Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

— Я жил в мире иллюзий, наши теории не более чем 

фарс. Общество — это не то, о чем мы мечтали; оно осталось таким же эгоистическим и несправедливым, каким было всегда, ибо человечество, хотя и становится более просвещенным, остается неизменным в своей природе. Человек всегда будет угнетателем человека и никогда не будет ему братом. Поэтому нет общества, нет человеколюбия, нет равенства. Есть только богатые и бедные, счастливые и несчастные, хищники и жертвы, палачи и осужденные на казнь. 

— Страдание ожесточило тебя,— ответил друг. 

— Можешь ли ты доказать мне, что я не испытываю голода, что я не унижался, смешав себя с прахом, чтобы получить кусок хлеба, в котором мне отказывали? 

— Я не намерен доказывать подобный вздор. Кроме того, я согласен с тобой в отношении социальной несправедливости, на которую ты сетуешь. Но я не согласен, что наши теории — это химеры. Если ты скажешь, что сегодня они неприменимы, то будешь прав; однако в конце концов разум восторжествует. 

— Так почему же он еще не восторжествовал? 

— Потому что его подавляют власти предержащие, которые все еще зиждутся на старых пагубных привилегиях. Пока существующий порядок вещей не претерпит радикальных изменений, которых требуют наши воззрения, насилие, произвол и безнравственность будут по-прежнему разрушать наше отечество. 

— Я не усматриваю очевидной связи между высшей государственной властью и торговцем, который отказал мне в месте за прилавком. 

— О глупец! Разве ты не понимаешь, что этот торговец, хотя он и полный невежда, имеет гражданские права, потому что он человек имущий, те права, в которых тебе отказано, потому что ты беден? Кто сегодня стоит на страже общественных интересов? Заслуживает ли хоть один из власть имущих своими талантами и гражданскими добродетелями тот пост, который занимает? Нет. Но как же они достигли столь высокого положения? Силой своего влияния и избирательными голосами, возможно, купленными на торгах у тех, кто имеет, но никогда не тех, кто знает; последних закон лишает права суждения, отдавая его первым. Предположим на мгновение, что бразды правления окажутся в руках людей просвещенных и добродетельных... 

— Но такое предположение есть чистая химера. 

— Однако оно станет действительностью в тот день, когда над нами воцарятся знание и талант, в тот день, когда навсегда исчезнет призрак бюрократической рутины и в безоблачном небе ярко засияет солнце Свободы. 

— Похоже, свободы тебе и сейчас достаточно, если ты говоришь, что тебе вздумается. 

— Нет, не достаточно. Потому что мне запретили бы проповедовать посреди улицы... магометанство, если бы мне это взбрело в голову; потому что я не вправе выдвигать открытые обвинения тем самым высшим силам государства, которые, прикрываясь именем Родины, ведут ее к гибели; потому что мне запрещено встречаться с друзьями, где и когда нам это заблагорассудится, чтобы составить заговор против кого бы то ни было; потому что мы не можем почувствовать жар и кипение политических страстей, которыми должны жить люди наших убеждений, так как они — это свет, опора и надежда. Но только так мы не окажемся во власти невежественных лавочников, таких как твой торговец маслом, лишающих нас куска хлеба. 

О великая сила разума!.. Поверишь ли ты, читатель, что Хуан после такого монолога и после других не менее прекрасных тирад, которые его друг продолжал обрушивать на него, забыл в конце концов даже о своем мучительном голоде и торжественно поклялся присоединиться к своему наставнику в борьбе за возрождение, которая должна стать единственным средством избавления от всех его бед и превращения родины в подлинную землю обетованную? 

И Хуан с такой убежденностью примкнул к этому делу и с таким усердием стал трудиться над разрушением некоторых священных привилегий, что через несколько дней после своей встречи оба друга... уже бродили по лесам и долам, скрываясь от закона, который они попрали, хотя и с самыми благими намерениями. 

Оказавшись вне досягаемости закона, друзья нашли убежище в некой стране, управляемой теми самыми принципами, которым они поклонялись; Хуан — с некоторыми подозрениями после прошлых разочарований, а его друг — с убежденностью мученика. 

Прошел день, второй, третий, прошло еще много дней, а Хуан тщетно ждал, когда свобода этой страны пригласит его к столу... И его, как и на родине, стал мучить голод. Правом составлять заговоры и проповедовать все, что вздумается, в котором ему там отказывали, здесь обладал каждый гражданин; и каждый гражданин придерживался своих собственных убеждений, и едва он раскрывал рот, чтобы назвать белое белым, как оппонент рядом называл его черным, и никогда ни с кем не достигал согласия, потому что никто не соглашался с ним. Точно так же, как и в своей стране, Хуан отовсюду слышал жалобы на то, что власть принадлежит не справедливым, а могущественным, что талантам не дают хода и что разум приносится в жертву на алтарь корыстных интересов; он увидел также богатых себялюбцев и сверх того бедняков, куда более невежественных и более устрашающих, чем у себя на родине; наконец, он стал свидетелем ежедневных мятежей и еженедельных расколов и обнаружил такое сильное стремление к обожествлению всяких мнений, что в конце концов утратил веру во все естественное и стал принимать все сверхъестественное с большей осторожностью, чем на заре своей учености. 

И все это, а также голод, который не оставлял его ни на мгновение и с'которого начались его первые душевные и физические страдания, полностью оправдывают, по моему мнению, ужасную ипохондрию, в конце концов приведшую Хуана на жалкую больничную койку, предоставленную ему не из милосердия, а для того, чтобы избавить просвещенных граждан от зрелища, какое являет собой труп, лежащий посреди улицы. 

Перед тем как испустить дух, несчастный окликнул своего друга, преданно дежурившего у его постели, и голосом, в котором уже звучал холод смерти, произнес последние слова, вобрав в остекленевший, остановившийся взгляд весь порыв своей души: 


Страница 67 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66  [67]  68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"