Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

— Скажи, Робби, — спросила Пат немного погодя, — что это за цветы, там, у ручья? 

— Анемоны, — ответил я, не посмотрев. 

— Ну, что ты говоришь, дорогой! Совсем это не анемоны. Анемоны гораздо меньше; кроме того, они цветут только весной. 

— Правильно, — сказал я. — Это кардамины. 

Она покачала головой. 

— Я знаю кардамины. У них совсем другой вид. 

— Тогда это цикута. 

— Что ты, Робби! Цикута белая, а не красная. 

— Тогда не знаю. До сих пор я обходился этими тремя названиями, когда меня спрашивали. Одному из них всегда верили. 

Она рассмеялась. 

— Жаль. Если бы я это знала, я удовлетворилась бы анемонами. 

— Цикута! — сказал я. — С цикутой я добился большинства побед. 

Она привстала: 

— Вот это весело! И часто тебя расспрашивали? 

— Не слишком часто. И при совершенно других обстоятельствах. 

Она уперлась ладонями в землю: 

— А ведь, собственно говоря, очень стыдно ходить по земле и почти ничего не знать о ней. Даже нескольких названий цветов и тех не знаешь. 

— Не расстраивайся, — сказал я, — гораздо более позорно, что мы вообще не знаем, зачем околачиваемся па земле. И тут несколько лишних названий ничего не изменят. 

— Это только слова! Мне кажется, ты просто ленив. 

Я повернулся: 

— Конечно. Но насчет лени еще далеко не всё ясно. Она — начало всякого счастья и конец всяческой философии. Полежим еще немного рядом Человек слишком мало лежит. Он вечно стоит или сидит Это вредно для нормального биологического самочувствия. Только когда лежишь, полностью примиряешься с самим собой. 

Послышался звук мотора, и вскоре мимо нас промчалась машина. 

— Маленький мерседес, — заметил я, не оборачиваясь. — Четырехцилиндровый. 

— Вот еще один, — сказала Пат. 

— Да, слышу. Рено. У него радиатор как свиное рыло? 

— Да. 

— Значит, рено. А теперь слушай: вот идет настоящая машина! Лянчия! Она наверняка догонит и мерседес и рено, как волк пару ягнят. Ты только послушай, как работает мотор! Как орган! 

Машина пронеслась мимо. 

— Тут ты, видно, знаешь больше трех названий! — сказала Пат. 

— Конечно. Здесь уж я не ошибусь. 

Она рассмеялась: 

— Так это как же — грустно или нет? 

— Совсем не грустно. Вполне естественно. Хорошая машина иной раз приятней, чем двадцать цветущих лугов. 

— Черствое дитя двадцатого века! Ты, вероятно, совсем не сентиментален… 

— Отчего же? Как видишь, насчет машин я сентиментален. 

Она посмотрела на меня. 

— И я тоже, — сказала она. 

x x x 

В ельнике закуковала кукушка. Пат начала считать. 

— Зачем ты это делаешь? — спросил я. 

— А разве ты не знаешь? Сколько раз она прокукует — столько лет еще проживешь. 

— Ах да, помню. Но тут есть еще одна примета. Когда слышишь кукушку, надо встряхнуть свои деньги. Тогда их станет больше. 

Я достал из кармана мелочь и подкинул ее на ладони. 

— Вот это ты! — сказала Пат и засмеялась. — Я хочу жить, а ты хочешь денег. 

— Чтобы жить! — возразил я. — Настоящий идеалист стремится к деньгам. Деньги — это свобода. А свобода — жизнь. 

— Четырнадцать, — считала Пат. — Было время, когда ты говорил об этом иначе. 

— В мрачный период. Нельзя говорить о деньгах с презренном. Многие женщины даже влюбляются из-за денег. А любовь делает многих мужчин корыстолюбивыми. Таким образом, деньги стимулируют идеалы, — любовь же, напротив, материализм. 

— Сегодня тебе везет, — сказала Пат. — Тридцать пять. — Мужчина, — продолжал я, — становится корыстолюбивым только из-за капризов женщин. Не будь женщин, не было бы и денег, и мужчины были бы племенем героев. В окопах мы жили без женщин, и не было так уж важно, у кого и где имелась какая-то собственность. Важно было одно: какой ты солдат. Я не ратую за прелести окопной жизни, — просто хочу осветить проблему любви с правильных позиций. Она пробуждает в мужчине самые худшие инстинкты — страсть к обладанию, к общественному положению, к заработкам, к покою. Недаром диктаторы любят, чтобы их соратники были женаты, — так они менее опасны. И недаром католические священники не имеют жен, — иначе они не были бы такими отважными миссионерами. 

— Сегодня тебе просто очень везет, — сказала Пат. — Пятьдесят два! 

Я опустил мелочь в карман и закурил сигарету. 

— Скоро ли ты кончишь считать? — спросил я. — Ведь уже перевалило за семьдесят. 

— Сто, Робби! Сто — хорошее число. Вот сколько лег я хотела бы прожить. 

— Свидетельствую тебе свое уважение, ты храбрая женщина! Но как же можно столько жить? Она скользнула по мне быстрым взглядом: 

— А это видно будет. Ведь я отношусь к жизни иначе, чем ты. 

— Это так. Впрочем, говорят, что труднее всего прожить первые семьдесят лет. А там дело пойдет проще. 

— Сто! — провозгласила Пат, и мы тронулись в путь. 

x x x 

Море надвигалось на нас, как огромный серебряный парус. Еще издали мы услышали его соленое дыхание. Горизонт ширился и светлел, и вот оно простерлось перед нами, беспокойное, могучее и бескрайнее. 

Шоссе, сворачивая, подходило к самой воде. Потом появился лесок, а за ним деревня. Мы справились, как проехать к дому, где собирались поселиться. Оставался еще порядочный кусок пути. Адрес нам дал Кестер. После войны он прожил здесь целый год. 

Маленькая вилла стояла на отлете. Я лихо подкатил свой ситроэн к калитке и дал сигнал. В окне на мгновение показалось широкое бледное лицо и тут же исчезло, — Надеюсь, это не фройляйн Мюллер, — сказал я. 

— Не всё ли равно, как она выглядит, — ответила Пат. Открылась дверь. К счастью, это была не фройляйн Мюллер, а служанка. Через минуту к нам вышла фройляйн Мюллер, владелица виллы, — миловидная седая дама, похожая на старую деву. На ней было закрытое черное платье с брошью в виде золотого крестика. 

— Пат, на всякий случай подними свои чулки, — шепнул я, поглядев на крестик, и вышел из машины. 

— Кажется, господин Кестер уже предупредил вас о нашем приезде, — сказал я. 

— Да, я получила телеграмму. — Она внимательно разглядывала меня. — Как поживает господин Кестер? 


Страница 59 из 127:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58  [59]  60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"