Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

- Я полагаю, будет лучше, если Фортунат не поедет с нами, - проворчала Сара. - Тогда у Мишеля останется, по крайней мере, один верный защитник, и... 

Она осеклась, почти прикусив язык, как случалось всякий раз, когда разговор мог привести к Арно. Молоденький гасконский дворянин был убит горем, как и Катрин. Он обожал своего господина с пылкой преданностью, на которую способны немногие. Он восхищался Арно за его мужество и несгибаемую честь, за его военные таланты, а также за то, что капитаны Карла VII называли "ужасным характером Монсальви", - за присущую только ему смесь силы, человечности, стойкости и непоколебимой преданности. То, что его кумир поражен отвратительной проказой, сначала ужаснуло Фортуната, затем привело в гнев, потом ввергло в отчаяние, которого он до сих пор не мог побороть. В день, когда Арно покидал семью, Фортунах закрылся в башне и отказался присутствовать при этом. Хыо Кеннеди нашел его, съежившимся на полу; обеими руками он плотно зажал уши, чтобы не слышать печального перезвона церковных колоколов, и всхлипывал, как ребенок. С тех пор Фортунат слонялся по крепости, как грешная душа, возвращаясь к жизни лишь раз в неделю, но пятницам, когда он брал корзину с сдой и уходил в лепрозорий. Он отказывался от любых предложений сопровождать его в этих еженедельных паломничествах к закрытым дверям. Он желал ходить туда один и не делал исключения даже для Готье, которого любил. Кроме того, дворянин отказался ездить верхом на лошади. Он покрывал расстояние до лепрозория пешком, как паломник, нагруженный тяжелой корзиной но дороге туда и сгорбленный от горя при возвращении. Катрин была настолько потрясена его видом, что пыталась заставить его взять лошадь. Но Фортунат отказался. 

- Нет, госпожа Катрин, даже осла не возьму. Теперь, когда он уже не может ездить, как любил это делать раньше, я, его оруженосец, пойду к нему пешком! 

Благородное воодушевление и сильное волнение, с которыми были произнесены эти слова, глубоко тронули Катрин. Она не пыталась больше препятствовать ему. Ее глаза заблестели от слез, она обняла молоденького дворянина за плечи, прижала к себе и по-братски поцеловала его в обе щеки. 

- Ты смелее, чем я, - сказала она. - У меня не хватает смелости идти туда самой. Мне кажется, что я умру, когда увижу перед собой эти двери - двери, которые никогда не отворяются! Я пытаюсь довольствоваться только видом дыма из трубы, очень далекой отсюда... Но ведь я только женщина, - смиренно добавила она. 

В тот вечер, когда Фортунат был вызван к ней для получения последних указаний перед отъездом в Монсальви, она опять вернулась к старому. 

- Ведь от Монсальви до Кальве больше пяти лье! - сказала она. - Я думаю, тебе следует согласиться взять коня или хотя бы мула. Ты ведь всегда можешь спешиться, на любом расстоянии от... 

Она не смогла заставить себя произнести название этого ужасного места. Но Фортунат покачал головой. 

- Просто мне потребуется на два дня больше времени, госпожа Катрин, и все! 

Катрин опять замолчала. Она инстинктивно понимала желание маленького гасконца терпеть страдания, когда он навещал человека, вся жизнь которого была страданием. И она шепнула себе сквозь стиснутые зубы, сцепив руки: "Когда-нибудь... я тоже пойду туда! И никогда не вернусь..." 

На следующее утро Катрин в сопровождении Сары и Готье стояла на крепостном валу, наблюдая отъезд сына и свекрови. Из-под черной вуали она смотрела на древние носилки - неуклюжую повозку, закрытую кожаными занавесками, - извлеченные из конюшни замка специально для этого путешествия, которые как раз проходили через ворота. Ледяной ветер проносился по покрытой снегом долине, но Мишелю было достаточно тепло в носилках между бабушкой и Донатьеной. Внутри носилок было столько ножных грелок, полных горячего угля, и столько меховых покрывал, сколько удалось достать. Маленький мальчик начал свое путешествие к миру и безопасности, окруженный вооруженным эскортом, и, несмотря на это, Катрин не смогла сдержать слезы. Поскольку никто не мог видеть их под вуалью, она позволила им течь беспрепятственно. Она чувствовала на губах бархатистость щеки сына с того момента, когда страстно, безостановочно, почти дико целовала его, прежде чем отдать бабушке. Вынужденное расставание разрывало ее душу. Затем обе женщины разошлись без слов. Но прежде чем забраться в носилки, Изабелла де Монсальви быстрым движением перекрестила молодую женщину. Потом она взяла Мишеля на руки, и тяжелые кожаные занавески задернулись за ними. 

Теперь процессия уже спускалась по каменистой тропе в направлении деревни. Со своего наблюдательного поста Катрин могла различить красные и синие шапки крестьян, собравшихся рядом с церковью. Из домов выбегали женщины, некоторые несли мотки шерсти, укрытые плетеными чехлами. Когда носилки проходили мимо, фигурки собирались вокруг. Окрестности погрузились в полную тишину. То здесь, то там поднимался дымок из печных труб. За горами, на которых каштановые леса сбросили свой летний наряд, пробивалось сквозь облака солнце, и его длинные лучи-стрелы зловеще отражались на копьях вооруженного эскорта и золотили страусиные перья на беретах людей. Ян Макларен, лейтенант Хыо Кеннеди, был назначен командовать шотландцами, которым было поручено сопровождать маленького господина и его бабушку. Им нужно было вернуться на следующий день. А еще день спустя из замка должна была уехать на север Катрин. 

Когда последний из стражников исчез в рощице, спускавшейся в долину, Катрин отвернулась. Сара стояла, сцепив руки на груди, глаза ее, полные слез, по-прежнему смотрели на то место, где исчез из виду отряд, губы ее дрожали. Затем Катрин взглянула на Готье, но его внимание было на чем-то другом. Он повернулся на запад и как будто прислушивался к чему-то. Выражение его широкого лица было таким напряженным, что Катрин, знавшая, что у него чутье, как у охотничьей собаки, тотчас встревожилась. 


Страница 5 из 125:  Назад   1   2   3   4  [5]  6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"