Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

Я был настолько взволнован всем этим, что напрасно пытался успокоиться, обдумывая развязку этой запутанной истории. Напротив, я все больше запутывался, а образ бедной графини не покидал моих мыслей. Я вглядывался во все лица, появлявшиеся в омнибусе, надеясь увидеть в них хоть что-нибудь, что помогло бы мне разгадать загадку. Я испытывал ужасное умственное перевозбуждение, и, несомненно, мое внутреннее смятение отражалось у меня на лице, потому что все смотрели на меня, как на диковинку. 

VII 

Однако впереди меня ожидало происшествие, которое должно было еще больше заморочить мне голову во время этого рокового путешествия. Когда мы проезжали по улице Алкала, вошли кабальеро с дамой и сели рядом со мной. Похоже было, что человек этот находился под сильным впечатлением от чего-то только что увиденного, и мне даже показалось, что он подносил платок к глазам, чтобы вытереть невидимые слезы, которые наверняка текли под зелеными стеклами его огромных солнцезащитных очков, 

Немного погодя он тихо сказал своей спутнице, вероятно, жене: 

— Ну так вот, подозревают отравление, можешь не сомневаться. Мне это только что сказал дон Матео. Несчастная женщина! 

— Какой ужас! Я тоже подумала об этом,— ответила его супруга.— Чего еще ждать от таких злодеев? 

Клянусь, я камня на камне не оставлю, пока не докопаюсь до истины. 

Я выслушал все это, затаив дыхание, и тихо произнес: 

— Да, сеньор, это отравление. Мне это совершенно ясно. 

— Как? И вы знаете? Вы были с ней знакомы? — живо спросил господин в очках, оборачиваясь ко мне. 

— Да, сеньор, и я не сомневаюсь, что смерть была насильственной, как бы ни пытались нас убедить, что она скончалась от несварения желудка. 

— То же самое говорю и я. Какая замечательная женщина! Но откуда вы знаете?.. 

— Знаю, знаю,— ответил я, очень довольный тем, что он не принимает меня за сумасшедшего. 

— Значит, вы не откажетесь дать показания в суде, потому что уже начато следствие. 

— Буду только рад. Чтобы наказать этих негодяев, я дам показания, непременно дам, сеньор. 

Мое умопомрачение дошло до такой крайности, что я полностью поверил в реальность этой истории, наполовину увиденной во сне, наполовину прочитанной. 

— Так вот, сеньор, нужно раскрыть эту тайну, и преступники должны быть наказаны. Я дам показания. Ей подсыпали яду в чашку с чаем, так же, как и молодому кабальеро. 

— Ты только послушай, Петрония,— сказал господин в очках жене,— в чашку с чаем. 

— Да, я потрясена,— ответила сеньора.— На что только не способны эти злодеи! 

— Так-то вот, в чашку с чаем. 

— Графиня играла на рояле... 

— Какая графиня? — спросил мужчина, перебивая меня. 

— Графиня, которую отравили. 

— Но ни о какой графине не было речи. 

— А, так вы тоже заодно с теми, кто скрывает правду. I 

— Помилуйте, какая графиня, какая герцогиня, речь шла всего-навсего о нашей прачке, жене стрелочника с Северного вокзала. 

— Прачка, вот как,— сказал я с издевкой.— Не хотите ли вы, чтобы я поверил, будто это и в самом деле была прачка. 

Кабальеро и его жена насмешливо посмотрели на меня, а потом стали тихонько шептаться между собой. Сеньора взглянула на меня с таким выражением, словно я был пьян. Я стерпел столь обидное оскорбление и промолчал, глубоко презирая, как и подобает людям великодушным, столь непочтительное подозрение. Моя тревога все возрастала, графиня ни на секунду не шла у меня из головы, и я так стремился узнать все о ее ужасной кончине, словно это не было лишь плодом моего разгоряченного воображения под впечатлением сновидений и подслушанных разговоров. Наконец, чтобы вам стало понятно, до какого предела дошло мое умопомрачение, я расскажу последний эпизод этой поездки о том, как нелепо я положил конец жестокой схватке моего больного рассудка с полчищем призраков. 

Омнибус выезжал на улицу Серрано, когда я посмотрел в окно и при скудном свете уличных фонарей увидел проходящего мимо человека. От неожиданности я вскрикнул и, не помня себя, завопил: 

— Вот он, вот он, злодей Мударра, главный виновник стольких подлостей. 

Я велел остановить омнибус и вышел, вернее, бросился к двери, спотыкаясь о ноги пассажиров,- выскочил на улицу и побежал вслед за этим человеком, крича: 

— Держи его, держи его, это убийца! Вообразите себе, какой эффект произвели эти крики 

в тихом и спокойном квартале. Этого типа, того самого, что я видел днем в омнибусе, схватили. Я не переставал кричать: 

— Это он приготовил яд для графини, это он убил графиню! 

Наступил момент неописуемого смятения. Он заявил, что я сумасшедший, но как бы там ни было, нас обоих доставили в полицейский участок. Там я полностью перестал понимать, что происходит. Я совсем не помню, как провел ночь в камере, куда меня посадили. Самое живое воспоминание, которое я вынес из столь необычного происшествия,— зто пробуждение от глубокого оцепенения, в которое я впал, настоящего умопомрачения, вызванного помутнением рассудка, которое наука изучает весьма тщательно и считает симптомом явного помешательства. 

Происшествие, по всей видимости, не имело последствий, поскольку ненавистный персонаж, которого я окрестил Мударрой, оказался честным торговцем бакалейными товарами,' и он никогда никакой графини не отравлял. Но я, однако, еще долгое время упорствовал в своем заблуждении и то и дело восклицал: 

— Несчастная графиня! Что бы там ни говорили, а я буду стоять на своем. Ничто не заставит меня поверить, что жизнь твою оборвала не рука разъяренного мужа... 

Понадобилось несколько месяцев, чтобы призраки, помутившие мой рассудок, вернулись в свою скрытую ото всех обитель, из которой они вырвались, и мой разум вновь обрел свою былую ясность. Я теперь смеюсь всякий раз, когда вспоминаю это путешествие, а все сочувствие, которое прежде вызывала у меня воображаемая жертва, отдано теперь кому бы вы думали? Моей спутнице в этом печальном путешествии, раздражительной англичанке, которой я вывихнул ногу, когда сломя голову бросился вон из омнибуса, чтобы догнать предполагаемого дворецкого. 


Страница 86 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85  [86]  87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"