Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

В Натаойо, на перекрестке дорог, Чинта все же чуть было не расстался с Кордерой. Подвыпивший крестьянин из Карьб, который целый день вертелся вокруг 

Антона, предлагая ему немногим меньше, чем тот запрашивал, решил еще раз попытать счастья. Он все набавлял и набавлял: в душе его боролись жадность и желание купить корову. Но Антон был непоколебим, как скала. Крестьяне не раз уже били по рукам, останавливаясь посреди дороги и задерживая других. Но в конце концов жадность взяла верх: разница в пятьдесят песо разделила их, словно пропасть, они разняли руки, и каждый отправился восвояси. Антон увел Кордеру домой по дороге, заросшей еще не распустившейся жимолостью и буйно цветущей ежевикой. 

С того дня, как Пинин и Роса почуяли недоброе, они не знали ни минуты покоя. Среди недели в дом Антона собственной персоной явился управляющий. Это был крестьянин того же прихода, что и Чинта, грубый и жестокий с задолжавшими издольщиками. Антон, не выносивший грубого обращения, весь позеленел, когда управляющий пригрозил согнать его с земли. Хозяин больше не намерен ждать? Что ж, Чинта продаст свою корову задарма, за ничто. Выхода-то нет: или плати, или убирайся вон. В ближайшую субботу Пинин пошел с отцом на базар в Умедале. Мальчуган со страхом смотрел на мясников с боен, этих хозяев рынка. Какой-то кастильский прасол дал за Кордеру подходящую цену и купил ее. Он поставил ей на боку клеймо, и Кордера могла вернуться в свое стойло, но она уже была чужой, проданной, и даже колокольчик у нее на шее позвякивал печальней, чем обычно. Следом за Кордерой, низко опустив голову, понуро плелись Антон Чинта и Пинин с красными, заплаканными глазами. Роса, узнав о продаже Кордеры, крепко обняла ее; корова покорно подставила голову ласке, как подставляла ее под ярмо. 

«Эх, уведут старуху! — думал нелюдимый Антон, и сердце его разрывалось на части.— Конечно, она — животное, но ведь ребятам она заменяла и мать, и бабку!» 

В те мрачные дни на пастбище, на зеленом лугу Сомонте, царила зловещая тишина. Кордера, не догадываясь о своей горькой судьбе, мирно паслась и отдыхала зиЬ зреае ае^егпкаИз *. Вот так же, наверно, будет она пастись и за минуту перед тем, как обух мясника свалит 

1 Под знаком вечности (лат.). 

ее замертво наземь. А Роса и Пинин в отчаянии лежали на траве, теперь уже совсем ненужной, и с ненавистью смотрели на проходящие поезда, на телеграфный столб с проводами... Незнакомый грозный мир, уходящий вправо и влево вместе с проводами, забирал у них самое дорогое — Кордеру. В четверг вечером состоялось прощание. За Кордерой пришел агент от кастильского прасола. Он заплатил деньги, распил с Антоном магарыч, и Кордеру вывели из стойла. Чинта хватил лишнего и был сильно возбужден; тяжесть монет в кармане возбуждала его еще больше. Чтобы как-то забыться, он принялся говорить, говорить без конца, вовсю расхваливая свою корову. Агент посмеивался, слушая неуемные восторги Антона. Сколько жбанов молока давала Кор-дера! А какая она была выносливая и послушная в упряжке! Антон и думать не хотел, что через день-другой из нее наделают котлет и бифштексов. Он представлял себе Кордеру живой и здоровой — пусть работающей на другого хозяина, забытой им и его детьми, но живой, счастливой... 

Пинин и Роса, тесно прижавшись друг к другу и взявшись за руки, сидели на куче сухого навоза — единственном воспоминании об их Кордере и былых заботах о ней. Дети смотрели на недруга глазами, полными ужаса. В минуту прощанья они бросились к любимице, и сколько тут было слез, объятий, поцелуев! Близнецов невозможно было оторвать от Кордеры, Антон, у которого уже прошло возбуждение, вызванное вином, совсем упал духом. Он скрестил на груди руки и ушел в темный хлев. 

А дети еще долго шли по уличке вдоль высокой изгороди и никак не хотели отстать от Кордеры, которая понуро плелась за незнакомым ей равнодушным человеком. Вконец расстроенный Антон кричал вслед детям: 

— Довольно, довольно, ребята! Слышите, что я вам говорю? Полно хныкать! 

А у самого в голосе слышались слезы. 

Спускалась ночь. Темная уличка, которую делала еще темней высокая живая изгородь, образующая над ней свод, скоро совсем поглотила Кордеру. Некоторое время о ней еще напоминало легкое позвякивание колокольчика, замиравшее вдалеке среди томительного стрекотания кузнечиков. 

— Прощай, Кордера! — безутешно рыдая, кричала Роса.— Прощай, моя родименькая! 

— Прощай, Кордера! — вторил ей горестно Пинин. 

— Прощай, прощай! — тихо, на свой лад, отвечал издалека колокольчик. И этот скорбный, жалобный звон тонул среди других звуков июльской деревенской ночи. 

На другой день, как обычно, спозаранку Пинин и Роса побежали на луг Сомонте. Прежде они никогда не замечали его безмолвия, но в этот день луг без Корде-ры показался им настоящей пустыней. Внезапно раздался свисток локомотива, показался дымок, а за ним и весь состав. Через узенькие окошечки мрачного товарного вагона близнецы увидели коров, испуганно таращивших глаза. 

— Прощай, Кордера! — крикнула Роса, догадываясь, что в одном из вагонов находится их подруга. 

— Прощай, Кордера! — как эхо, отозвался Пинин, яростно сжимая кулаки и грозя поезду, летевшему в Кастилию. 

Мальчуган, лучше сестры разбиравшийся в житейских делах, твердил, горько плача: 

— Ее везут на бойню... На мясо для разных господ, для попов и индианцев *. 

— Прощай, Кордера! 

— Прощай, Кордера! 

И близнецы с ненавистью смотрели на железную дорогу, на телеграфный столб — символ того жестокого мира, который теперь пожирал их друга, товарища игр и молчаливых ласк, отбирал у них Кордеру, чтобы превратить ее в лакомство для богатых обжор... 

— Прощай, Кордера! 

— Прощай, Кордера! 

Прошло немало лет. Пинин стал взрослым парнем, и его взял к себе на службу король. Шла карлистская война. Антон Чинта был арендатором у помещика из побежденного лагеря, и не к кому было обратиться за помощью, чтобы признать Пинина негодным к военной службе. Да он к тому же был крепок, как молодой дубок. 

В один пасмурный октябрьский день Роса одиноко стояла на лугу Сомонте. Она ждала, когда пройдет 


Страница 89 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88  [89]  90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"