Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Хотя Катрин и чувствовала, что готова к любым сюрпризам, все же она не могла не изумиться. Она отвела глаза и нервно переплела руки. 

- Вы просите меня... 

- ...стать моей женой! Я был бы вашим мужем, добровольным рабом вашим и сильной рукой, защищающей нас. А ваш сын имел бы отца... 

Упоминание о маленьком Мишеле привело Катрин в негодование. Этот человек осмелился думать, что сможет заменить Арпо, единственного человека, который... Нет! Это было недопустимо! Дрожа от ярости, она отбросила с лица тяжелую вуаль и открыла свое бледное тонкое лицо взгляду Вилья Андраде. Ее огромные фиалковые глаза светились, как аметисты на солнце. Инстинктивно она ощупала ручки кресла, будто ища какой-нибудь поддержки. 

- Мессир, вы назвали меня вдовой. Это правда, что я ношу одежду вдовы, но хочу, чтобы вы знали, что и никогда не думаю о себе как о вдове. Любимый мною муж по-прежнему жив для меня, и я буду любить его, пока живу. Но даже если бы это было не так, вы были бы последним, самым последним человеком, которого бы я рассматривала как его преемника! 

- Чем вызван этот ответ? 

- Идите и посмотрите на развалины Монсальви, мессир! Что касается меня, я сказала все, что хотела! 

Она уже встала с кресла, чтобы прекратить этот разговор, но красные губы кастильца изогнулись в наглой улыбке. 

- Кажется, вы меня не поняли. Я просил вашей руки, но только из чистой вежливости. Дело в том, что вы должны выйти за меня замуж. Это приказ! 

- Приказ? Это любопытно! И чей же, с вашего позволения? 

- А как вы полагаете, чей? Короля Карла! Его величество вместе с камергером Ля Тремуем готовы забыть о ваших преступлениях и преступлениях вашего мужа при условии, что вы станете моей женой. Моей послушной женой! 

Цвет лица Катрин стал розовым, затем красным, потом малиновым из-за сильного гнева, переполнявшего се, поэтому Сара быстро взяла ее за руку. Но Катрин обезумела от гнева и перестала сдерживаться. Неужели в Книге Судеб записано, что се замужества всегда будут устраиваться государями? Сначала герцог Бургундский, а теперь король Франции! Сжав кулаки и делая сверхчеловеческие попытки говорить спокойным голосом, она прокричала: 

- Мне редко приходилось слышать более дерзкого фата, чем вы, мессир! Когда-то я думала, что действительно испытывала к вам некоторую благодарность из-за корзины с едой, которую вы однажды мне послали, теперь вы сделали все, чтобы меня переубедить! Итак, используя нынешнее печальное состояние моего мужа, Ля Тремуй теперь думает, что может отдавать мне приказы? Хотела бы я знать, как вы думаете заставить меня выйти замуж за вас? Именно для этого вы привели такой отряд? 

- Войско, пришедшее со мной, - сказал испанец с глупым высокомерием, - является достаточным доказательством важности, которую и придаю завоеванию вашей руки. У меня тысяча людей Карла, и если вы откажетесь, я начну осаду этой поры и буду держать се до тех пор, пока вы не придете ко мне просить пощады. 

- Это может занять много времени... 

- У меня его достаточно, и я был бы удивлен, если бы вам хватило провизии па несколько месяцев. Вы скоро капитулируете, хотя бы для того, чтобы не голодал ваш сын. 

Катрин сдержала вздох облегчения. Он ничего не знал об отъезде Мишеля, и, конечно, будет лучше, чтобы он и дальше не знал об этом. Она спрятала свои чувства, пожав плечами. 

- Замок крепкий, а защитники его люди смелые. Вы только потеряете время, мессир! 

- А вы просто безрассудны, обрекая на смерть стольких людей. Было бы лучше, если бы вы согласились сейчас, поскольку все равно рано или поздно вы это сделаете. Учтите, что я отказался от очень выгодного союза с госпожой Маргаритой, дочерью монсеньора герцога Бургундского... 

- Рожденной... на стороне? - вежливо осведомился брат Этьен. 

- В ее жилах течет королевская кровь! Кроме того, ваш комендант - шотландец, госпожа Катрин. Шотландцы бедны и скупы... и любят золото больше всего на свете... 

Ему не удалось закончить. Ни Катрин, ни испанец не видели, как Кеннеди и Готье вошли в зал. Испанец не замечал его до тех пор, пока шотландец собственной персоной не возник перед ним. С громким рычанием Кеннеди схватил Вилья Андраде за воротник и полу камзола и, наполовину волоча, наполовину неся его, выкинул испанца за дверь. 

- Существует единственная вещь, которую шотландцы любят больше золота - это их честь, господин бандит! Иди и скажи это своему хозяину! - свирепо проревел он. 

Видя это, Готье, раздосадованный, что ему досталась такая жалкая добыча, схватил маленького пажа под мышку и отправился вслед за разгневанным комендантом. Когда оба вышли, брат Этьен повернулся к Катрин, которая все еще дрожала, и сказал ей с мягкой улыбкой: 

- Сейчас, госпожа, вам нет нужды отвечать. Но все же, что вы думаете об этом? 

Она не ответила, а просто посмотрела па него, стыдясь того, что впервые за долгие месяцы была готова рассмеяться. Вид Вилья Андраде, бьющегося, подобно красному пауку, в железной хватке шотландского капитана, был не из тех, которые легко забыть. 

Глава вторая 

СЛЕДЫ НА СНЕГУ 

К вечеру эта короткая вспышка веселья была позабыта. Катрин, Сара, Гогье, брат Этьен, Хыо Кеннеди и управляющий Карла, гасконец но фамилии Кабриак, который занимал этот пост последние десять месяцев, собрались в главной башне, в зале с высоким потолком. Тремя месяцами ранее, после смерти старого Жана де Кабана, здесь поселился Кеннеди. Кабриак был упитанным, простым, добродушным парнем, превыше всего любившим мир и покой. Он был совершенно лишен честолюбия и никогда не хотел быть назначенным на пост коменданта крепости. Он бы предпочел, чтобы ответственность за ее оборону лежала на более воинственных плечах, чем era собственные, но он, как никто другой, знал это огромное сооружение и окрестности. 

Чуть ранее, когда короткий зимний день погас так внезапно, как будто вдруг задули свечу, все они поднялись к водонапорной башне, чтобы осмотреть позиции неприятеля. Подготовка к осаде уже началась. Палатки из грубою холста лепились у стен замка, как поросль ядовитых грибов, пробившаяся сквозь снег. Часть солдат расположилась в деревне. Перепуганные крестьяне бежали, ища убежища за толстыми стенами крепости. Одни из них разместились в пустых хлевах и конюшнях, другие - в старом оружейном складе. В замке царила ярмарочная суета, поскольку крестьяне взяли с собой скотину. Теперь, когда спустилась ночная тьма, лагерь нападавших, разбитый вокруг подножья замкового холма, выглядел, как корона, где костры заменяли сверкающие драгоценные камни. Красные струйки дыма воспаряли сквозь кромешную тьму, то тут, то там высвечивая лица, настолько посиневшие и измученные от сильного мороза, что они едва походили на человеческие. Когда Катрин перегнулась через стену главной башни, у нее было ощущение, будто она смотрит в преисподнюю, населенную демонами. Это зрелище значительно поубавило оптимизм Кеннеди. Он стоял, наблюдая, как вокруг Карла смыкаются зловещие красные щупальца. 


Страница 8 из 125:  Назад   1   2   3   4   5   6   7  [8]  9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"