Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

2 Вара — мера длины, равная 83,5 см. 

храм Бэла-Мардука и знаменитая девятиступенчатая башня Нимрода , вторая ступень которой начиналась на высоте более восьмидесяти вар. С вершины этой башни, едва не касавшейся, как казалось снизу, небесного свода, древние мудрецы, говорят, вели тайные беседы с богами или духами, направляющими движение звезд. Издали мы смутно различали колоссальные изваянные или рисованные на стенах дворцов и храмов фигуры: быков с человеческими головами и людей с львиными, вельмож и воителей, опоясанных портупеями. В лучах утреннего солнца сверкали огромные здания и сто золоченых бронзовых городских ворот. Блеск их слепил глаза. Евфрат и Тигр, извиваясь под лучами / солнца, казались двумя потоками расплавленного золота, петлей охватывающими местность. 

Глашатаи ускакали вперед, чтобы оповестить вавилонян о моем прибытии. И вот на дороге, проходившей ч по обширной равнине, где зеленели поля, сады и рощи, мы увидели быстро растущее облако пыли. Потом разглядели приближавшееся к нам темное пятно. Вскоре прискакал во весь опор один из моих глашатаев и сообщил, что встречать меня выехал сам Нанар с многочисленной свитой. Тут темное пятно разрослось, и мы услышали звуки труб и рожков, ржанье коней и бряцание оружия. И наконец увидели сверкающие золотом и серебром роскошные одежды тех, кто нас встречали. 

Тогда я велел вознице погонять коней и вскоре подъехал к царю Нанару, которого несли в великолепном паланкине из бамбука и сандала, отделанного перламутром, двенадцать стройных и сильных юношей. Царь сошел с паланкина, я — с колесницы, мы сердечно приветствовали друг друга и обнялись. 

На царе была туника из золотистой парчи, расшитой шелком всевозможных цветов и оттенков. Шелком были вышиты все полевые цветы, все птицы небесные и все звезды небосвода. Еще на нем были умопомрачительный кидар 2, на руках — кольца и браслеты, а в ушах — серьги с круглыми жемчужинами величиной с перепелиное яйцо. Волосы благоухающими локонами спадали на плечи; борода, вся в мелких завитках, была искусно расчесана. От одежды и всей его особы исходил тонкий аромат. Несмотря на всю свою суровость, я не мог не 

1 Н и м р о д — царь Халдеи, которому приписывалось строительство Вавилонской башни. 

2 Кидар — старинный персидский головной убор. 

восхититься изяществом царя Нанара и признался самому себе, что человека, который выглядел бы в большей степени сотте П 1аи1, я не встречал за всю свою жизнь. 

Царь пригласил меня в свой дворец и устроил в мою честь столько великолепных празднеств и так меня увеселял, что я чуть не забыл о своей миссии. То концерт, то бал, то пир, подобный тому, который дал много лет спустя Валтасар '.Ая все не решался спросить, что же царь сделал с Парсондом. Я не мог представить себе, чтобы такой отменный амфитрион, умеющий принимать, потчевать и развлекать гостей так любезно и благородно, предал смерти или подверг истязаниям в тюремном застенке моего дорогого учителя. 

Но в конце концов я собрал воедино всю свою суровость и решимость и однажды вечером сказал Нанару от имени царя Артея, моего господина, что либо он сию же минуту откроет, где находится добродетельный Парсонд, либо потеряет трон и жизнь. Вместо ответа Нанар приказал созвать всех баядерок и певиц, какие были во дворце, разумеется, не трогая покоев — гарема или как там еще это называлось,— предназначенных для его жен. Таких жриц богини Милиты насчитывалось во дворце более девятисот, и это были самые красивые и изощренные в своем искусстве девушки, каких только можно отыскать во всей Азии. Девушки вошли в зал танцуя, напевая и подыгрывая себе на флейтах, кастаньетах и псалтерионах 2, слушать их было так же приятно, как и смотреть на них. Я был восхищен и поражен. Но тут Нанар и вовсе ошеломил меня, сказав: 

— Вот он, твой святой Парсонд, в кругу этих женщин. Парсонд, подойди и поздоровайся со своим бывшим учеником. 

И тогда из круга танцующих и поющих девушек вышел человек, которого, если бы не борода, можно было принять за женщину. Брови его были выкрашены черной краской, веки подведены синей, чтобы ярче сверкали глаза, на щеках — румяна. От него веяло благовониями, и одежда на нем была роскошная, не 

1 Валтасар (убит в 539 г. до н. э.) — сын последнего вавилонского царя Набонида. В Библии содержится красочное описание пира в его дворце (Валтасаров пир). 

2 Псалтерион — старинный музыкальный инструмент, похожий на гусли. 

хуже царской; походка мягкая, как у женщины; с ушей свисали изящные сережки, на шее — жемчужное ожерелье, на голове — венок из цветов. Но все-таки это был Парсонд, он подошел и обвил мою шею руками. 

— Я теперь совсем не тот, что прежде,— сказал он.— Возвращайся в Сузы, если хочешь, но никому не говори, что я жив, иначе ты подведешь волхвов — лишишь их возможности ссылаться на меня как на образец святости. Нанар отмстил мне за мою грубую и неряшливую добродетель тем, что, захватив меня в плен, велел прежде всего вымыть с мылом и мочалкой. Потом меня мыли и умащали благовониями по два раза в день, оделяли всем, чего моя душа пожелает, не успеешь и рта открыть, заставляли проводить время в обществе этих веселых девушек, и с ними я, в конце концов, забыл и Заратустру и свои суровые проповеди, убедившись, что на этом свете надо стараться прожить свою жизнь как можно лучше и не лезть в жизнь других людей. От чужих забот и осел сдохнет, и уж самый последний осел тот, кто берется осуждать чужие пороки только потому, что ему не предоставилось случая предаться им самому, а еще бывает, что он их не познал из-за невежества, дурного вкуса и неотесанности. 

Я заткнул уши, чтобы не слышать подобные святотатства из уст такого изумительного мудреца. Я пришел в ярость и отчаяние, поняв, что он превратился в жуира, щеголяющего кружевом и совсем уж неприличным ожерельем; однако, дабы избежать скандала и пересудов, решил посоветовать волхвам по-прежнему твердить, что, мол, Парсонд вознесся в эмпиреи, продолжать поклонение его образу и никому никогда не говорить, «I при случае и начисто отрицать, что он живет с танцовщицами во дворце вавилонского царя Нанара. 


Страница 71 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70  [71]  72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"