Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

Катрин поднялась из-за стола и подошла к окну. На дворе теперь было совершенно темно, и лишь свет из окоп кухни бросал красноватый отблеск на запорошенном снегом дворе. Но уже очень давно глаза молодой женщины не нуждались в дневном свете, чтобы отыскать точное направление к больнице в Кальке, Сквозь тьму и пространство невидимые узы, такие же крепкие и мучительные, как и прежде, связывали ее с любимым мужем Арно де Монсальви. Иногда она стояла у окна часами, словно в забытьи, и слезы неудержимо катились по ее красивому лицу. 

Брат Этьен кашлянул, затем ласково проворчал: 

- Госпожа... вы убиваете себя! Есть ли хоть что-нибудь, что может смягчить ваше горе? 

Ничего, святой отец! Мой муж был для меня моей жизнью. В тот день... да, в тот день я перестала существовать! 

Она закрыла глаза... За крепко сжатыми веками ее беспощадная намять восстановила образ энергичною мужчины, с головы до пят одетого в черное, выходящею на солнечный свет с руками, полными живого золота женских распущенных волос, ее собственных волос, которые она в отчаянии остригла, чтобы бросить, как сказочный ковер, под ноги человеку, которого изгнали его собратья. С тех пор волосы опять отросли. Они с пускались по ее щекам, как золотой дождь, но она упорно убирала их с лица и прятала под черной вдовьей вуалью или белой накрахмаленной шапочкой, оставляющей открытым только чистый овал лица. Если бы это было в ее силах, она с радостью избавилась бы от своей красоты, особенно в те моменты, когда перехватывала восхищенный взгляд Хью Кеннеди или ощущала взоры, полные страстного преклонения, которые устремлял па нее Готье... Она никогда не снимала своих вдовьих покровов. Брат Этьен задумчиво оглядел ее красивые формы, грациозность которых не могли скрыть строгие черные одежды. Затем он взглянул на мягкое лицо с нежными губами, ставшее от горя еще трогательнее, и на продолговатые фиалковые глаза, в которых таилась боль, а прежде горела страсть. 

Добрый монах был обескуражен. Мог ли Бог создать такую красоту только для того, чтобы оставить ее тосковать и задыхаться под вдовьими покровами в глубинах старинного замка в горах Оверни? Не будь ее маленькому сыну десять месяцев, Катрин до Монсальви по доброй воле последовала бы за своим любимым мужем к прокаженным и, таким образом, обрекла бы себя на медленную, но неумолимую смерть. Теперь браг Этьен подыскивал слова, чтобы пробить броню горя, которая сковала женщину. Что он мог сказать? Говорить от имени Бога было бесполезно. Что мог сделать Господь для молодой женщины, страстно влюбленной в одного-единственного человека, женщины, которая возвысила свою любовь до идолопоклонства? Ради спасения Арно, ради спасения своего мужа, которому она никогда не переставала принадлежать телом и душой, Катрин с радостью отдала бы себя самому дьяволу... Поэтому его самого удивило то, что он сказал: 

- Госпожа Катрин, никто не должен терять надежду на провидение. Часто оно повергает тех, кого любит, чтобы затем воздать им еще более щедро. 

Грустный, красивый рот горько искривился. Катрин слабо пожала плечами. 

- О каком воздаянии мне думать? Что мне ждать от небес, о которых, вне сомнения, вы собираетесь говорить, брат Этьен? Если бы каким-то чудом сам Господь появился передо мной, я бы сказала ему: "Господь, ты всемогущ. Верни мне мужа... и возьми все остальное, даже мою будущую жизнь, но отдай мне его!" 

Внутренне монах выругал себя за глупость, но тем не менее позволил себе нахмуриться. 

- Госпожа, это богохульство! И почему, говоря обо всем этом, вы забываете о сыне? 

Узкое лицо слегка побелело от досады. 

- Почему вы говорите об этом мне? Неужели вы думаете, что я сошла с ума? Конечно же нет, я не имела в виду сына - я думала о таких вещах, как сила, красота или... 

Пальцем она указала на сверкающую кучу, покоящуюся на столе. Быстро подойдя к ней, она погрузила обе руки в драгоценности и подняла их к свету. 

- Здесь достаточно денег, чтобы купить здешние земли! Ах, как я была бы рада владеть этими сокровищами год назад, когда смогла бы все это отдать ему... моему мужу! В его руках эти камни означали бы продолжение счастливых дней для нас и всех наших людей. Теперь... -Она медленно разжала пальцы и дала камням стечь с рук тонкими искристыми ручейками. - Теперь они ничто. Камни, мертвые камни. 

- Но они могут вернуть жизнь и могущество вашему имени. Сейчас же, госпожа Катрин, хватит этих мрачных философских рассуждений! Я пришел сюда не только для того, чтобы вернуть сокровища. На самом деле я должен сообщить: королева Иоланда желает видеть вас. 

- Меня? Я удивлена, что ее величество все еще помнит о моем существовании. 

- Она никогда ни о ком не забывает, госпожа... По крайней мере, она помнит о тех, кто верно ей служил. Несомненно, она хочет видеть вас. Не спрашивайте почему, королева не сказала мне, хотя я думаю, что догадываюсь. 

Мрачные глаза Катрин изучали монаха. Казалось, что его бродячая жизнь является источником вечной молодости, поскольку он совсем не менялся. Его лицо было все таким же округлым, свежим и искренним. Но страдания Катрин были настолько сильными, что она подозревала всех без исключения. Ей казалось, что даже ее старый друг, брат Этьен, таит в себе скрытую угрозу. 

- Что сказала вам королева, посылая ко мне сюда? Вы можете вспомнить ее точные слова? 

Он кивнул, но глаза его ни на миг не опустились. 

- Конечно: "Есть такое горе, которое время не в силах заглушить, - сказала мне королева, - но иногда мщение может облегчить страдания. Иди и найди госпожу Катрин де Монсальви и напомни ей, что она по-прежнему является одной из моих фрейлин. Траур не освобождает ее от этих обязанностей". 

- Я благодарна ей за то, что она помнит меня, но неужели она забыла, что семья Монсальви в изгнании, что все они признаны изменниками и уголовными преступниками? Что мой муж должен был либо умереть, либо стать прокаженным во имя спасения товарищей по оружию? Вы говорите, королева упомянула о моем трауре, но знает ли она всю правду? 


Страница 2 из 125:  Назад   1  [2]  3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"