Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Но тут она была оторвана от своих мрачных дум внезапным осознанием того факта, что, идя с ней, Иоланда воздает ей высшую почесть, ибо, пока они шли, придворные кланялись и приседали в реверансах, и почтение, оказываемое ими королеве, неизбежно воздавалось и ее молодой спутнице. Даже принцы крови преклоняли колено, когда обе дамы проходили мимо них, а когда они приблизились к трону, король поднялся. Его тусклый взгляд застыл на лице Катрин, выражая некоторое любопытство. Хотя Карл VII был плохо сложен физически, величие, исходившее от его худощавой фигуры и некрасивого лица, чувствовалось безошибочно. Несмотря ни на что, он был король, и во имя его человек, носивший имя Монсальви, проливал свою кровь. Катрин, однако, не потупила перед ним взгляда, а лишь опустилась на колени, как только заговорила Иоланда. 

- Да будет угодно справедливому и щедрому сердцу вашего величества принять и почтить графиню де Монсальви, госпожу ля Шатеньери, пришедшую сюда, чтобы пасть перед вами на колени и молить вас о помощи в избавлении от ее многих прискорбных бед и страданий, которые она претерпела в руках бывшего Великого камергера... 

- Сир, - горячо добавила Катрин, - я пришла сюда искать справедливости ради моего мужа, умершего от горя, ради Арно де Монсальви, который всегда служил вам верой и правдой, а не ради себя, - я всего лишь его жена! 

Король улыбнулся и, спустившись к ней, протянул обе руки, чтобы помочь ей подняться. 

- Сударыня, - сказал он, - это скорее король должен быть сейчас у ваших ног и умолять о пощаде. Мне известно о всех несчастьях, обрушившихся на самого преданного из моих капитанов, и как же велики мои стыд и раскаяние в том, что это могло произойти. Теперь, во имя вас и вашего сына, подобает восстановить честь и процветание дома Монсальви. Пусть выйдет вперед наш канцлер. 

Блистательная толпа вновь расступилась, дав дорогу Реньо де Шартру - архиепископу Реймскому и канцлеру Франции. Катрин с некоторым изумлением наблюдала за выходом надменного прелата, бывшего смертельным врагом Жанны д'Арк и предусмотрительно отрекшегося от Ля Тремуя. Высокомерное выражение лица и складка у губ, говорившая о его расчетливости, порождали в ней инстинктивную неприязнь к нему. Но вдруг ее лицо залилось алой краской до самых корней волос. За канцлером, на небольшом расстоянии шел человек в серой от ныли одежде и с лицом, на котором было написано изнеможение: это был Пьер де Брезе. Он улыбнулся ей, как только поймал се взгляд, и Катрин невольно улыбнулась в ответ. Впрочем, у нее не было времени предаваться размышлениям об этом, ибо Карл обратился теперь к архиепископу. 

- Господин канцлер, при себе ли у вас то, за чем мессир де Врезе отправился в Монсальви? 

Вместо ответа архиепископ протянул руку, и Пьер де Брезе вложил в нее сильно потертый и запятнанный пергаментный свиток. Реньо де Шартр развернул свиток, три угла у которого оказались оторваны. Кровь бросилась в лицо Катрин. Она узнала этот изорванный, перепачканный и вылинявший кусок пергамента. Он был прикреплен тремя стрелами к еще дымящимся развалинам Монсальви: это был эдикт, провозглашавший Арно де Монсальви предателем своего короля и всей страны, государственным преступником, и приговаривавший его к пожизненной ссылке... Она следила за тем, как свиток чуть, трепещет в руках архиепископа - почти так же, как тем вечером в Монсальви он трепетал на ветру. Вперед вышел человек, одетый в красное, в сопровождении двух прислужников, несших небольшой котел с тлеющими углями. Катрин узнала палача! Ее глаза расширились от тревоги. Эта зловещая фигура воскресила в памяти такие недавние и такие ужасные события! Но на этот раз, однако, палачу предстояло иметь дело не с живым человеком. 

Реньо де Шартр выступил вперед со свитком в руках. В тишине раздался его голос. 

- Мы, Карл, милостью всемогущего Господа седьмой король Франции с этим именем, объявляем, что эдикт, ставящий вне закона благороднейшего и достойнейшего господина Арно, графа де Монсальви, повелителя Шатеньери в провинции Овернь, равно как и всех его потомков, отменен навсегда. Мы повелеваем провозгласить упомянутый эдикт ошибочным, ложным и составленным злонамеренно, и как таковой он будет уничтожен сегодня перед нашими глазами рукой палача в знак нашего отвращения ко всему, что в нем содержится... 

Канцлер вынул из кармана ножницы и отрезал вылинявшую красную ленту с большой печатью Франции, которую, почтительно поцеловав, вручил королю. Затем он передал свиток палачу, и тот, взяв его щипцами, погрузил в горящие угли. Тоненький клочок овечьей кожи скорчился, как живое существо, а потом почернел, сморщился и обратился в золу. Катрин завороженно следила за ним, пока пламя не поглотило его полностью. Затем она подняла глаза и увидела улыбающееся лицо короля. 

- Ваше место рядом с нами, Катрин де Монсальви, до тех пор, пока ваш сын не подрастет настолько, чтобы служить нам. Добро пожаловать в замок: для вас будут приготовлены здесь покои, где вы сможете жить, начиная с сегодняшнего дня. Завтра канцлер составит необходимые статьи документа, возвращающего вам все ваши права и владения, а также определит количество золота, предназначенного для покрытия убытков от тех несчастий, которые выпали на вашу долю. Не все, увы, можно возместить золотом, и никто не сожалеет об этом больше, чем ваш король... 

- Сир, - выговорила Катрин охрипшим от волнения голосом, - Монсальви будут продолжать служить вам так же, как они это делали всегда. Но позвольте же мне поблагодарить вас за то, что вы снова разрешили им делать это! 

- А теперь идите и приветствуйте вашу королеву. Она ждет вас. 

Катрин повернулась в сторону Марии Анжуйской, стоявшей неподалеку в окружении своих фрейлин и улыбавшейся ей. Она непроизвольно опустилась на колени перед этой простой и добродетельной женщиной, которая не знала, что значит слово "зло". Мария приветствовала Катрин с раскрытыми объятиями. 


Страница 91 из 125:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90  [91]  92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"