Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

Четверо посетителей удовлетворенно переглянулись, словно поздравляя друг друга с тем, что единодушно остановили свой выбор на таком человеке, сумевшем столь ясно изложить им суть дела и столь же точно рассказать все о выборах и показать все их перипетии. Дон Опандо, не обращая или делая вид, что не обращает внимания на восхищенные взгляды присутствующих, продолжал: 

— Если таковы наше войско и наши помощники, посмотрим, каковы же наши противники и силы, которыми они хотят нас одолеть. Следует предположить, что правительство будет против избрания дона Веремундо 

по двум причинам. Первая заключается в том, что такой исход соответствовал бы чаяниям и воле народа, а от народа требуется, чтобы он лишь делал вид, что у него есть чаяния и воля, а на самом деле не имел бы ни того, ни другого. Вторая причина: если мы хотим избрать депутатом дона Веремундо, то почему же министру не может прийти в голову мысль предложить в депутаты своего сына, родственника или какого-нибудь свояка из различных ответвлений и отростков, объединяемых этими священными и нечестивыми узами родства? Исходя из того, что правительство должно быть против нас, ибо его цель всегда противостоять, проведем смотр его сил и посчитаем их голоса. Во-первых, против нас будут голосовать начальники тюрем, надзиратели, стражники, охранники, тюремные инспектора со всего округа — все те, кто из-за того, что по ночам выпадает обильная роса, вынуждают многих, предрасположенных к насморку и простуде, избрать на неопределенный срок пристанище о четырех крепких стенах, где из милости с постояльцев взимают умеренную плату за услуги, а это, удесятеряя жалованье и наградные этой своры, усиливает также в десять раз их любовь и преданность существующему порядку вещей. Эта братия может насчитывать двадцать пять голосов, что по нынешним временам негусто; однако вскоре их число возрастет, потому что полагают, ибо это необходимо, открыть еще двенадцать тюрем к началу купального сезона. К этой компании следует присовокупить еще пятнадцать или двадцать небогатых землевладельцев, выращивающих рожь, пшеницу и просо; не находя, где обмолотить свое никудышное зерно, так как мы не позволяем этим бедолагам убирать урожай в одно время с нами, они с нетерпением и восторгом ждут перемен, обещаемых им изо дня в день, и каждое зернышко пшеницы предстает перед их глазами словно миндалина или кокосовый орех, а потом все рассеивается, как дым, из-за зловредных проделок недоброжелателей. Поскольку тридцать или сорок аптекарей и ветеринаров, врачующих наших свиней и наши ссадины, заимели дурную привычку перепоясывать себя иными лентами, чем кнут да пластырь, а мы не можем дать им подобных безделушек, мне представляется разумным причислить почти всех их к враждебному лагерю. Впрочем, силы противника в нашем городе и в округе Кубаскула мы найдем и в лице крестьян со вновь распаханных земель и издольщиков. Дело в том, что они 

хотят получить наделы на обоих городских пастоищах, а это не составляет труда для власть имущих, и, против всяких ожиданий, подобная операция была бы на руку также и нам, потому что вскоре после раздела пастбищ владельцы продали бы свои участки как малодоходные, и, стало быть, за небольшую плату, а мы (то бишь состоятельные люди) стали бы таким путем законными хозяевами этих пастбищ и других городских угодий. И все же, несмотря на подобное искушение, мы будем воевать с этим народом, расстроим их планы, обеспечим победу дона Веремундо, и то, что не проходит по духовному завещанию, пройдет как дополнение к нему или же по дарственной, потому что либо скрытно и без шума, если у власти окажутся одни, либо с барабанным боем, если к власти придут другие, но, так или иначе, эти земли достанутся и будут принадлежать нам, хотя бы вся вселенная вымерзла из-за того, что зимой не нашлось бы ни полешка, ни щепочки для камина. И вот вы видите, голуби,— разливался дон Опандо,— после подсчета и тщательного рассмотрения силы противника куда слабее ваших, и это должно благоприятствовать вашим замыслам. 

— Так оно и есть,— сказал дон Раймундо, поднимаясь со своего места.— А теперь,— он повернулся к своим сотоварищам,— а теперь за работу. Ты, дон Пако, отправляйся к своему дядюшке Антонио Каньисаресу и воспользуйся его влиянием, чтобы заполучить триста голосов. Дон Бруно возьмет на себя труд склонить своего тестя к такому соглашению, которое дало бы нам голоса мельников и их подручных. Дон Тадео обеспечит нам поддержку подопечных его деда, а на мой счет пусть, разумеется, запишут двести акул из Самбростене-са, как их называет с некоторой толикой шутливости дон Опандо, я же хорошенько позабочусь о них, даже если для этого придется урезать расход отрубей в моей усадьбе в Марайме, чтобы выставить им еду и питье по-вкуснее. 

— В добрый путь? — промолвил дон Раймундо, повернувшись к дону Опандо. 

— В добрый путь! — ответил тот. 

Обменявшись с каждым из присутствующих торопливым рукопожатием, дон Опандо остался в кабинете, а остальные, отворив дверь, вышли на улицу и отправились каждый по своим делам. Дон Опандо вернулся к своему креслу, уселся в него и, чтобы размяться, изме- 

нил положение, в котором пребывал до тех пор; он ловко закинул правую ногу на левую и, чтобы утешить свой скорбящий от одиночества глаз созерцанием того, что не только ему приходится туго, он устремил его на свою изувеченную ногу, затем, помогая себе руками, стал передвигать ее, раскачивать из стороны в сторону, словно обнадеживая: придет, мол, время, и она начнет двигаться и сгибаться по всем правилам. 

Тот, кто полагает себя знатоком физиологии или претендует на отгадывание чужих мыслей по внешним данным и мимолетным проявлениям человеческой натуры, может сказать что ему заблагорассудится о том, что занимало ум дона Опандо в эти минуты; что же до нас, мы лишь скажем, что все эти мысли сводились к следующему умозаключению: «Играть надо по большой; в колоде я должен найти много козырных карт; я буду большим дураком, если не смогу урвать кус от этого пирога». Пока он размышлял подобным образом, раздался тихий, неуверенный стук в дверь кабинета и послышался робкий, боязливый голос: 


Страница 9 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8  [9]  10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"