Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

Так что их редко можно видеть в городе, но когда они появляются на улице, то передвигаются так лениво и медленно, словно парусник в полный штиль. Они рассматривают лавки, предметы и людей с выражением величайшего недовольства, а когда кто-нибудь приветствует их, отвечают таким вялым кивком, будто вот-вот упадут в обморок. 

Чаще всего можно видеть, как все они, завернувшись в полупрозрачные капоты, сидят у себя на балконе. В такой час, да и в другое время дня, на тротуаре напротив торчит их неизменный почетный караул, состоящий из нескольких юнцов, хоть и бедно одетых и давно не мытых, но зато самых разудалых в городе. Эти бедолаги проводят там часы напролет, подкручивая кончики своих жидких юношеских усиков, то и дело вытаскивая манжеты рубашек и раздвигая лацканы сюртучков, чтобы подчеркнуть выпуклость крепкой груди,— словом, пускаются на тысячу всевозможных уловок и ухищрений, точно дрессированная обезьянка, обученная ловким цыганом завлекать праздную публику на ярмарке. 

1 Патио — внутренний двор. 

2 Сардинеро — пригород Сантандера. 

Мы уже сказали, что дамы Каскахарес хоть и некрасивы, но изысканны. Это определение придумано в наш демократичный век для тех, кто не принадлежит ни к черни, ни к сливкам общества, у кого аристократизм не в крови, а в наружности. 

Влияние этого стремления к незаурядности незамедлительно сказывается на простых людях. В наши дни вы можете встретить местную кокетку, наряженную так, что невозможно пройти мимо: огромный бант на пояснице, кусок тюля на затылке, челка, закрывающая глаза, платье наполовину голубое, наполовину канареечное, ожерелье из кусочков коричных веток, серьги величиной с персик... и прочие нелепости в том же роде. 

Если вы осмелитесь остановить такую красотку на улице и спросить, что это на ней такое, она удивленно ответит: 

— А вам разве не нравится? 

— Нисколько. 

— О! Но ведь такое же носят дамы Каскахарес, в Мадриде это производит фурор! 

— Вот как! 

— Вам не нравятся эти девушки? 

— Какие? 

— Каскахарес. 

— По правде говоря, я как-то не обращал на них внимания... 

— О! Они ведь так изысканны! 

Вот почему, дорогой читатель, многие женские наряды, которые тебе кажутся снятыми с огородного пугала, считаются у нас среди людей высшего общества образцом изысканности и хорошего вкуса. 

Ведь так одеваются дамы Каскахарес! 

И следует заметить, что среди мужчин, которые слишком пекутся о своем внешнем виде, можно увидеть то же самое. У них свои незаурядные и изысканные Каскахаресы, подражая которым, им приходится тонуть в широчайших панталонах, втискиваться в неимоверно узкий сюртук без лацканов, фалд и даже без подкладки, а на макушку напяливать цилиндр без полей или одни ноля без цилиндра. 

Возвращаясь к дамам Каскахарес, добавлю, что они приходят на провинциальные балы элегантно одетые, но с кислой миной; танцуют мало или вовсе не танцуют. Они последними появляются в гостиных и первыми покидают их. 

И поскольку они столь изысканны, то вздыхают то и дело по своей мечте — Биаррицу \ где всё — шик и блеск, в то время как в Сантандере они не чувствуют себя счастливыми. 

Брат-дипломат во всем поддакивает своим сестрам, что бы они ни говорили, и не отходит от них ни на минуту. Он признанный авторитет в том, что касается бантов и платьев, и вообще в модах разбирается намного лучше, нежели в протоколах своего министерства. 

Что касается другого молодого Каскахареса, то он встает в два часа пополудни, обедает в шесть, идет играть в рулетку, если она открыта, или сразиться в карты. Возвращается он не раньше трех пополуночи и при этом любит поглазеть на звезды, даже если небо затянуто облаками, и, вероятно, поэтому часто спотыкается по дороге. 

