Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

x x x 

Мы остановились перед маленьким трактиром и выбрались из машины. Вечер был прекрасен и тих. Борозды свежевспаханных полей казались фиолетовыми, а их мерцающие края были золотисто-коричневыми. Словно огромные фламинго, проплывали облака в яблочнозеленом небе, окружая узкий серп молодого месяца. Куст орешника скрывал в своих объятиях сумерки и безмолвную мечту. Он был трогательно наг, но уже исполнен надежды, таившейся в почках. Из маленького трактира доносился запах жареной печенки и лука. Наши сердца забились учащенно. 

Ленц бросился в дом навстречу манящему запаху. Он вернулся сияющий: 

— Вы должны полюбоваться жареной картошкой! Скорее. Не то самое лучшее съедят без нас! 

В это мгновенье с шумом подкатила еще одна машина. Мы замерли, словно пригвожденные. Это был тот самый бюик. Он резко затормозил рядом с «Карлом». 

— Гопля! — сказал Ленц. 

Нам уже не раз приходилось драться в подобных случаях. Мужчина вышел. Он был рослый, грузный, в широком коричневом реглане из верблюжьей шерсти. Неприязненно покосившись на «Карла», он снял большие желтые перчатки и подошел к нам. 

— Какой марки ваша машина? — спросил он с уксусно-кислой гримасой, обращаясь к Кестеру, который стоял ближе к нему. 

Мы некоторое время помолчали. Несомненно, он считал нас автомеханиками, выехавшими в воскресных костюмах погулять на чужой машине. 

— Вы, кажется, что-то сказали? — спросил, наконец, Отто с сомнением. Его тон указывал на возможность быть повежливей. 

Мужчина покраснел. 

— Я спросил об этой машине, — заявил он ворчливо. 

Ленц выпрямился. Его большой нос дрогнул. Он был чрезвычайно требователен в вопросах вежливости ко всем, кто с ним соприкасался. Но внезапно, прежде чем он успел открыть рот, распахнулась вторая дверца бюика. Выскользнула узкая нога, мелькнуло тонкое колено. Вышла девушка и медленно направилась к нам. 

Мы переглянулись, пораженные. Раньше мы и не заметили, что в машине еще кто-то сидит. Ленц немедленно изменил позицию. Он широко улыбнулся, всё его веснушчатое лицо расплылось. И мы все тоже вдруг заулыбались неизвестно почему. 

Толстяк удивленно глядел на нас. Он чувствовал себя неуверенно и явно не знал, что же делать дальше. Наконец он представился, сказав с полупоклоном: «Биндинг», цепляясь за собственную фамилию, как за якорь спасения. 

Девушка подошла к нам. Мы стали еще приветливей. 

— Так покажи им машину, Отто, — сказал Ленц, бросив быстрый взгляд на Кестера. 

— Что ж, пожалуй, — ответил Отто, улыбаясь одними глазами. 

— Да, я охотно посмотрел бы, — Биндинг говорил уже примирительное. — У нее, видно, чертовская скорость. Этак, за здорово живешь, оторвалась от меня. 

Они вдвоем подошли к машине, и Кестер поднял капот «Карла». 

Девушка не пошла с ними. Стройная и молчаливая, она стояла в сумерках рядом со мной и Ленцем. Я ожидал, что Готтфрид использует обстоятельства и взорвется, как бомба. Ведь он был мастер в подобных случаях. Но, казалось, он разучился говорить. Обычно он токовал, как тетерев, а теперь стоял словно ионах, давший обет молчания, и не двигался с места. 

— Простите, пожалуйста, — сказал наконец я. — Мы не заметили, что вы сидели в машине. Мы не стали бы так озорничать. 

Девушка поглядела на меня. 

— А почему бы нет? — возразила она спокойно и неожиданно низким, глуховатым голосом. — Ведь в этом же не было ничего дурного. 

— Дурного-то ничего, но мы поступили не совсем честно. Ведь наша машина дает примерно двести километров в час. 

Она слегка наклонилась и засунула руки в карманы пальто: 

— Двести километров? 

— Точнее, 189,2 по официальному хронометражу, — с гордостью выпалил Ленц. 

Она засмеялась: 

— А мы думали, шестьдесят — семьдесят, не больше. 

— Вот видите, — сказал я. — Вы ведь не могли этого знать. 

— Нет, — ответила она. — Этого мы действительно не могли знать. Мы думали, что бюик вдвое быстрее вашей машины. 

— То-то же. — Я оттолкнул ногою сломанную ветку. — А у нас было слишком большое преимущество. И господин Биндинг, вероятно, здорово разозлился на нас. 

Она засмеялась: 

— Конечно, но ненадолго. Ведь нужно уметь и проигрывать. Иначе нельзя было бы жить. 

— Разумеется… 

Возникла пауза. Я поглядел на Ленца. Но последний романтик только ухмылялся и подергивал носом, покинув меня на произвол судьбы. 

Шумели березы. За домом закудахтала курица. 

— Чудесная погода, — сказал я наконец, чтобы прервать молчание. 

— Да, великолепная, — ответила девушка. 

— И такая мягкая, — добавил Ленц. 

— Просто необычайно мягкая, — завершил я. Возникла новая пауза. 

Девушка, должно быть, считала нас порядочными болванами. Но я при всех усилиях не мог больше ничего придумать. Ленц начал принюхиваться. 

— Печеные яблоки, — сказал он растроганно. — Кажется, тут подают к печенке еще и печеные яблоки. Вот это — деликатес. 

— Несомненно, — подтвердил я, мысленно проклиная себя и его. 

x x x 

Кестер и Биндинг вернулись. За эти несколько минут Биндивг стал совершенно другим человеком. По всей видимости, он был одним из тех автомобильных маньяков, которыеиспытывают совершеннейшее блаженство, когда им удается встретить специалиста, с которым можно поговорить. 

— Не поужинаем ли мы вместе? — спросил он. 

— Разумеется, — ответил Ленц. 

Мы вошли в трактир. В дверях Готтфрид подмигнул мне, кивнув на девушку: 

— А знаешь, ведь она с лихвой искупает утреннюю встречу с танцующей старухой. 

Я пожал плечами: 

— Возможно. Но почему это ты предоставил мне одному заикаться? 

Он засмеялся: 

— Должен же и ты когда-нибудь научиться, деточка. 

— Не имею никакого желания еще чему-нибудь учиться, — сказал я. 

Мы последовали за остальными. Они уже сидели за столом. Хозяйка подавала печенку и жареную картошку. В качестве вступления она поставила большую бутылку хлебной водки. Биндинг оказался говоруном неудержимым, как водопад. Чего он только не знал об автомобилях! Когда же он услыхал, что Кестеру приходилось участвовать в гонках, его симпатия к Отто перешла все границы. 


Страница 4 из 127:  Назад   1   2   3  [4]  5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"