Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Мысли об этом человеке успокаивали и вселяли уверенность. Но Катрин отогнала этот образ, ведь Пьер де Брезе пытался завоевать ее сердце и вытеснить из него Арно... 

Возвращение госпожи де Ля Тремуй вернуло Катрин к действительности. Графиня посмотрела на нее и улыбнулась, но в этой улыбке было что-то жестокое, и Катрин насторожилась. 

- Пойдем, - сказала госпожа де Ля Тремуй. - Ты будешь довольна. 

Как и предыдущей ночью, они покинули комнату друг за другом, но на этот раз не через потайную дверь. Они спустились вниз, во двор, и пересекли его, повернув в сторону, к тюремным подвалам башни. По дороге Катрин увидела Тристана Л'Эрмита, стоявшего среди слуг, которые играли в кости на большом камне. Он отошел в сторону и следил за ней глазами. Его взгляд был таким же непроницаемым и холодным, как и всегда, но по его сосредоточенности Катрин поняла, что он пытается понять: зачем она идет в тюрьму вместе с женой камергера. 

Почерневшая дубовая дверь была изъедена жуками. Им пришлось пригнуться, чтобы войти. Внутри холод сразу сковал плечи Катрин. Свет и тепло заканчивались па пороге этого мира тьмы и боли. В дальнем конце низкого сводчатого караульного помещения, где несколько человек играли и карты при дымном свете тонкой свечи, темная лестница спускалась под землю... Графиня щелкнула пальцами, и один из солдат встал, зажег от лампы факел и направился впереди них по лестнице. Но Катрин не обратила на стражника никакою внимания, потому что, когда они пошли в Папино, она услышала звуки, от которых кровь стыла в жилах. Это были человеческие стоны, которые, как ни странно, становились слабее и в то же время отчетливее по мере того, как они опускались глубже под землю. К тому времени когда женщины достигли первой лестничной площадки, эти стоны превратились в предсмертный хрип. Со сжавшимся сердцем Катрин уперлась взглядом и массивную дверь, выходящую на эту площадку. Она была сплошь металлической и запиралась огромными засовами, по сквозь маленькое зарешеченное окошко пробивалось зловещее красноватое свечение. Именно оттуда раздавались стоны, совпадавшие с каким-то мягким потрескивающим звуком. 

Не говоря ни слова, солдат толкнул дверь. Катрин вскрикнула от ужаса и страха... 

Два палача, одетые в кожаные одежды, с бритыми головами, вспотевшими от усилий, по очереди бичевали человека, прикованного за руки к верхушке столба... Катрин не сразу увидела Ля Тремуя, который сидел на грубом деревянном стуле и любовался зрелищем, уперев свой тройной подбородок в руки. Его глаза не отрывались от приговоренного, который слабо стонал. Ноги страдальца уже не могли держать его, и вес тела целиком приходился па закованные запястья. Голова с длинными черными волосами бессильно болталась, а спина превратилась в кровавое месиво, по которому бич хлестал с чавкающим звуком. Пол был залит кроимо.,, Катрин стало дурно от ужаса, она отпрянула к стене, но недостаточно быстро, чтобы избежать брызг крови, попавшей ей в лицо. 

В отчаянии она оглянулась на госпожу Ля Тремуй, но той было не до пес. Ее раздувающиеся ноздри и широко распахнутые глаза так япно показывали, какое она получает удовольствие от зрелища, что полна тошноты подкатила к горлу Катрин. Стоны замерли. Палачи прекратили пытку, но прежде один из них грубым жестом откинул назад длинные прямые волосы, падающие узнику на лицо. Катрин узнала Феро, и вдруг перед ее глазами предстало ужасное видение. 

Вместо цыгана она увидела Арио, так же привязанного к столбу, стонущего и истекающего кровью, а рядом - эту жестокую женщину, облизывающую острым языком свои сухие губы. Арио прошел через пытки в подземелье Сюлли, прежде чем Ксантрай спас его... И это видение было таким поразительно живым, что Катрин ощутила, как волна ненависти охватила ее. 

Ослепленная неудержимой яростью, она пыталась нащупать за кореажем кинжал. Но первое, на что наткнулась ее дрожащая рука, был глиняный пузырек, и она замерла. Палач бесстрастно произнес: 

- Этот человек мертв, монсеньор... 

Ля Тремуй с досадой вздохнул и, наконец, с трудом поднялся со стула. 

- Он оказался не таким крепким, как выглядел. Бросьте его в реку... 

- Нет, не надо! - прервала его жена. - Я обещала этой женщине, что его вернут людям из табора. Верните его им, а затем гоните их всех! 

Ее безумные глаза разыскали Катрин, в них появилось выражение злорадного торжества. Катрин, смертельно бледная, прислонилась к стене. 

- Видишь, - сказала госпожа Ля Тремуй вкрадчивым голосом, - я сделала нее, как ты просила. 

Катрин взглянула на жену камергера с такой страстной ненавистью и презрением, что та отступила на шаг под этим взглядом. Потом Катрин медленно вытащила маленький пузырек. Ее пальцы сжимались все крепче и крепче, позаимствовав силу у ее ярости, пока маленькая бутылочка не хрустнула. Затем Катрин резким жестом шнырнула осколки в лицо своего врага. 


Страница 71 из 125:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70  [71]  72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"