У их отца, напротив, нет других забот, кроме как погулять в одиночестве, и поскольку он ложится рано, а встает ни свет ни заря, то видит свою семью только за обеденным столом. Он знает, что его драгоценное здоровье без перемен, а остальное его не волнует. Точно так же он живет и в Мадриде. 

Наступает середина сентября, и снова укладывается багаж. Нанеся десять ответных визитов из двадцати, которые они задолжали, дамы Каскахарес возвращаются в Мадрид, вызвав бурю негодования у тех десяти семейств, с которыми они не простились, и, напротив, оставив воспоминание о своей изысканности среди тех зажиточных сеньор, что тщатся, насколько это возможно, подражать им во всем — ив одежде, и в походке, да еще среди некоторых простоватых и безвкусных девиц, которые из кожи лезут вон, комбинируя свои яркие шуршащие шелка с выцветшей тафтой и топорщащимся перкалем. 

1 Биарриц — аристократический курорт в Пиренеях во Франции. 

 

 

 

ХУАН ВАЛЕРА 

 

ИАРСОНД 

 

Все мы любим и почитаем добродетель, но не такую крикливую и от всего шарахающуюся, какой представляют ее некоторые нынешние строгие критики. Коли бы мы, писатели, приспосабливались к их вкусам, если бы принимали их напускную строгость за истинную и руководствовались ею в своих сочинениях, то, пожалуй, не смогли бы считать назидательными и образцовыми даже такие произведения, как «Посмертные муки» преподобного Венегаса или «Вопли в аду» падре Бонеты. 

Как ни прискорбно, но строгость эта — показная. И в душе нашей она порождает лишь отчаяние и сомнение, дает повод высмеивать, хотя бы в наших мыслях, фарисейское лицемерие, которое ныне в ходу повсеместно. 

Возьмем для примера сон, приснившийся одному из наших друзей, и мы его расскажем целиком не столько для того, чтобы развлечь читателя, сколько с целью навести его на размышления. 

А приснилось нашему другу вот что: 

«Более двух тысяч шестисот лет тому назад был я в Сузах любимым сатрапом Артея, царя Мидии, и самым ревностным и непреклонным поборником строгой морали среди его приближенных. Учителем моим был великий святой муж Парсонд, который сообщил мне все, что можно было сообщить, об учении и добродетелях Заратустры. Озарив мир своей доктриной и воспитав много достойных учеников и последователей, Парсонд внезапно исчез, и вот уже семь лет никто не видел его ни живым, ни мертвым. Правоверные полагали, что Парсонд, вне всякого сомнения, вознесся в лучезарные выси к Ахурамазде и там сиял так же ярко, как Амесхаспента 2 и его помощники — изеды, и своим чистым блеском затмевал своего собственного духа-покровителя. В небесах он вместе с войском других лучезарных духов воевал с князем тьмы Анхра Маныо, коего гордыню немало посрамил в нашей земной жизни и продолжал сокрушать его власть в ином мире во имя осуществления святой надежды на окончательную победу добра над злом. Таким образом, почитатели культа Ахурамазды твердо верили, что Парсонд принадлежит к сонму двадцати или тридцати великих пророков, предшественников и последователей Заратустры. Хотя в Сузах и на всей земле мидян, включая подчиненные им царства, жили люди, исповедовавшие другие религии и верования, все чтили и, можно сказать, обожествляли Парсон-да, правда, всяк по-своему. Одни говорили, что он нашел стрелу Абариса 3 и улетел на ней ввысь; другие — что он вознесся в небеса на летающем троне царя Соломона или же на огненной колеснице; некоторые полагали, что дракон Мусар, в незапамятные времена насадивший цивилизацию среди ассирийцев, у которого было рыбье туловище, мужская голова и женские ноги, увлек его с собой в свой подводный дворец на дне Персидского залива. Но все так или иначе сходились на том, что великий ученый и столп добродетели Парсонд живет среди богов. На площадях Суз стояли его изображения, увенчанные митрой с пятнадцатью рогами — по числу его главных добродетелей,— а их одеяния украшались 


Страница 69 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68  [69]  70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"