Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

— Переживете, — сказал я. — Однажды я видел несколько сот англичан, отравленных газом. И пережил это… 

Я пожал руку Джорджи и пошел к себе. Было темно. Прежде чем включить свет, я невольно посмотрел в окно. Потом прислушался. Пат спала. Я подошел к шкафу, достал коньяк и налил себе рюмку. Это был добрый коньяк, и хорошо, что он оказался у меня. Я поставил бутылку на стол. В последний раз из нее угощался Хаосе. Я подумал, что, пожалуй, не следовало оставлять его одного. Я был подавлен, но не мог упрекнуть себя ни в чем. Чего я только не видел в жизни, чего только не пережил! И я знал: можно упрекать себя за всё, что делаешь, или вообще не упрекать себя ни в чем. К несчастью для Хассе, всё стряслось в воскресенье. Случись это в будний день, он пошел бы на службу, и можетбыть всё бы обошлось. 

Я выпил еще коньяку. Не имело смысла думать об этом. Да и какой человек знает, что ему предстоит? Разве хоть кто-нибудь может знать, не покажется ли ему со временем счастливым тот, кого он сегодня жалеет. 

Я услышал, как Пат зашевелилась, и пошел к ней. Она лежала с открытыми глазами. 

— Что со мной творится, Робби, с ума можно сойти! — сказала она. — Опять я спала как убитая. 

— Так это ведь хорошо, — ответил я. 

— Нет, — она облокотилась на подушку. — Я не хочу, столько спать. 

— Почему же нет? Иногда мне хочется уснуть и проспать ровно пятьдесят лет. 

— И состариться на столько же? 

— Не знаю. Это можно сказать только потом. 

— Ты огорчен чем-нибудь? 

— Нет, — сказал я. — Напротив. Я как раз решил, что мы оденемся, пойдем куда-нибудь и роскошно поужинаем. Будем есть всё, что ты любишь. И немножко выпьем. — Очень хорошо, — ответила она. — Это тоже пойдет в счет нашего великого банкротства? 

— Да, — сказал я. — Конечно. 

XXI 

В середине октября Жаффе вызвал меня к себе. Было десять часов утра, но небо хмурилось и в клинике еще горел электрический свет. Смешиваясь с тусклым отблеском утра, он казался болезненно ярким, Жаффе сидел один в своем большом кабинете. Когда я вошел, он поднял поблескивающую лысиной голову и угрюмо кивнул в сторону большого окна, по которому хлестал дождь: 

— Как вам нравится эта чертова погода? 

Я пожал плечами: 

— Будем надеяться, что она скоро кончится. 

— Она не кончится. 

Он посмотрел на меня и ничего не сказал. Потом взял карандаш, постучал им по письменному столу и положил на место. 

— Я догадываюсь, зачем вы меня позвали, — сказал я. 

Жаффе буркнул что-то невнятное. 

Я подождал немного. Потом сказал: 

— Пат, видимо, уже должна уехать… 

— Да… 

Жаффе мрачно смотрел на стол. 

— Я рассчитывал на конец октября. Но при такой погоде… — Он опять взял серебряный карандаш. 

Порыв ветра с треском швырнул дождевые струи в окно. Звук напоминал отдаленную пулеметную стрельбу. 

— Когда же, по-вашему, она должна поехать? — спросил я. 

Он взглянул на меня вдруг снизу вверх ясным открытым взглядом. 

— Завтра, — сказал он. 

На секунду мне показалось, что почва уходит у меня из-под ног. Воздух был как вата и липнул к легким. Потом это ощущение прошло, и я спросил, насколько мог спокойно, каким-то далеким голосом, словно спрашивал кто-то другой: — Разве ее состояние так резко ухудшилось? 

Жаффе решительно покачал головой и встал. 

— Если бы оно резко ухудшилось, она вообще не смогла бы поехать, — заявил он хмуро. — Просто ей лучше уехать. В такую погоду она всё время в опасности. Всякие простуды и тому подобное… 

Он взял несколько писем со стола. 

— Я уже всё подготовил. Вам остается только выехать. Главного врача санатория я знал еще в бытность мою студентом. Очень дельный человек. Я подробно сообщил ему обо всем. 

Жаффе дал мне письма. Я взял их, но не спрятал в карман. Он посмотрел на меня, встал и положил мне руку на плечо. Его рука была легка, как крыло птицы, я почти не ощущал ее. 

— Тяжело, — сказал он тихим, изменившимся голосом. — Знаю… Поэтому я и оттягивал отъезд, пока было возможно. 

— Не тяжело… — возразил я. 

Он махнул рукой: 

— Оставьте, пожалуйста… 

— Нет, — сказал я, — не в этом смысле… Я хотел бы знать только одно: она вернется? 

Жаффе ответил не сразу. Его темные узкие глаза блестели в мутном желтоватом свете. 

— Зачем вам это знать сейчас? — спросил он наконец. 

— Потому что если не вернется, так лучше пусть не едет, — сказал я. 

Он быстро взглянул на меня: 

— Что это вы такое говорите? 

— Тогда будет лучше, чтобы она осталась. 

Он посмотрел на меня. 

— А понимаете ли вы, к чему это неминуемо приведет? — спросил он тихо и резко. 

— Да, — сказал я. — Это приведет к тому, что она умрет, но не в одиночестве. А что это значит, я тоже знаю. 

Жаффе поднял плечи, словно его знобило. Потом он медленно подошел к окну и постоял возле него, глядя на дождь. Когда он повернулся ко мне, лицо его было как маска. 

— Сколько вам лет? — спросил он. — Тридцать, — ответил я, не понимая, чего он хочет. 

— Тридцать, — повторил он странным тоном, будто разговаривал сам с собой и не понимал меня. — Тридцать, боже мой! — Он подошел к письменному столу и остановился. Рядом с огромным и блестящим столом он казался маленьким и как бы отсутствующим. — Мне скоро шестьдесят, — сказал он, не глядя на меня, — но я бы так не мог. Я испробовал бы всё снова и снова, даже если бы знал точно, что это бесцельно. 

Я молчал. Жаффе застыл на месте. Казалось, он забыл обо всем, что происходит вокруг. Потом он словно очнулся и маска сошла с его лица. Он улыбнулся: 

— Я определенно считаю, что в горах она хорошо перенесет зиму. 

— Только зиму? — спросил я. 

— Надеюсь, весной она сможет снова спуститься вниз. 

— Надеяться… — сказал я. — Что значит надеяться? 

— Всё вам скажи! — ответил Жаффе. — Всегда и всё. Я не могу сказать теперь больше. Мало ли что может быть. Посмотрим, как она будет себя чувствовать наверху. Но я твердо надеюсь, что весной она сможет вернуться. 

— Твердо? 

— Да. — Он обошел стол и так сильно ударил нотой по выдвинутому ящику, что зазвенели стаканы. — Черт возьми, поймите же, дорогой, мне и самому тяжело, что она должна уехать! — пробормотал он. 


Страница 92 из 127:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91  [92]  93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"