с самого. 

– Э-э, долгая будет тогда история. Мне ведь, почитай, годов, как вам обоим будет. 

– Ты на нас жалость не нагоняй, – сказал комиссар. – А лег тебе всего на пять больше, чем мне. 

– Труднее мои годы были, потому много они дольше, – мотнул головой Мельник. – Прятаться – оно всегда тяжельше, чем вдогонку бегать. 

– Угу, – кивнул комиссар. – Кто же это тебя прятаться заставлял? Ты же ведь, говорят, как Кулибин, все своими руками сделать можешь. Вот и работал бы себе на здоровье. 

– Задарма-то? – зло посмотрел на него Мельник. – Кабы жизнь по-другому выстроилась, я бы миллионер был, своим заводом управлял, а не у тебя в кутузке горюнил с ворами-то… 

– Чем же это жизнь твоя не задалась? 

– Потому как жить по-людски не даете – если человек умел и к работе охоч, должен иметь он свое материальное награждение. Я работать – спор да умел, а рядом – дармоед. Ему – за общественность, за болтовню – грамоту, он, бездельник, как всяк дурак, красному рад, да и не стоит он большего, а мне – на кой шиш нужна мне грамота? Я свою прибыль иметь хочу – а мне прогрессивку, пятак за просто так в зубы ткнут и на Доску почетную. Ударник! А мне ваш почет, как рыбке зонт. Мне моя копейка надобна, тогда бы сроду на чужую не позарился. Да и не брал я никогда чужого вот до последнего случая. Инструмент фартовым людям делал – это было! Так они его за деньги покупали у меня, а что там творили они с ним – меня это не касаемо. 

– Хороша у тебя философия, – пробормотал комиссар. 

– А чего в ней плохого? Это если я в сельпе топор куплю да жене дома башку снесу, что же – продавца со мной под суд? Я свой труд, умение приложил, вещь изготовил, а тамне мое дело – «фомкой» и гусиной лапой орудуют или пользуют как сверло либо там вороток! 

Комиссар тихо засмеялся и спросил: 

– А ты зачем молнии на «фомках» ставил? Вещь приметной делал, скорее засыпаться можно было. Зачем? Мельник пожал плечами: 

– Просто так ставил. Вроде знака моего мастерового… Чтобы знали… 

Комиссар покачал головой: 

– Нет, неправда это, что просто так. А знак свой – это точно. Чтобы не спутали. Риск хоть и понимал, а жадность была сильнее. Блатной переплачивал охотно, шик свой в этом видел, да и вроде гарантии были твои молнии для него – знали, что ты хороший мастер. Но это теперь все неважно, я так, кстати спросил. Значит, заработку тебе честного не хватало, повязался ты с ворами. Так? 

– Так, – согласился Мельник. 

– А я вот на тебя уже все бумаги вытребовал, – сказал комиссар. – Не видать по ним, чтобы ты сильно бедовал на государственной получке. Куда тебе больше было – у тебя же детей нет? 

– А при чем дети? – удивился Мельник. – Человеку и без детей копейка живая нужна. 

– А зачем? – простовато спросил комиссар. Мельник наклонился к нему ближе, жарко дыша жадностью и завистью. 

– Ты соседей, чай, только на нижнем этаже у себя видел. Покои у тебя в квартире, поди, барские, как генералу полагается быть. И машиночка черная, лаковая с шофером подается по утрам, теплая, чтоб не застыл ты по дороге, спаси бог. И дачка об два этажа, из кирпичиков сложенная, с участком на гектар на цельный – все, все это имеешь. А мне почему нельзя? У нас ведь равенство! Или я рылом до равенства не вышел? Так ты скажи – я еще потерплю, повременю, когда мне все это понастроят да на блюде с полотенцем подадут.., 

Комиссар задумчиво забарабанил по столу карандашом, а я про себя засмеялся – Мельник до удивления попал не в цвет: комиссар только три года как переехал из коммунальной квартиры в двухкомнатную малогабаритку, из физкультурных соображений принципиально ходит на работу пешком, а дачи не имеет, поскольку яростно ненавидит всякие дачные кошелки, комаров, клубничные грядки и необходимость ежедневно терять два часа на езду. По той же причине он терпеть не может охоту и рыбалку. 

А комиссар сказал: 

– Да, имею. Квартира хорошая и дачка – ничего, не жалуюсь. И шофер с машиной положен мне по должности. Ну и что? Что следует из этого? 

– А то следует, что ты от государства все это за так имеешь, а мне хоть бы малую толику от добра твоего руками своими мозолистыми заколотить надобно. Вот и считаешь ты меня жуликом, а я тебя тем и хуже только, что тоже жить хочу по-людски… 

Комиссар засмеялся и с любопытством спросил: 

– А кто был твой папа, Мельник? Чем отец занимался? 

– Не бойся, не фабрикант, не помещик, не эксплуатировал никого. Трудовой был он человек. 

– А точнее. Где трудился? Батрачил? На заводе Нобеля лямку тянул? 

– Не батрачил, но и ему в жизни досталось горюшка да слез хлебнуть. Мастеровой он был человек. 

Комиссар открыл ящик стола и достал несколько бумажек. 

– Вот запросил я о тебе сведения по месту рождения и подтвердили мне, что твой папаша был действительно человек мастеровой. Архивы, знаешь, какую память долгую держат? И людей-то уж никаких не осталось с тех пор, а там все записано… 


Страница 67 из 117:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66  [67]  68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"