Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

– Кто он по происхождению, этот Никодимов? – поинтересовался я. 

Долгов усмехнулся, его синие запекшиеся губы чуть раздвинулись. 

– Из духовных. Его отец был дьячок где-то в станице на Кубани. Потом лишили его папашу духовного звания святого, или как там это у них называется – обворовал он церковную кружку. Это мне сам Никодимов на допросе рассказал. Э, чего говорить – там, где было болото, беспременно вода вновь натечет… 

 

День был солнечный, яркий, морозный. Толстыми гроздьями висел на деревьях иней, он облепил плотно решетку Летнего сада, на Марсовом поле полыхал, стелился желтый язык Вечного огня в каменной чаше, скакал в своем неостановимом порыве позеленевший от окиси Медный всадник, и все вокруг было очень покойно, мирно, тихо. Белым-бело было все вокруг… 

– В управление? – спросил Леонидов. 

– Нет. В гостиницу «Европейская». 

– Зачем? – удивился Леонидов. 

– Хочу посмотреть, как там проживал мой друг Белаш. 

– Так мы же вроде договорились, что он свое московское алиби доказал? 

– Нет, – сказал я упрямо. – Не договорились. Это я просто спорить не стал. А насчет алиби сомневаюсь. 

– Тогда объясни хотя бы, – недовольно сказал Леонидов. 

– Так мне и объяснять нечего. Я только думаю, что если бы он хотел продемонстрировать свое алиби, то не стал бы ложиться спать спозаранку… 

– Во-первых, не такой уж спозаранок, время для него, чтобы спать, вполне подходящее. 

– Это для тебя, – желчно сказал я. – Для человека, уставшего после трудового дня и совсем не заботящегося о том, чтобы зафиксировать свое алиби… 

– Ну, устал-то он не меньше меня. И потом – что же ему было делать для этого? – засмеялся Леонидов. – В милиции зарегистрироваться, что ли? 

– Хотя бы, – серьезно ответил я. – Ты ведь не знаешь этого парня, а я думаю, что если бы ему надо было подчеркнуть свое алиби, то он скорее всего слегка нахулиганил бы, чтобы попасть в милицию и на мой вопрос, конфузясь и стыдясь, протянуть справку из милиции. Вот так! 

– Ну а если серьезно? – сказал Леонидов. 

– А если серьезно, то Белаша с вечера и до восьми утра никто не видел и подтвердить его алиби не может. Вот это для меня серьезно. 

Уезжая из гостиницы, я был твердо уверен, что Белаш мог выйти чз номера незаметно для дежурного. Его номер находился в середине очень длинного коридора с двумя поворотами, причем за вторым поворотом была лестница, выходящая в ресторан на первом этаже. Но, к сожалению, мою уверенность нельзя было рассматривать как мало-мальски серьезное доказательство, а это предрешало все остальное: моя поездка в Ленинград выглядела, по существу, безрезультатной. Я попросил Леонидова заказать мне билет на вечерний поезд в Москву. Он отправился в дежурную часть, а я сел за стол, открыл оставленную им папку с материалами по нашим запросам и стал листать протоколы допросов и справки. Вот допрос народного артиста Евгения Константиновича Преображенского: "Г. П. Белаша знаю с наилучшей стороны… безусловно честный… добросовестный… исключительно даровитый мастер… Да, в этот день он провел у нас время с обеда до позднего вечера… Заказал такси и уехал в гостиницу… Без четверти одиннадцать позвонил из номера и поблагодарил за гостеприимство… Очень любезный и внимательный человек… Точное время запомнил потому, что через несколько минут по радио должна была начаться трансляция записи 7-й симфонии Шостаковича под моим управлением… Да, Белаш именно об этом говорил… Он сказал приблизительно следующее: «Сейчас ложусьв постель и буду наслаждаться музыкой со всеми удобствами…» 

Без четверти одиннадцать Белаш говорил из номера с Преображенским. Значит, на последний самолет он никак не поспевал. Последний ТУ вылетает в 22.50. Погоди, погоди! А не является это вот тем подчеркнутым алиби? 

Вошел в комнату вечно улыбающийся Леонидов и сказал: 

– Твой поезд убывает без пяти двенадцать ночи. Билет в воинской кассе. 

– Спасибо, старик Слушай, а ты не интересовался составом последнего авиарейса? 

Леонидов ухмыльнулся еще шире: 

– Представь себе, интересовался. Пассажира по фамилии Белаш на значится. 

– Хм, может быть, я ломлюсь в открытую дверь? У тебя телефон центральной диспетчерской такси есть? 

– Есть. А зачем? 

– Я хочу узнать точно, когда он приехал от Преображенского. Там в журнале заказов регистрируют время подачи машины. 

– Пожалуйста, – Леонидов придвинул к себе аппарат, набрал номер и бойким голосом сказал: – Алле, алле, диспетчерская служба такси? Девушка, с вами говорят из уголовного розыска города. Здравствуйте. Нам тут справочка одна понадобилась, вот я передаю товарищу трубку, вы его проинформируйте, пожалуйста. Я услышал мягкий девичийголос с украинским выговором: 

– Слушаю вас, товарищ… 

– Я вас попрошу посмотреть журнал заказов за 15 октября… 

– Подождите минутку. – Я слушал, как она ровно и спокойно дышала в трубку, шелестели страницы, где-то там у нее, далеко спросил девичий голос: «Окся, ужинать пойдем?», и она ответила в сторону от микрофона: «Постой, сейчас отвечу и пойдем», и еле слышно пробивался в провод чей-то чужой разговор, потом она сказала: – Открыла за пятнадцатое. 

– Заказ был сделан около двадцати часов по телефону А1-26-75. 

– Сейчас посмотрим, – сказала девушка, и снова шелестели страницы, и снова я услышал голос: «Окся, ну ты скоро?», потом она сказала своим мягким, просто меховым голосом: – От, нашла… 

– Так читайте, – сказал я нетерпеливо. 

– Заказ принят по телефону А1-26-75 в 20.36. Машина номер 66-52 выслана в 21.45. Уведомление о выходе машины по телефону сделано… 

Я записывал на листе бумаги и вдруг увидел, что это обратная сторона протокола допроса Преображенского и прямо под моей запиской в анкетной части протокола четкимкаллиграфическим почерком Леонидова написано: «Дом. адрес – Литейный проспект, дом 18, кв. 45». 

Диспетчер, удивленная моим молчанием, сказала в микрофон: 

– Алло, алло! – Получилось у нее – «халло», «халло». 


Страница 104 из 117:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103  [104]  105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"