Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

Супругам Карраско даже в голову не пришло заподозрить обман. И, приехав в 3., они, разумеется, продолжали встречаться, что было вполне естественно; но следует здесь заметить, что Виктор из мнительности, свойственной ему, как любому художнику, чье самолюбие надолго переживает его, не решился открыть новым знакомым свое настоящее имя; он назвался именем одного умершего родственника и так и жил в 3., словно какой-нибудь злоумышленник или заговорщик, скрывающий свое подлинное лицо. Он опасался, что, объяви он Кристине — так звали сеньору Карраско: «Я — Виктор Кано»,— и эти два слова, поставленные рядом, ничего не скажут ей или скажут очень немного. Ему так часто встречались люди, получившие, казалось бы, хорошее образование и прилично разбирающиеся в современной литературе, но имеющие при этом весьма смутное представление о Викторе Кано и его творчестве, а то и вовсе не знающие, кто это такой. Он понимал, что если бы Кристина восприняла его признание с безразличием, свидетельствующим о том, что она не имеет понятия о его славе или слышала о нем лишь краем уха, его самолюбие было бы сильно задето, и, чтобы не подвергать свою любовь такому тяжелому испытанию, решил вовсе сбросить со счетов вопрос, насколько развита и образованна любимая им женщина и знает ли она, кто написал «Смиренных» — самый известный его роман. Он любил ее, так сказать, инкогнито, и инкогнито взялся за осуществление плана духовного обольщения, которому способствовала, как он смог вскоре с удивлением и радостью убедиться, мечтательная задумчивость сеньоры Карраско. 

Все, что касается внешних примет и сценического оформления нашей истории, читатель легко может вообразить себе сам, если когда-нибудь ему доводилось жцть летом на морском курорте и ему представился случай завязать роман или хотя бы небольшую интрижку при столь располагающих к этому обстоятельствах; если нет — можете оживить в памяти бессчетную уйму романов, рассказов и комедий, где действие происходит на фоне соответствующих декораций, по ходу дела упоминаются море и песок, а в эпизодических ролях появляются загорелые матросы. 

Знаменитый историк сеньор Карраско, кроме страсти к изучению тайн прошлого, имел не менее пылкую страсть к исследованию морских глубин, в которых предположительно водилась рыба, с самой ранней зари он пропадал на берегу с удочкой, а когда погода портилась, ворошил прибрежный песок в поисках разноцветных ракушек — единственного, что осталось от слабых и смирных живых существ, некогда укрывшихся там от преследования своих более сильных врагов, предпочтя из любви к миру и спокойствию быть заживо погребенными, лишь бы никому не мешать и не возбуждать ничьей алчности. Пока ученый, вооружившись тростниковым удилищем и рыболовной снастью, пытался проникнуть в сокровенные уголки подводного мира, его жена, прогуливаясь по самой кромке прибоя, постигала тайные глубины души под руководством умного и опытного «водолаза» Виктора Кано. 

В первые дни их пребывания в 3. Виктор несколько раз заставал Кристину — то на берегу моря, то в ближайшей сосновой роще, на курортной галерее и даже в столовой гостиницы — за чтением книги, обернутой в газету, по всей видимости, той самой, которую он успел возненавидеть еще в поезде. Но настойчивый поклонник замечал с удовлетворением, что его возлюбленная читает теперь как-то неохотно и рассеянно, а когда он появляется, откладывает книгу в сторону. Раз она даже пожаловалась ему с улыбкой, что ее затянувшемуся чтению не видно конца. «Если так будет продолжаться, я провожусь с одним несчастным романом все лето». Но Виктор так и не поинтересовался ни разу названием книги (настолько велики были в то время его презрение к писательскому сословию и ужас перед литературой), а она, завидя приближение своего нового друга, всякий раз спешила спрятать ее. 

Недели две победа была полностью за живой книгой. Кристину не волновала больше магия печатного слова, и с тою же серьезностью и вниманием, с какими она размышляла в то утро за чашкой кофе, она выслушивала теперь пространные рассуждения, полные необычных моральных сентенций и тонких, тщательно подобранных психологических наблюдений, которые должны были, по мысли Виктора, подготовить ее к тому, чтобы она была способна принять без излишнего негодования признание известного рода, после чего можно было бы переходить к сути дела, то есть к тому, к чему все в конце концов и должно было свестись. 

Где бы ни прогуливались они с сеньорой Карраско — по пляжу ли, в сосновой роще, среди цветущих лугов и кукурузных полей,— Кано, как никогда уверенный в себе, убедивший себя силой воображения, что испытывает к Кристине возвышенную духовную страсть, не уставал развивать перед ней с пылким красноречием метафизические теории любви в духе своего предпоследнего романа, в отточенную прозу которого он облек их так, словно напитал ядом стальное лезвие клинка. Согласно этим идеям, нравственность, без всякого сомнения, необходима; этические последствия позитивизма чудовищны и отвратительны; правота христианства неоспорима в общем и целом; но нравственность — понятие относительное, то есть ее предписания не носят всеобщего и абсолютного характера; большинство моральных догм — не что иное, как сплошная казуистика (в этом частичное оправдание иезуитов и лучшая похвала Игнатию Лойоле и Талмуду). Люди духа, избранные натуры, не нуждаются в нравственных ограничениях, неизбежных, когда речь идет о невежественной и грубой толпе; напрасно душа с болезненным идеализмом отвергает все плотское; вместо того чтобы ненавидеть плоть, делать из нее пугало, душа должна пойти ей навстречу, примириться с ней и, пустив в ход косметические средства искусства, одухотворить плотские радости. Для души всегда есть убежище в этом мире — любовь; подлинная любовь доступна немногим; когда две души, способные понять и почувствовать это, встречают друг друга, их долг — предаться любви вопреки всем препятствиям, воздвигаемым на их пути обществом, и им нет дела до запретов, которые хороши, чтобы сдерживать низменные страсти большинства, но бесполезны, пагубны и нелепы для тех, кто и без того не станет марать грязью и похотью свое святое, единственное и вдохновенное чувство... Так, разливаясь соловьем, водил он Кристину по пшеничным и кукурузным полям и сосновым рощицам, а та внимательно слушала его, не подозревая — или делая вид, что не подозревает,— о том, что должно последовать за этими уроками. 


Страница 94 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93  [94]  95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"