Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

Пулей вылетел он из-под навеса музыкального павильона, промокнув до костей и понося последними 

1 Здесь: состояния (лат.). 

словами Основателя дружелюбства и его Отца, и оказался на улице — надо было найти убежище ненадежнее. Но все двери были закрыты. По крайней мере для него. Он остановился у кафе, не осмеливаясь войти. Это было общедоступное кафе, но официанты выгнали бы Везунчика, едва заметив, что он такой грязный и жалкий, в лохмотьях, и что он не оставит здесь ни гроша. Работающему носильщику разрешили бы войти, но его, опустившегося до положения нищего... «почетного нищего», потому что он не просил милостыни, хотя «униформа» его и выдавала, его только что взашей бы не вытолкали. Он знал это по опыту... Он прошел мимо аюнтамьенто, где находился и полицейский участок. «Здесь бы меня приняли, будь я пьян, но раз уж я трезв и ничего такого не натворил — ни за что не примут». Не знал Везунчик, какие еще учреждения размещались в этом огромном доме, для него весь дом был полицейским участком, все здесь служило одной цели: задерживать, взимать штрафы, обтесывать парней и посылать их на войну. Прошел мимо университета: по крытой галерее прогуливались, пока бушевала буря, высшие должностные лица, которым нечего было сейчас делать в здании суда. Ему даже в голову не пришло войти туда. Он ведь и читать-то не умел, а там внутри все были ученые. И отсюда его вышвырнули бы швейцары. Он прошел к суду... но час выслушивания лжесвидетелей не наступил — единственно, на что сгодились бы здесь скромные таланты Везунчика: ведь обвиняемым он не был. Как лжесвидетель, не давая себе труда вникнуть в суть преступления, он клялся здесь несколько раз говорить правду, и в самом деле, он всегда говорил правду... ту правду, которую ему приказывали говорить. Смутно он представлял себе, что все шито белыми нитками, но причины ведь были такими сложными! Кроме того, когда разные господа — адвокат, нотариус, прокурор, любой богатей — обращались к нему с просьбой дать показания, ничего дурного в этом не было: ведь во всем городке эти люди слыли за настоящих кабальеро и именно они заставляли его говорить вещи, которые, несмотря ни на что, звучали истиной, потому что исходили от них. 

Он прошел мимо библиотеки. Она тоже была общедоступной, но не для таких голодранцев, к каким он относился. Чутье подсказывало ему, что из этого зала, столь теплого, судя по двум трубам, которые видны были с улицы, его тоже вышвырнут. Наверняка побоятся, как бы он не стянул книги. 

Он прошел мимо банка, казармы, театра, больницы... все то же: для него закрыто. Всюду мужчины в фуражках с галунами стояли в дверях именно для того, чтобы не пускать Везунчиков. 

В лавки он мог войти... при одном условии — немедленно выйти оттуда вон, едва там удостоверятся, что он ничего не может купить, хотя он нуждался во всем. В тавернах в том же духе. Даже в тавернах для него не было дружелюбства. 

И ко всему еще разверзлись хляби небесные, и холод пронизывал его до костей, от сырости его била дрожь... На улице никого, один Везунчик бежал, преследуемый ветром и дождем. 

Он поравнялся с церковью. Открыто. Он вошел, подошел к большому алтарю, и ему никто ничего не сказал. Пономарь или какой-то служка пересек рядом с ним неф и посмотрел, не удивившись его присутствию, без всякой подозрительности, как на любого прихожанина. Совсем близко от амвона Везунчик увидел другого нищего: седобородый старик стоял на коленях, погруженный в молитву, он вздыхал и часто кашлял. Кашель его гулко отдавался под сводами, печально, однообразно, что должно было докучать другим молящимся, но никто не протестовал, никому даже в голову это не приходило. 


Страница 97 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96  [97]  98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"