Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

 

– Вы ему верите? – спросила Лаврова после того, как увели Обольникова. 

– Трудно сказать. Но это может быть правдой. 

– И я допускаю, что он говорит правду. Но… – она замерла в нерешительности. 

– Что «но»? – спросил я. 

– Я боюсь, что мы сами хотим ему найти лазейку. 

– Не понял. 

– Мы похожи на детей, разобравших из любопытства будильник. Потом собрали снова, но остались почему-то лишние детали. А часы не ходят… 

– Обольников – лишняя деталь? – ничего не выражающим голосом поинтересовался я. 

– Во всяком случае, он выпадает из той схемы, при которой часы могли бы ходить. Так как мы это себе представляем… 

– Не знаю, – покачал я головой. – Ребята, купившие магнитофон, дали словесный портрет продавца. Очень подробный. Я отрабатывал с ними сам на фотороботе. 

– Иконников? – подалась ко мне Лаврова. 

– Нет. Скорее «слесарь». А сейчас звонил Бабайцев и сказал, что пришло в адрес Филоновой на имя Иконникова письмо. 

– Что вы собираетесь делать? 

– Ждать. Сегодня Филонова отдаст письмо Иконникову. Он должен будет сделать ход… 

– А почему вы должны ждать его следующего хода? – сказала с вызовом Лаврова. 

– Потому что у меня нет другого пути. Как говорят шахматисты, нет активной игры. Комиссар не разрешил перлюстрацию. 

– Честно говоря, мне это тоже не очень нравилось. Я зло засмеялся: 

– А мне, например, доставляет огромное удовольствие чтение чужих писем. Особенно интимных, с клубничкой… Лаврова покраснела: 

– Вы напрасно обиделись. Я вовсе не это имела в виду. Просто я неправильно выразилась… 

– Я так и понял. Вот давайте подумаем над оперативными мероприятиями, которые бы вам нравились… 

Зазвонил телефон, я снял трубку и услышал голос комиссара: 

– Тихонов? Зайди ко мне. 

– Слушаюсь. 

– И захвати с собой «фомку», которую вы изъяли на месте происшествия. 

– Хорошо, – сказал я, но понять не мог никак – зачем это комиссару понадобилась -"фомка"? 

 

Он поднял голову, взглянул на меня поверх очков и молча кивнул на стул – садись. А сам по-прежнему читал какое-то уголовное дело. Читал он, наверное, давно, потому что между страниц тома лежали листочки закладок с какими-то пометками. Я сидел, смотрел, как он шевелит толстыми губами при чтении, и мне почему-то хотелось, чтобы, перелистывая страницы, он муслил палец, но комиссар палец не муслил, а только внимательно, медленно читал листы старого дела, смешно подергивая носом и почесывая карандашом висок. Время от времени он посматривал на меня поверх стекол очков быстрым косым взглядом, и мне тогда казалось, будто он знает обо мне что-то такое, чего бы я не хотел, чтобы он знал, а он все-таки узнал и вот теперь неодобрительно посматривает на меня, обдумывая, как бы сделать мне разнос повнушительней. Читал он довольно долго, потом захлопнул папку, снял с переносицы и положил на стол очки. 

– Я твой рапорт прочитал, – сказал он, будто отложил в сторону не толстый том уголовного дела, в листочек с моей докладной запиской о приходе Иконникова. – Ты как думаешь, он зачем приходил? 

И этим вопросом сразу отмел все мои сомнения. 

– Я полагаю, это была разведка боем. Комиссар усмехнулся: 

– Большая смелость нужна для разведки боем. Девять из десяти разведчиков в такой операции погибали. 

– В данном случае мне кажется, что это была храбрость отчаяния. Ужас неизвестности стал невыносим. 

– Ты же говоришь, что он умный мужик. Должен был понимать, что нового не узнает, – сказал комиссар. 

– Его новое и не интересовало. Он хотел понять, правильно ли мы ищем. 

– Всякая информация – это уже новое. 

– Да, – согласился я. – То письмо, что вы получили, похоже, настоящее. 

Я подробно рассказал о звонке Бабайцева. Заканчивая, спросил: 

– Ваша точка зрения неизменна? Комиссар кивнул: 

– Так точно. Может быть, это действительно депеша, о которой сообщалось в анонимке. А если это приглашение в гости – тогда как? Извинимся? Так тебе, по существу, уже один раз пришлось перед ним извиняться. Не надо перебарщивать по этой части. 

– Но я не вижу другого выхода, – развел я руками. – Если отпадает Обольников, а против Иконникова мы не имеем прямых доказательств, то… 

– То что? 

– Остается неуловимый «слесарь». Но искать его по словесному портрету мы можем года два. Или три. И на скрипке придется поставить крест. 

Комиссар пригладил ладонью свои белесые волосы, надел очки и посмотрел на меня поверх стекол. 

– Есть такая детская игра «сыщик, ищи вора». Пишут на бумажечках -"царь", «сыщик», «палач», «вор» – подкидывают их вверх, и кому что достается, тот и должен это выполнять. Самая непыльная работа у царя. А сыщик должен угадать вора. Ну а если ошибется и ткнет пальцем в другого, то ему самому вместо вора палач вкатывает горячих и холодных. Знаешь такую игру? 

– Знаю, – сказал я. – Но там роль каждому подбирает случай. Как повезет… 

– Вот именно. Ты-то здесь служишь не случайно. И, пожалуйста, не делай себе поблажек. 

– Я не делаю себе поблажек, – сказал я, сдерживая раздражение. – Но я продумал уже все возможные комбинации и ничего придумать не могу… 

– Все? – удивился комиссар, весело, ехидно удивился он. – Все возможные варианты даже Келдыш на своих счетных машинах не может продумать… 

– Ну а я не Келдыш и машин нет у меня. Два полушария, и то не больно могучих, – сказал я и увидел, что комиссар с усмешкой смотрит на «фомку», которую я держу в руках. Чувство ужасного, унизительного бессилия охватило меня, досады на ленивую нерасторопность мозга нашего, слабость его и косность. Я смотрел в глаза комиссара – бесцветные серо-зеленые глазки, с редкими белесыми ресничками на тяжелых набрякших веках, ехидные, умные глаза, веселые и злые, и понимал, что «фомка», которую я держу в руках, -ключ, отмычка к делу, и не мог найти в нем щелки, куда можно было бы подсунуть зауженный наконечник «фомки», черной закаленной железяки с клеймом – двумя короткими давлеными молниями. 


Страница 54 из 117:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53  [54]  55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"