Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

— Молодцы! — гаркнул царь. — Я восхищен. Даже в цирке Чинизелли я, клянусь, не видывал ничего подобного… 

Обстановка сразу разрядилась, гости понемногу разбредались по кораблю, с интересом его оглядывая. Императрица выразила желание осмотреть каюты офицеров. Коковцеву было неудобно, когда Мария Федоровна с большим интересом, поднося к глазам лорнет, разглядывала фотографии Окини-сан, которые мичман оригинальным веером развесил над своим рабочим столом. 

— Это моя знакомая, ваше величество, — сказал он. 

Императрица в упор лорнировала смущенного мичмана: 

— Я знаю, какие у вас бывают знакомые в Нагасаки… С детьми, конечно, все было проще: наследнику престола захотелось иметь обезьяну, а его сестре понравился попугай. Атрыганьев поймал попугая за хвост и подарил девочке: 

— Ваше высочество, отныне этот «попка» вашего высочества. 

Эйлер сообщил Коковцеву, что царь засел в штурманской рубке, где ему объясняют обратный маршрут с пассатами и муссонами, которые клипер удачно «поймал» парусами в океане. 

— По отбытии государя следует давать салют в тридцать один выстрел… Вовочка, не забудь вынуть пробку. 

— Что ты, Леня! Как можно?.. 

Среди разряженной публики кидался из стороны в сторону запаренный Чайковский, которого высокопоставленные гости буквально задергали. В отсеках сделалось жарко, офицеры истомились в мундирах и треуголках, не снимая белой лайки перчаток, их парадные сабли, столь неудобные в тесноте, гремели ножнами по крутым трапам. Наконец вкают-компании появилась и Мария Федоровна, сразу воззрившись на дурацкую вазу фальшивого «амори». 

— Боже, какая красота! — восхитилась она. 

Атрыганьев всегда был отличным кавалером, и, подхватив вазу с рояля, он элегантно преподнес ее императрице: 

— Кают-компания нашего славного клипера будет счастлива угодить вашему величеству этим дивным произведением, достойным занять место в любом евро пейском музее. Поверьте, я разбираюсь в японском фарфоре, и сам удивлен, что нам достался этот драго ценный фарфор древнейшей марки «амори»… Прошу! 

— Мне, право, неудобно грабить господ-офицеров. 

Но тут все офицеры стали взывать к ней хором: 

— Просим! Умоляем ваше величество… не обижайте нас. 

Коковцев глянул на Эйлера, который, пряча лицо за портьерой, переламывался от хохота, и этого было достаточно, чтобы Коковцева тоже охватил приступ смеха. Офицеры клипера едва сдерживали хохот, и только один Атрыганьев был неподражаем в своем велеречивом спокойствии. Минут на пять, не меньше, он занял внимание императрицы лекцией о качествах японского фарфора, а Мария Федоровна забрала вазу с собой: 

— Благодарю. Я буду держать ее в своем кабинете… 

Измотанный Чайковский перехватил на трапе Коковцева: 

— Слава богу, государь всем доволен. Артиллерийского учения не будет, но при салюте не забудьте вынуть пробку. 

— Петр Иванович, как можно забыть?.. 

Пора прощаться. Матросы и офицеры снова построились. Императрица, не расставаясь с вазой, что-то нашептала своему мужу, и Александр III отыскал взором Атрыганьева: 

— Лейтенант, сколько лет вы в этом чине? 

— Тринадцать, ваше императорское величество. 

— А сколько имеете кампаний? 

— Одних кругосветных три плавания, ваше величество. 

— Почему же вы еще лейтенант? 

Рука Атрыганьева задержалась у фаса треуголки: 

— Ваше величество, все мы, мужчины, небезгрешны. Извините великодушно, что вынужден признаваться в присутствии вашей супруги. Но страсть к женщинам всегда губила мою карьеру! 

Царю такая откровенность пришлась по душе: 

— Поздравляю! Отныне вы — капитан второго ранга. 

— Рад служить вашему величеству… 

Эйлера опять стало коробить от хохота, и Коковцев, тоже готовый прыснуть смехом, судорожно прошептал: 

— Леня… умоляю… не надо… потом… 

В этот патетический момент царю явно чего-то не хватало. Александр III посмотрел на жену — невыразительно. Глянул на вестового с чаркой водки — выразительно. При этом он сделал жест, как бы поднимая стопку, но его пальцы были пусты, и он произнес слова, чтобы все сомнения разом отпали: 

— Я желаю поднять чарку за бравую команду «Наездника», которая не устрашилась ни бурь, ни врагов, ни… 

— Чистяк, чего разинулся? — внятно сказал Чай ковский. 

Император охотнейшим образом снял чарку с подноса: 

— За ваше здоровье пью, братцы! 

— Ах, Сашка… — простонала императрица. Наблюдая за движениями кадыка, алчно ворочавше гося в бороде, пока царь сосал водку, матросы кричали: 

— Уррра-а… урррра-а… ypppa-a-a-a!.. 

Царь уже направился в сторону забортного трапа, за ним вереницей двигались остальные: императрица с «дровами», наследник престола с обезьяной, Ксения с «попкой», потом и все прочие… Чайковский, смахнув со лба пот, указал: 

— Носовой плутонг, по местам — к салютации! 

Коковцев первым делом спросил комендоров: 

— Братцы, а пробку вынули? 

— Так точно, — заверили его матросы. 

Стрельба должна вестись пороховыми зарядами — громом и пламенем холостых выстрелов. Надо лишь выждать, чтобы придворная яхта «Царевна» отошла от клипера подальше. 

Этот момент наступил: 

— Начать салютацию. Первая — огонь! 

Пушка, присев на барбете и откатившись назад, изрыгнула смерч пламени, а по волнам Большого рейда, догоняя царя и его семейство, закувыркался… снаряд. 

Это видели все. Это видели и на царской яхте. 

Фугасный снаряд летел точно в «Царевну». 

Потом зарылся в море и утонул. Наступила тишина… 

На фалах царского корабля подняли флажный сигнал: 

— Спрашивают: ЧЕМ СТРЕЛЯЛИ? — прочел сигнальщик. 

Все растерялись, кроме Чайковского. 

— На фалах! — зарычал он, раздваивая бородищу. 

— Есть на фалах! — отреагировали сигнальщики. 

— Ответить: СТРЕЛЯЛИ ПРОБКОЮ. 

— Вы с ума сошли, — перепугался командир клипера. 

— Лучше сойду с ума, но в тюрьму не сяду… 

Спрыгнув с «банкета», Чайковский добежал до носового плутонга и, свирепея, поднес кулак к носу старшего комендора: 


Страница 23 из 133:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22  [23]  24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   129   130   131   132   133   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"