Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

И все это длилось какое-то незримое мгновение, потому что он, осмотрев меня, сказал спокойно и веско: 

– Здравствуйте, коли не шутите. С чем пожаловали? 

– Нужно мне инструмент один соорудить, – сказал я рвущимся голосом. – Вот посоветовали мне к вам обратиться. Возьметесь? 

– Смотря какой инструмент, – сказал он ровным голосом, но я мог дать голову в заклад, что у него дрогнула кустистая бровь. – Посмотреть надо… 

– А это пожалуйста, – и злобная веселая радость залила меня пружинистой силой. – Вот такой… 

Я протянул ему «фомку» – черную, зауженную с одного конца, с двумя короткими молниями у основания. Он молча сосредоточенно смотрел на «фомку», смотрел неподвижно, не шелохнувшись. 

– Ну что – возьметесь? Сговоримся? 

Он оторвался от «фомки», снова поднял на меня глаза, перевел взгляд на стоящую за моей спиной Лаврову и твердо сказал: 

– Значит, вы из МУРа? 

– Да! – весело подтвердил я. – Как, Степан Андреевич, есть нам о чем поговорить? 

Он усмехнулся, и на щеках его прыгнули тугие камни желваков: 

– С хорошим человеком завсегда есть о чем поговорить… 

– Например, о краже в квартире на Маяковской? 

– Правильно вести себя будешь, и об этом поговорим, – сказал он медленно, и в глазах его связанной птицей все время билась мысль – где выход? 

– Так я себя всегда правильно веду, – сказал я с придыханием. -Неправильно вел бы, к тебе, Степан Андреевич, в гости не попал бы. Понял? 

– Понял, – сказал он не спеша, спокойно. – Ты как вошел, я тебя сразу понял. Не должен был ты меня найти, да, видно, по-другому все построилось. 

И острый женский крик вдруг полоснул комнату, как ножом развалил он судорожную неторопливость нашего разговора, рванулся по углам, зазвенел в стеклах, дребезгом прошел по деталькам на столе и закатился, стих, обмяк в чуть слышное причитание: 

– Степушка, Степушка, что же натворил ты? Что же это происходит?.. 

Мельник повернул к жене тяжелую шишковатую голову, не вздрогнул, бровью не шевельнул, только глаза сощурил и сказал сердито: 

– Молчи, мать! И к нам пришло… Потом мне: 

– Моя это работа. Только милиционер в моем доме первый раз, жена ни сном, ни духом не ведала. Я все выдам сам. Можно обыск не делать? 

– Нет, – сказал я. – Нельзя. Вы позора боитесь, вам сейчас о другом думать надо. 

Он задумчиво посмотрел на меня, пожал плечами, равнодушно сказал: 

– А вообще-то, конечно, все равно. Срам фигой не прикроешь. Делайте чего хотите… 

 

Мчалось бешено время, мелькали лица, все время стоял гулкий надсадный шум, как в бане, ходили по дому милиционеры, переминались в углах понятые, под окнами стояла машина с радиотелефоном, и оттуда все время прибегал молоденький лейтенантик с телефонограммами и сообщениями, стоял треск и грохот от взламываемых половиц, простукивания стен, с лунатическим лицом ходил эксперт, осторожно двигая перед собой миноискатель, на очищенном от деталей столе светло лучились желтизной и алой эмалью лауреатские медали и ордена Полякова, золотой ключ от ворот Страсбурга обещал вход повсюду, тропической гирляндой змеилась цепь руководителя Токийского филармонического оркестра, замер в крутом развороте скрипичный платиновый ключ – награда Сиднейского музыкального общества, тускло мерцал почетный жетон победителя конкурса Изаи. Все суетились, что-то делали, и только мы с Мельником неподвижно сидели друг против друга и время от времени вяло перекидывались словами. 

– Все верну, дадут мне немного, – говорил он мне, а быть может, это он сам себя утешал таким образом, но я его не разуверял. – Первый раз это у меня, хозяину ущерба никакого, вот только милиции – хлопоты… 

Обыск заканчивался. 

Я перегнулся через стол и хрипло спросил Мельника: 

– Скрипка где? 

Он откинул голову, будто ему надо было меня внимательно рассмотреть, сказал удивленно: 

– Какая скрипка? 

– Деревянная! – сказал я. – Из черного футляра в шкафу. Куда скрипку дел? 

Мельник неторопливо покачал головой: 

– Не знаю. Не брал я скрипку. Зачем мне скрипка? Там добра без скрипки предостаточно было. А мне скрипка ни к чему – я ведь не скоморох. 

Мы посидели молча, потом я спросил его: 

– Мельник, вы прежде чем отвечать мне, подумайте… 

– А я всегда думаю, прежде чем говорить. 

– Вы кражу совершили один? 

На этот раз он точно думал, прежде чем ответить, и все-таки сказал так: 

– Один. Зачем мне компании? 

Мы снова долго молчали, и я вдруг подумал, что вся эта суета вокруг, весь этот беспорядок и нервозная толчея сильно похожи на ту обстановку, в которой мы проводили осмотр квартиры Полякова утром после кражи. 

– М-да, все возвращается на круги своя, – неожиданно для себя сказал я вслух. 

– Что? – не понял Мельник. 

– Да ничего. Дело в том, что вы мне врете, будто в одиночку кражу совершили. 

– А чего мне врать? – хмыкнул Мельник. – Это ведь кража, а не выигрыш в облигацию – все себе тащить. 

– И все-таки это так. Вам такая операция не по силам. Где скрипка? 

Мельник покачал головой: 

– Не брал я никакой скрипки… 

– Ну смотрите. 

Больше я здесь не был нужен. Теперь все пойдет накатанным, отработанным годами порядком – арестованного Мельника повезут в МУР, изъятые вещи опишут, соберут и упакуют для возвращения владельцу, имущество Мельника опечатают, следователь примет результаты оперативного розыска к производству, побегут дни и недели поиска соучастников Мельника. Скрипку «Страдивари» будут искать уже без меня. И нельзя будет даже прийти к Полякову с просьбой сыграть концерт Гаэтано Пуньяни, потому что колокола судьбы уже отгремели. Я нашел Минотавра в его гнусном лабиринте. Но не победил его – скрипки не было… 

Я подозвал Лаврову и продиктовал ей спецсообщение в Москву. 

"30октября арестован гр-н Мельник Степан Андреевич, 1908 года рождения, прож. в Мосч. обл., станция Голицыне, Огородная улица, д. 6… Мельник сознался в совершении кражи из квартиры нар. арт. СССР Л. О. Полякова и возвратил украденное имущество. Однако участие других лиц в преступлении Мельник отрицает и отказывается выдать похищенную скрипку «Страдивари», имеющую огромную материальную и культурную ценность. Предлагаю розыск продолжить. 


Страница 62 из 117:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61  [62]  63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"