Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Русские привыкли к неожиданностям. Он дал мне два стакана чаю, сахар неполную тарелку маленьких пирожков. 

— С большим удовольствием выручу вас, — сказал он. — Можно мне также предложить вам… я сам нерерко бывал в подобном положении… несколько кофейных зерен… пожевать… 

— Благодарю вас, — сказал я, — право, я вам очень благодарен. Охотно возьму их… 

— Если вам еще что-нибудь понадобится… — сказал он, и в эту минуту я почувствовал в нем подлинное благородство, — я не сразу лягу… мне будет очень приятно… 

В коридоре я разгрыз кофейные зёрна. Они устранили винный перегар. Пат сидела у лампы и пудрилась. Я остановился на минуту в дверях. Я был очень растроган тем, как она сидела, как внимательно гляделась в маленькое зеркальце и водила пушком по вискам. 

— Выпей немного чаю, — сказал я, — он совсем горячий. 

Она взяла стакан. Я смотрел, как она пила. 

— Черт его знает, Пат, что это сегодня стряслось со мной. 

— Я знаю что, — ответила она. 

— Да? А я не знаю. 

— Да и не к чему, Робби. Ты и без того знаешь слишком много, чтобы быть по-настоящему счастливым. 

— Может быть, — сказал я. — Но нельзя же так — с тех пор как мы знакомы, я становлюсь все более ребячливым. 

— Нет, можно! Это лучше, чем если бы ты делался всё более разумным. 

— Тоже довод, — сказал я. — У тебя замечательная манера помогать мне выпутываться из затруднительных положений. Впрочем, у тебя могут быть свои соображения на этот счет. 

Она поставила стакан на стол. Я стоял, прислонившись к кровати. У меня было такое чувство, будто я приехал домой после долгого, трудного путешествия. 

x x x 

Защебетали птицы. Хлопнула входная дверь. Это была фрау Бендер, служившая сестрой в детском приюте. Через полчаса на кухне появится Фрида, и мы не сможем выйти из квартиры незамеченными. Пат еще спала. Она дышала ровно и глубоко. Мне было просто стыдно будить ее. Но иначе было нельзя. — Пат… 

Она пробормотала что-то, не просыпаясь. 

— Пат… — Я проклинал все меблированные комнаты мира. — Пат, пора вставать. Я помогу тебе одеться. 

Она открыла глаза и по-детски улыбнулась, еще совсем теплая от сна. Меня всегда удивляла ее радость при пробуждении, и я очень любил это в ней. Я никогда не бывал весел, когда просыпался. 

— Пат… фрау Залевски уже чистит свою вставную челюсть. 

— Я сегодня остаюсь у тебя. 

— Здесь? 

— Да. 

Я распрямился: 

— Блестящая идея… но твои вещи… вечернее платье, туфли… 

— Я и останусь до вечера. 

— А как же дома? 

— Позвоним и скажем, что я где-то заночевала. 

— Ладно. Ты хочешь есть? 

— Нет еще. 

— На всякий случай я быстренько стащу пару свежих булочек. Разносчик повесил уже корзинку на входной двери. Еще не поздно. 

Когда я вернулся, Пат стояла у окна. На ней были только серебряные туфельки. Мягкий утренний свет падал, точно флер, на ее плечи. 

— Вчерашнее забыто. Пат, хорошо? — сказал я. 

Не оборачиваясь, она кивнула головой. 

— Мы просто не будем больше встречаться с другими людьми. Тогда не будет ни ссор, ни припадков ревности. Настоящая любовь не терпит посторонних. Бройер пускай идетк чертям со всем своим обществом. 

— Да, — сказала она, — и эта Маркович тоже. 

— Маркович? Кто это? 

— Та, с которой ты сидел за стойкой в "Каскаде". 

— Ага, — сказал я, внезапно обрадовавшись, — ага, пусть и она. 

Я выложил содержимое своих карманов: 

— Посмотри-ка. Хоть какая-то польза от этой история. Я выиграл кучу денег в покер. Сегодня вечером мы на них покутим еще разок, хорошо? Только как следует, без чужих людей. Они забыты, правда? Она кивнула. 

Солнце всходило над крышей дома профессиональных союзов. Засверкали стёкла в окнах. Волосы Пат наполнились светом, плечи стали как золотые. 

— Что ты мне сказала вчера об этом Бройере? То есть о его профессии? 

— Он архитектор. 

— Архитектор, — повторил я несколько огорченно. Мне было бы приятнее услышать, что он вообще ничто. 

— Ну и пусть себе архитектор, ничего тут нет особенного, верно. Пат? 

— Да, дорогой. 

— Ничего особенного, правда? 

— Совсем ничего, — убежденно сказала Пат, повернулась ко мне и рассмеялась. 

— Совсем ничего, абсолютно нечего. Мусор это — вот что! 

— И эта комнатка не так уж жалка, правда, Пат? Конечно, у других людей есть комнаты получше!.. 

— Она чудесна, твоя комната, — перебила меня Пат, — совершенно великолепная комната, дорогой мой, я действительно не знаю более прекрасной! 

— А я, Пат… у меня, конечно, есть недостатки, и я всего лишь шофёр такси, но… 

— Ты мой самый любимый, ты воруешь булочки и хлещешь ром. Ты прелесть! 

Она бросилась мне на шею: 

— Ах, глупый ты мой, как хорошо жить! 

— Только вместе с тобой, Пат. Правда… только с тобой! 

Утро поднималось, сияющее и чудесное. Внизу, над могильными плитами, вился тонкий туман. Кроны деревьев были уже залиты лучами солнца. Из труб домов, завихряясь, вырывался дым. Газетчики выкрикивали названия первых газет. Мы легли и погрузились в утренний сон, сон наяву, сон на грани видений, мы обнялись, наше дыхание смешалось, и мы парили где-то далеко… Потом в девять часов я позвонил, сперва в качестве тайного советника Буркхарда лично подполковнику Эгберту фон Гаке, а затем Ленцу, которого попросил выехать вместо меня в утренний рейс. 

Он сразу же перебил меня: 

— Вот видишь, дитятко, твой Готтфрид недаром считается знатоком прихотей человеческого сердца, Я рассчитывал на твою просьбу. Желаю счастья, мой золотой мальчик. 

— Заткнись, — радостно сказал я и объявил на кухне, что заболел и буду до обеда лежать в постели. Трижды мне пришлось отбивать заботливые атаки фрау Залевски, предлагавшей мне ромашковый настой, аспирин и компрессы. Затем мне удалось провести Пат контрабандой в ванную комнату. Больше нас никто не беспокоил, 

XIV 

Неделю спустя в нашу мастерскую неожиданно приехал на своем форде булочник. 

— Ну-ка, выйди к нему, Робби, — сказал Ленд, злобно посмотрев в окно. — Этот марципановый Казанова наверняка хочет предъявить рекламацию. 


Страница 54 из 127:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53  [54]  55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   Вперед 
Классик отбеливание по технологии zoom 3 denta-maryino.ru.

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"