Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Обольников вскочил, дернул себя за ворот, дернул аккуратно, чтобы не оторвать пуговицу – в камере-то прохладно, крикнул со слезой: 

– Бейте! Дойдут мои слезные просьбы до властей справедливых! Не поздоровится вам за угрозы побойные! Вам это битье еще боком выйдет!.. 

– Сядьте, Обольников, – сказал я тихо. – Вы неэкономно расходуете силы. Поберегите этот заряд для жалоб. И напишите там так же, это будет чистая правда: я с удовольствием выпорол бы вас собственноручно. И сек бы до тех пор, пока не услышал в ваших воплях глас искреннего раскаяния. Ей-богу, нельзя жить таким оголтелым негодяем. 

– И за оскорбления моей личности тоже ответите! – крикнул снова Обольников, тонко, с бессильной злой хрипотцой. 

Зазвонил телефон. Я снял трубку – вызывали из дежурной части. Обольников что-то говорил, размахивая руками, но я не слышал его, будто оглох от орудийного разрыва. 

В радиомастерской на станции Немчиновка обнаружили магнитофон, украденный из квартиры Полякова… 

 

На стеклянной двери радиомастерской висела табличка: «Закрыто на учет». Мы вошли, и я увидел, что инспектор 4-го отдела УБХСС Севастьянов, сидя верхом на стуле, ведет неторопливую беседу с приемщиком. 

Приемщик, юркий, веселый парень, ухмылялся. И Севастьянов тоже благодушествовал. Только бутылочки с закуской не хватало им – такая у них протекала душевная дружеская беседа, так все было непринужденно, спокойно, разбавлено юмором и беззаботностью. Но бутылочки не было, а стоял вместо нее на столе портативный кассетный магнитофон, и надо прямо сказать, что приемщику сильно не повезло, когда он попал в мягкие объятия Севастьянова. Года три назад мы совместно раскручивали дело об убийстве председателя артели, совершенно запутавшегося в грязных махинациях, и должен заметить, что хватка у Севастьянова просто бульдожья – мягко так, ласково, с шуточкамии прибаутками он так прижал тех жуликов, что они вынуждены были в конце концов признаться во всем. 

Увидев меня, Севастьянов сказал: 

– А-а, вот и главный наш прибыл! 

Я поздоровался и сел в кресло у стойки. 

– Вот, товарищ начальник, решил с вами посоветоваться, как быть. Дело-то пустяковое, но все-таки… 

Никакой я ему не начальник – он вовсе в другом управлении работает, причем в той же должности, капитан, – так же, как и я, но раз он ведет такую линию, значит и мне следует ему поддакивать. 

– Обнаружил я у приемщика товарища Комова бесквитанционку. Не выписал он, значит, квитанцию и наряд на ремонт магнитофончика… 

– Да бросьте вы, товарищ инспектор, шум из-за ерунды поднимать, -перебил его Комов. – Какая это бесквитанционка? Ну, приятель зашел, предохранитель ему надо сменить. Что я с него, восемь копеек получать буду? Давайте я сам за него в кассу их внесу и оформлю заказ, если уж на то дело пошло! 

Севастьянов сказал нравоучительно: 

– Дружба дружбой, а денежки врозь. Особенно если они через госкассу проходят. Один – восемь копеек, другой – восемь рублей, а третий… 

– Что третий? – спросил Комов. – Вы же, кроме этого «Филипса», не нашли ничего. Так зачем обобщать? Вот и давайте говорить про восемь копеек. Хотя, честно говоря, про восемь копеек и говорить-то совестно… 

– Вот видите, Комов, какой вы совестливый да широкий человек. Не то что мы – копеечные душонки, крохоборы, – засмеялся Севастьянов. – Только как мне в невежестве моем техническом знать – восемь копеек или восемь рублей? 

Комов быстро зыркнул по нему острым глазом, небрежно бросил: 

– А вы проверьте…. 

– Так я ведь не понимаю в этом ничего, – развел Севастьянов руками. 

– Тогда и говорить на людей зря не надо, – серьезно сказал Комов. 

Севастьянов, прищурившись, посмотрел на него, и я понял, что его тихо веселила гоношня этого парнишки. Он сказал мне: 

– Станислав Павлович, вы-то наверняка в этой технике разбираетесь. Поглядите, там что, действительно только предохранитель сгорел? 

Взгляд Комова метнулся мне в лицо, как удар, я ощутил, как его взгляд давит на меня, спрашивает, волнуется, боится. И пока он смотрел на меня, в это короткое мгновение Севастьянов быстро, еле заметно подмигнул мне. Я взял в руки магнитофон, маленький, элегантный, в белом пластмассовом футляре. На задней стенке была прикреплена табличка – фирменный знак с давленым номером: НВ-182-974. Это был, несомненно, магнитофон Полякова. Первая встретившаяся нам вещь из всего похищенного. 

Я подержал магнитофон в руках, поставил его на прилавок, подвинул к Комову: 

– Открывайте крышку, посмотрим… 

Вся штука в том, что мне в магнитофон или в синхрофазотрон смотреть можно с одинаковым успехом. Я по этому делу – ни бум-бум. Но ведь Севастьянов что-то имел в виду, предлагая мне смотреть в непостижимое для меня переплетение проводков, конденсаторов и сопротивлений. И когда крышка со щелчком соскочила с пружин, я вспомнил, Вспомнил! Я ведь сам составлял ориентировку для розыска вещей… 

Мельком заглянул в нутро магнитофона, положил на него руку и сказал Комову: 

– Так что, только сопротивление сгорело? Он нервно дернул плечом: 

– Не знаю. Он говорил только про сопротивление. Я еще сам не смотрел. 

– Бьюсь об заклад, что в этом магнитофоне сгорел мотор! – сказал я с вызовом. – И вы собирались перемотать моторчик. 

– Ничего я не собирался перематывать, – уныло сказал Комов, и даже блеск его золотой коронки сильно потускнел. – Попросил взглянуть приятель. Я и оставил до вечера… 

– Значит, вечером зайдет приятель? – спросил я. 

– Ну, может, сегодня вечером, а может, завтра утром. Срочности-то никакой в этом нет. 

– А как зовут приятеля? – подал голос молчавший до этого Севастьянов. – Где живет приятель? Чем занимается? Как говорится, паспортные данные… 

– Не знаю, – сгоряча ответил Комов. 

– Вот это да! – удивился Севастьянов. – Как приятеля зовут, не знаете? 

– Да нет, как зовут знаю. Коля его зовут, а больше ничего не знаю. 


Страница 46 из 117:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45  [46]  47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"