Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

– Чем вы объясняете неприязнь Иконникова к Полякову? 

– Это в двух словах не скажешь. Но мне думается, что причина – в крахе жизненной концепции Иконникова. 

– При чем же здесь Поляков? 

– При том, что это было столкновение двух мировоззрений. Поляков несет свои обязанности, чтобы служить музыке и людям, а Иконников добивался прав, чтобы музыка и люди служили ему. А поскольку с жизнью не поспоришь, то Иконников свел эту проблему к спору с конкретной личностью. 

– У них были и прямые столкновения? 

– Насколько я знаю, нет. Но их взаимоотношения испортились давно, еще во время войны. 

– А что послужило причиной? 

Она задумалась, и мне показалось, что ей не хочется говорить об этом, но она махнула рукой и сказала: 

– Я, конечно, не стала бы говорить об этом сейчас снова после стольких лет. Но я расскажу вам эту историю с одной-единственной целью: чтобы вы поняли, что Иконников не имеет никакого отношения к краже скрипки. Он слабый и трусливый человек, и поняла я это, когда ему с Поляковым предложили выступить с концертом в осажденном Ленинграде. Я помню, что он впал тогда в ужас. Это была просто истерика. Он привык ко мне, как к вещи домашнего пользования, и потому даже не стеснялся меня. Его охватила такая паника, что он плакал ночью… 

– Но почему? – искренне удивился я. Она снисходительно посмотрела на меня: 

– Вам было тогда пять лет, и сейчас это трудно представить – что такое Ленинград зимой сорок третьего года. 

– И что сказал Иконников? 

– Мне? Он положил трубку на рычаг после этого звонка и сказал: все, мне пришел конец, они хотят меня угробить. 

– Он отказался ехать? 

– Нет, он дал согласие. Но всю ночь метался по квартире и кричал: «Я не умею плавать!..» «Каждая десятая машина на озере проваливается под лед!», – истерически кричал он мне, когда я пыталась его успокоить. К утру у него началась лихорадка… 

– А Поляков? 

– Левушка уехал один. 

– Они не ссорились перед отъездом? 

Яблонская засмеялась, и я увидел, что в глазах ее стоят слезы: 

– Левушка – ребенок. Он перед отъездом носился как угорелый по всей Москве и достал за какие-то сумасшедшие деньги Павлу сульфидин. Тогда его было невозможно добыть нигде… 

Она отвернулась, раскрыла сумку, достала платок, провела им по глазам движением быстрым, еле уловимым. 

– С Левушкой поехал наш общий приятель – администратор Марк Соломонович Прицкер. Он рассказывал мне, что перед началом Ледовой дороги Лева попросил остановить машину и накачать запасную шину… 

– Камеру? 

– Ну да, камеру, наверное, не знаю, как это называется. То, что надевают на колесо. Достал две басовые струны, привязал к камере футляр со «Страдивариусом» и положил это сооружение в кузов едущего за их «эмкой» грузовика. «Кто знает, что может случиться на такой дороге, – сказал он Прицкеру. – А так я буду спокоен за инструмент – его наверняка подберут из воды…» 

Она уже не скрывала катившихся из глаз крупных горошин слез и только пыталась улыбнуться, но улыбка получалась у нее застенчивая, робкая, как будто ей сейчас не шестьдесят, а снова двадцать. 

– Вот видите, что с нами делает память, – сказала она. – Я-то думала, что все это давно уже умерло, засохло, пропало… Помолчала и добавила: 

– Главный выбор в жизни доводится сделать один раз. И очень часто мы делаем ошибку, потому что есть только два решения: «да» и «нет». Середины не дано… 

И я понял, что за этим глубоко лежит еще один пласт их отношений, куда мне не было ходу, да и, судя по всему, не касалось меня это, потому что говорила она сейчас не только об Иконникове, но и о себе тоже, и Поляков был где-то Между ними, но выбор был сделан давно, и ничего здесь уже не изменится, потому что никто не выбирает себе мужейпо степени их гениальности, а слияние таланта и характера – такая же иллюзия, как сомкнувшиеся у горизонта рельсы… 

 

Глава 9 

Горький дым страха 

Весной 1667 года в Кремону прикатил роскошный дормез, запряженный четверкой сытых белых лошадей. На лакированной дверце кареты сияли вензеля и гербы – лорд Каннинг прибыл к мастеру Амати за заказом Карла II. Виолончель, альт и две скрипки – малый ансамбль – были упакованы. Лорд Каннинг, не скрывая, что он только исполнитель чужой воли в этой глупой затее, выстроил на столе длинный ряд аккуратных столбиков из тускло светящихся соверенов, вручил Амати благодарственный рескрипт короля, отказался от праздничной трапезы и укатил на юг, в Геную, где его уже дожидался сорокапушечный фрегат «Эмпайр» – король не хотел доверять такую уникальную коллекцию инструментов великого мастера превратностям неспокойных дорог Европы, раздираемой войнами, смутами и бунтами. 

Амати и Страдивари стояли у окна, глядя, как оседает на дороге белая пыль из-под высоких колес кареты. Алебардщики на заставе лениво приподняли древки, слабо загромыхал настил на мосту, и яркий экипаж исчез из виду. Амати сказал: 

– Ну что ж, сынок, и тебе пора собираться в путь… 

– Вы гоните меня, учитель? – удивленно спросил Антонио. 

Амати грустно засмеялся, покачал головой. 

– Когда ты был слеп, я был твоим поводырем в краях неведомого. Теперь ты прозрел, и моя спина загораживает тебе солнце… 

Страдивари хотел что-то возразить, но Амати поднял руку: 

– Не перебивай меня, сынок, и не спорь со мной. Эти монеты, – он кивнул на ровные золотые столбики, – дадут тебе возможность купить дом и открыть мастерскую. Тебе надо жениться, иметь верную подругу и добрых детей. У гения мало времени, он не может бродить по свету в поисках любви, ибо творит любовь руками своими для всех. 

– Но мне не полагается никакой платы, – растерянно сказал Страдивари. – Ваша наука – плата за мой труд. 

Амати отмахнулся: 

– Мастера не могут расплачиваться деньгами между собой. Деньги -ничто в сравнении с тем, что дают они друг другу. Ты расцвел яркой ветвью на усыхающем древе жизни моей, и не нам решать – кто из нас больше обязан… 


Страница 44 из 117:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43  [44]  45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"