Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

— Смеяться? — удивилась она. 

— Ну да, потому что я всё время говорю: я хочу. Ведь в конце концов и ты должна хотеть. 

Она подняла глаза: 

— Тебе известно, что ты изменился, Робби? 

— Нет. 

— Правда, изменился. Это видно из твоих же слов. Ты хочешь. Ты уже не спрашиваешь. Ты просто хочешь. 

— Ну, это еще не такая большая перемена. Как бы сильно я ни желал чего-то, ты всегда можешь сказать "нет". 

Она вдруг наклонилась ко мне. 

— Почему же я должна сказать «нет», Робби? — приговорила она очень теплым и нежным голосом. — Ведь и я хочу того же… 

Растерявшись, я обнял ее за плечи. Ее волосы коснулись моего лица. 

— Это правда, Пат? — Ну конечно, дорогой. 

— Проклятие, — сказал я, — а я представлял себе всё эю гораздо сложнее. 

Она покачала головой. 

— Ведь всё зависит только от тебя, Робби… 

— Я и сам почти так думаю, — удивленно сказал я. Она обняла мою голову: 

— Иногда бывает очень приятно, когда можно ни о чем не думать. Не делать всё самой. Когда можно опереться. Ах, дорогой мой, всё, собственно, довольно легко, — не надотолько самим усложнять себе жизнь! 

На мгновение я стиснул зубы. Услышать от нее такое! Потом я сказал: 

— Правильно, Пат. Правильно! 

И совсем это не было правильно. 

Мы постояли еще немного у окна. 

— Все твои вещи перевезем сюда, — сказал я. — Чтобы у тебя здесь было всё. Даже заведем чайный столик на колесах. Фрида научится обращаться с ним. 

— Есть у нас такой столик, милый. Он мой. 

— Тем лучше. Тогда я завтра начну тренировать Фриду. 

Она прислонила голову к моему плечу. Я почувствовал, что она устала. 

— Проводить тебя домой? — спросил я. 

— Погоди. Полежу еще минутку. 

Она лежала спокойно на кровати, не разговаривая, будто спала. Но ее глаза были открыты, и иногда я улавливал в них отблеск огней рекламы, бесшумно скользивших по стенам и потолку, как северное сияние. На улице всё замерло. За стеной время от времени слышался шорох, — Хассе бродил по комнате среди остатков своих надежд, своего брака и, вероятно, всей своей жизни. 

— Ты бы осталась здесь, — сказал я. Она привстала: 

— Сегодня нет, милый… 

— Мне бы очень хотелось, чтобы ты осталась… 

— Завтра… 

Она встала и тихо прошлась по темной комнате. Я вспомнил день, когда она впервые осталась у меня, когда в сером свете занимающегося дня она точно так же прошлась по комнате, чтобы одеться. Не знаю почему, но в этом было что-то поразительно естественное и трогательное, — какой-то отзвук далекого прошлого, погребенного под обломками времени, молчаливое подчинение закону, которого уже никто не помнит. Она вернулась из темноты и прикоснулась ладонями к моему лицу: 

— Хорошо мне было у тебя, милый. Очень хорошо. Я так рада, что ты есть. 

Я ничего не ответил. Я не мог ничего ответить. 

x x x 

Я проводил ее домой и снова пошел в бар. Там я застал Кестера. 

— Садись, — сказал он. — Как поживаешь? 

— Не особенно, Отто. 

— Выпьешь чего-нибудь? 

— Если мне начать пить, придется выпить много. Этого я не хочу. Обойдется. Но я мог бы заняться чемнибудь другим. Готтфрид сейчас работает на такси? 

— Нет. 

— Ладно. Тогда я поезжу несколько часов. 

— Я пойду с тобой в гараж, — сказал Кестер. 

Простившись с Отто, я сел в машину и направился к стоянке. Впереди меня уже были две машины. Потом подъехали Густав и актер Томми. Оба передних такси ушли, вскоре нашелся пассажир и для меня. Молодая девушка просила отвезти ее в «Винету», модную танцульку с телефонами на столиках, с пневматической почтой и тому подобными атрибутами, рассчитанными на провинциалов. «Винета» находилась в стороне от других ночных кафе, в темном переулке. 

Мы остановились. Девушка порылась в сумочке и протянула мне бумажку в пятьдесят марок. Я пожал плечами: 

— К сожалению, не могу разменять. 

Подошел швейцар. 

— Сколько я вам должна? — спросила девушка. 

— Одну марку семьдесят пфеннигов. 

Она обратилась к швейцару: 

— Вы не можете заплатить за меня? Я рассчитаюсь с вами у кассы. 

Швейцар распахнул дверцу машины и проводил девушку к кассе. Потом он вернулся: 

— Вот… Я пересчитал деньги: 

— Здесь марка пятьдесят… 

— Не болтай попусту… зелен еще… Двадцать пфеннигов полагается швейцару за то, что вернулся. Такая такса! Сматывайся! 

Были рестораны, где швейцару давали чаевые, но юлько если он приводил пассажира, а не когда ты сам привозил ему гостя. 

— Я еще недостаточно зелен для этого, — сказал я, — мне причитается марка семьдесят. 

— А в морду не хочешь?.. Ну-ка, парень, сматывайся отсюда. Здешние порядки я знаю лучше тебя. 

Мне было наплевать на двадцать пфеннигов. Но я не хотел, чтобы он обдурил меня. 

— Брось трепаться и отдавай остаток, — сказал я. Швейцар нанес удар мгновенно, — уклониться, сидя за рулем, было невозможно, я даже не успел прикрыться рукой и стукнулся головой о рулевое колесо. Потом в оцепенении выпрямился. Голова гудела, как барабан, из носа текла кровь. Швейцар стоял передо мной: 

— Хочешь еще раз, жалкий труп утопленника? Я сразу оценил свои шансы. Ничего нельзя было сделать. Этот тип был сильнее меня. Чтобы ответить ему, я должен был действовать неожиданно. Бить из машины я не мог — удар не имел бы силы. А пока я выбрался бы на тротуар, он трижды успел бы повалить меня. Я посмотрел на него. Он дышал мне в лицо пивным перегаром: 

— Еще удар, и твоя жена — вдова. 

Я смотрел на него, не шевелясь, уставившись в это широкое, здоровое лицо. Я пожирал его глазами, видел, куда надо бить, бешенство сковало меня, словно лед. Я сидел неподвижно, видел его лицо слишком близко, слишком отчетливо, как сквозь увеличительное стекло, каждый волосок щетины, красную, обветренную, пористую кожу… 

Сверкнула каска полицейского. 

— Что здесь случилось? 

Швейцар услужливо вытянулся: 

— Ничего, господин полицейский. 

Он посмотрел на меня. 

— Ничего, — сказал я. 

Он переводил взгляд с швейцара на меня: 

— Но ведь вы в крови. 


Страница 73 из 127:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72  [73]  74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"