Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Катрин внимательно выслушала короткую речь фламандца, тем более, что сна, похоже, была адресована, в первую очередь, ей. Она чувствовала, что за этими словами должна скрываться какая-то мысль, но было не вполне ясно, в чем она заключается. Безусловно, он не случайно упомянул о цыганах. 

- Не предлагаете ли вы, - надменно спросил Жан де Бей, - чтобы мы вступили в переговоры с одним из этих диких созданий? Какое это было бы опасное предприятие! Нас предали бы Ля Тремую за стоимость пары цыплят! 

- Конечно, нет, ваше высочество, - отвечал Тристан, пристально глядя на Катрин. - Скорее, я думал об умной, храброй и изобретательной женщине, умело замаскированной... 

- Это вы о чем? - подозрительным тоном вмешался де Брезе. 

Тристан не сразу ответил, но к этому моменту Катрин уже поняла смысл его речей. Его идея, которую он не решался предложить (без сомнения, опасаясь бурной реакции, которую она вызвала бы у некоторых из присутствующих), стала совершенно ясна ей вскоре после того, как он упомянул цыган. И сейчас она предложит ее как свою. Она ободряюще улыбнулась Тристану и положила руку на плечо Пьера де Брезе, дабы сдержать последнего. 

- Мне кажется, я улавливаю, что имеет в виду господин Л'Эрмит, - спокойно сказала она. - Он просто говорит, что если я готова на все ради смерти Ля Тремуя, то тогда я, бесспорно, идеальная женщина для этой роли. 

Началась страшная сумятица. Все рыцари закричали одновременно, и над всеми голосами возвышался надтреснутый дискант епископа. Один Амбруаз де Лор ничего не сказал, но уголок его рта дернулся, что можно было принять за подобие улыбки. Герцогиня-королева была вынуждена возвысить свой голос, чтобы призвать всех к молчанию. 

- Успокойтесь, господа, - холодно сказала она. - Мне понятна тревога по поводу этого дерзкого и опасного предложения, однако криком ничего не достичь. Кроме того, мы оказались в таком трудном положении, что необходимо тщательно рассматривать все предложения, какими бы опасными или неосуществимыми они не казались на первый взгляд. И нужна холодная голова! Что же касается вас, Катрин, то уверены ли вы, что достаточно взвесили риск и опасность, которые вас ждут в таком отчаянном предприятии? 

- Я все серьезно обдумала, государыня, и не нахожу их непреодолимыми. Если я смогу послужить вам и королю, одновременно отомстив за своих близких, я буду считать себя безмерно счастливой! 

Коннетабль взглянул своими голубыми глазами в глаза Катрин и вопрошающе задержал взгляд. 

- Вы будете рисковать каждую минуту. Если Ля Тремуй узнает вас, вы не доживете до следующего рассвета. Вы понимаете это? 

- Да, ваше высочество, - сказала она, быстро присев в реверансе, - и принимаю опасность. Кроме того, не нужно ее преувеличивать. 

Господин камергер меня едва знает. Когда он видел меня, я была одной из фрейлин королевы Марии, одинаково благочестивых и унылых, да и видел он меня всего лишь, два-три раза, причем всегда в окружении других дам. Он вряд ли меня узнает, особенно, если меня переодеть. 

- В таком случае должен сказать, что это кажется великолепным планом. У вас на все есть ответ. Я восхищаюсь вашей отвагой! 

Он слегка отвернулся, чтобы поговорить с Тристаном Л'Эрмитом, и тогда заговорил Жан де Бей. 

- Если предположить, что мы примем предложение госпожи де Мопсальви и позволим ей взять на себя эту опасную и неприятную роль, как можем мы быть уверены, что она сыграет ее достаточно убедительно, чтобы ввести в заблуждение нашего врага? У этой египетской публики странные манеры и еще более странные обычаи. 

- Я знаю их обычаи, - мягко перебила Катрин. - Мессир, моя верная нянька Сара - цыганка. Она была продана в рабство венецианцам. 

Следующее возражение высказал Пьер де Брезе. 

- Но согласятся ли эти люди стать нашими сообщниками? Это ведь - дикий, неукротимый, независимый народ. 

Губы фламандца сложились в тонкую улыбку - улыбку, которая заключала в себе также и угрозу. 

- Они тоже любят золото... и боятся виселицы! Угроза одного вкупе с обещаниями другого в соблазнительных количествах должны помочь склонить их к нашей точке зрения. Кроме того, они, конечно, тепло примут Сару, как одну из своего племени. И, помимо всего прочего, если вашему высочеству будет угодно, я вызываюсь составить госпоже Катрин компанию среди цыган. Тогда я смогу обеспечить ее связь с вами, господа! 

- Я согласен, - сказал Ришмон, - и думаю, что этот план хорош. Есть ли у кого-нибудь еще какие-либо возражения? 

- Нет, - сказал епископ, - кроме лишь тревоги, которую мы все испытываем при мысли, что благородная и добропорядочная дама будет рисковать своей душой... и телом в таком опасном предприятии. Честь госпожи де Мопсальви... 

- Вам нет нужны опасаться за мою добродетель, господин епископ, - спокойно сказала Катрин. - Я могу защитить себя. 

- Но есть еще одна вещь, которую я хотел бы выяснить, - настаивал прелат. - Когда вы получите доступ к Ля Тремую, как вы предполагаете добиться того, чтобы он переехал из Амбуаза в Шинон? Возможно, у него и есть склонности к цыганским девушкам, но значит ли это, что он позволяет им давать себе советы или влиять на свое поведение? В его глазах вы будете не лучше любой из них... 

Тут Катрин засмеялась мягким серебристым смехом, который, как по волшебству, стер тревогу с рыцарских лиц. 

- У меня есть собственный план, ваше преосвященство, но, если вы не возражаете, я хотела бы сохранить его при себе. Скажу только одно: я воспользуюсь всепоглощающей страстью господина камергера, его вожделением... к золоту! 

- Да хранит и оберегает вас Бог, дитя мое! Мы будем молиться за вас. 

Он простер над коленопреклоненной женщиной левую руку, на которой было кольцо с огромным сапфиром, а правой провел, благословив, по ее гладкому челу. 

Сердце Катрин стучало, как барабан. Наконец-то, наконец-то она вступает в бой; она затравит врага в самом его логове! За свою жизнь она испытала много приключений, но не по своему выбору они всегда навязывались ей судьбой. Когда она покинула Бургундию, чтобы найти Арно в Орлеане, она была обязана принять помощь судьбы и распорядиться ею наилучшим образом. Но теперь добровольно и сознательно, но зову души и ради огромной любви, которую она питала к утраченному мужу, она собиралась подвергнуть себя такой невероятной и жуткой опасности, что ничто, даже ее положение и имя, не могли ей помочь. Если ее поймают, то повесят как любую из цыганок, под которых она перерядится, и ее труп сгниет далеко от того места, где живым мертвецом разлагается Арно. Однако даже эта мысль не могла поколебать ее решимости. 


Страница 37 из 125:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36  [37]  38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"