Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Михаил Булгаков - Мастер и Маргарита
Федор Достоевский - Идиот
Николай Гоголь - Мертвые души
Иван Гончаров - Фрегат "Паллада"
Артур Хейли - Аэрпорт
Станислав Лем - «Рассказы о пилоте Пирксе»
Валентин Пикуль - Три возраста Окини-сан
Эрих Мария Ремарк - Три товарища
Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер - Визит к Минотавру
Катрин Бенцони - Катрин в любви
Эдмонд Гамильтон - Звезда жизни

– В чем странность? 

– Он все время пытался заглянуть в глаза то одному, то другому из окружающих и все время улыбался какой-то растерянной улыбкой. 

– Больше ничего? – спросил хриплый голос. 

– Больше ничего. 

Прокуратор стукнул чашей, наливая себе вина. Осушив ее до самого дна, он заговорил: 

– Дело заключается в следующем: хотя мы и не можем обнаружить – в данное время, по крайней мере, – каких-либо его поклонников или последователей, тем не менее ручаться, что их совсем нет, нельзя. 

Гость внимательно слушал, наклонив голову. 

– И вот, во избежание каких-нибудь сюрпризов, – продолжал прокуратор, – я прошу вас немедленно и без всякого шума убрать с лица земли тела всех трех казненных и похоронить их в тайне и в тишине, так, чтобы о них больше не было ни слуху ни духу. 

– Слушаю, игемон, – сказал гость и встал, говоря: – Ввиду сложности и ответственности дела разрешите мне ехать немедленно. 

– Нет, присядьте еще, – сказал Пилат, жестом останавливая своего гостя, – есть еще два вопроса. Второй – ваши громадные заслуги на труднейшей работе в должности заведующего тайной службой при прокураторе Иудеи дают мне приятную возможность доложить об этом в Риме. 

Тут лицо гостя порозовело, он встал и поклонился прокуратору, говоря: 

– Я лишь исполняю свой долг на императорской службе! 

– Но я хотел бы просить вас, – продолжал игемон, – если вам предложат перевод отсюда с повышением, отказаться от него и остаться здесь. Мне ни за что не хотелось бы расстаться с вами. Пусть вас наградят каким-нибудь иным способом. 

– Я счастлив служить под вашим начальством, игемон. 

– Мне это очень приятно. Итак, третий вопрос. Касается этого, как его... Иуды из Кириафа. 

Тут гость и послал прокуратору свой взгляд и тотчас, как полагается, угасил его. 

– Говорят, что он, – понижая голос, продолжал прокуратор, – деньги будто бы получил за то, что так радушно принял у себя этого безумного философа. 

– Получит, – тихонько поправил Пилата начальник тайной службы. 

– А велика ли сумма? 

– Этого никто не может знать, игемон. 

– Даже вы? – своим изумлением выражая комплимент, сказал игемон. 

– Увы, даже я, – спокойно ответил гость, – но что он получит эти деньги сегодня вечером, это я знаю. Его сегодня вызывают во дворец Каифы. 

– Ах, жадный старик из Кириафа, – улыбаясь, заметил прокуратор, – ведь он старик? 

– Прокуратор никогда не ошибается, но на сей раз ошибся, – любезно ответил гость, – человек из Кириафа – молодой человек. 

– Скажите! Характеристику его вы можете мне дать? Фанатик? 

– О нет, прокуратор. 

– Так. А еще что-нибудь? 

– Очень красив. 

– А еще? Имеет, может быть, какую-нибудь страсть? 

– Трудно знать так уж точно всех в этом громадном городе, прокуратор... 

– О нет, нет, Афраний! Не преуменьшайте своих заслуг! 

– У него есть одна страсть, прокуратор. – Гость сделал крохотную паузу. – Страсть к деньгам. 

– А он чем занимается? 

Афраний поднял глаза кверху, подумал и ответил: 

– Он работает в меняльной лавке у одного из своих родственников. 

– Ах так, так, так, так. – Тут прокуратор умолк, оглянулся, нет ли кого на балконе, и потом сказал тихо: – Так вот в чем дело – я получил сегодня сведения о том, что его зарежут сегодня ночью. 

Здесь гость не только метнул свой взгляд на прокуратора, но даже немного задержал его, а после этого ответил: 

– Вы, прокуратор, слишком лестно отзывались обо мне. По-моему, я не заслуживаю вашего доклада. У меня этих сведений нет. 

– Вы достойны наивысшей награды, – ответил прокуратор, – но сведения такие имеются. 

– Осмелюсь спросить, от кого же эти сведения? 

– Позвольте мне пока этого не говорить, тем более что они случайны, темны и недостоверны. Но я обязан предвидеть все. Такова моя должность, а пуще всего я обязан верить своему предчувствию, ибо никогда оно еще меня не обманывало. Сведения же заключаются в том, что кто-то из тайных друзей Га-Ноцри, возмущенный чудовищным предательством этого менялы, сговаривается со своими сообщниками убить его сегодня ночью, а деньги, полученные за предательство, подбросить первосвященнику с запиской: «Возвращаю проклятые деньги!» 

Больше своих неожиданных взглядов начальник тайной службы на игемона не бросал и продолжал слушать его, прищурившись, а Пилат продолжал: 

– Вообразите, приятно ли будет первосвященнику в праздничную ночь получить подобный подарок? 

– Не только не приятно, – улыбнувшись, ответил гость, – но я полагаю, прокуратор, что это вызовет очень большой скандал. 

– И я сам того же мнения. Вот поэтому я прошу вас заняться этим делом, то есть принять все меры к охране Иуды из Кириафа. 

– Приказание игемона будет исполнено, – заговорил Афраний, – но я должен успокоить игемона: замысел злодеев чрезвычайно трудно выполним. Ведь подумать только, – гость, говоря, обернулся и продолжал: – выследить человека, зарезать, да еще узнать, сколько получил, да ухитриться вернуть деньги Каифе, и все это в одну ночь? Сегодня? 

– И тем не менее его зарежут сегодня, – упрямо повторил Пилат, – у меня предчувствие, говорю я вам! Не было случая, чтобы оно меня обмануло, – тут судорога прошла полицу прокуратора, и он коротко потер руки. 

– Слушаю, – покорно отозвался гость, поднялся, выпрямился и вдруг спросил сурово: – Так зарежут, игемон? 

– Да, – ответил Пилат, – и вся надежда только на вашу изумляющую всех исполнительность. 

Гость поправил тяжелый пояс под плащом и сказал: 

– Имею честь, желаю здравствовать и радоваться. 

– Ах да, – негромко вскричал Пилат, – я ведь совсем забыл! Ведь я вам должен!.. 

Гость изумился. 

– Право, прокуратор, вы мне ничего не должны. 

– Ну как же нет! При въезде моем в Ершалаим, помните, толпа нищих... я еще хотел швырнуть им деньги, а у меня не было, и я взял у вас. 

– О прокуратор, это какая-нибудь безделица! 

– И о безделице надлежит помнить. 

Тут Пилат обернулся, поднял плащ, лежащий на кресле сзади него, вынул из-под него кожаный мешок и протянул его гостю. Тот поклонился, принимая его, и спрятал под плащ. 


Страница 99 из 128:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98  [99]  100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   127   128   Вперед 

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"