Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

— И что вы хотите? 

— Хлеба, то есть службы. 

— Кто вас рекомендует? 

— Моя нужда, моя честность и мои способности. 

— И больше никто? 

— Никто. 

— И у вас хватает наглости обращаться ко мне с такой рекомендацией? 

— Мне казалось, что честный человек с любовью к труду... 

— Заявляю вам, что все это пустословие, одни красивые фразы. 

— Не понимаю. 

— Видите эту кипу бумаг на столе? Так вот, это рекомендации влиятельных лиц таким же нуждающимся, как и вы. 

— То есть вы хотите сказать, что.,. 

— ...что ваше прошение неуместно. 

«Она права,— подумал Хуан, уходя прочь.— Нужды этих людей, пожалуй, более давние и более острые, чем моя. Не зря же за них ходатайствуют влиятельные лица!» 

Гонимый голодом, он решил поискать в более низких сферах то, в чем ему было отказано в высоких. 

— На что вы годитесь? — спросил его банкир. 

— На все, что вам будет угодно,— ответил Хуан. 

— Известна ли вам хотя бы одна из тайн биржевой машины? 

— Нет, сеньор. Но я быстро их узнаю. 

— Полно, сударь. Мне нужен служащий, который знал бы эти тайны уже сегодня, уже сейчас. Вы мне не подходите. 

И Хуан продолжал поиски. 

— Сумели бы вы управлять моим имением? — спросил помещик. 

— Без всякого сомнения. 

— Но кто будет вам порукой? 

— Моя честность, мои способности... 

— А чем вы мне их удостоверите? 

— Моими делами. 

— Однако кто даст мне ответ сегодня? 

— Я и мое слово. 

— И никто больше? 

— Вы сомневаетесь в моем слове? 

— Так как я вас не знаю, то... 

— Меня зовут Хуан Порталь. 

— Прекрасно, сударь. Но я впервые слышу это имя. Если бы вы назвали мне еще имя какого-нибудь состоятельного человека, я мог бы осведомиться о вас. 

— Я еще очень молод и впервые ищу помощи и содействия у незнакомого мне человека... Но в Университете... 

— Я не веду дел с этим господином. 

— Но там меня хорошо знают. 

— Как студента? 

— Как хорошего студента. 

— Однако то, что мне нужно,— это хороший управляющий... Целую руку вашей милости. 

Хуан с покорностью перенес это новое разочарование и с отчаянным героизмом человека, которому нечего есть, продолжал стучаться в двери коммерсантов и промышленников всех званий и состояний в надежде получить кусок хлеба в обмен на свой труд. Тщетные попытки! Если Хуан не знал дела, которое ему предлагали, его отвергали как несведущего; если же он был с ним знаком, его не принимали из-за отсутствия поручительства. И странная вещь! Что бы у него ни спрашивали, меньше всего интересовались тем, что составляло предмет его гордости,— его дарованиями. 

Между тем голод настигал его гигантскими шагами, и бедный мыслитель настолько обессилел, что решил попросить места за убогим прилавком торговца маслом. 

«Здесь,— подумал он,— никто не будет особо щепетильным в отношении гарантий и рекомендаций; и меня не отвергнут из-за того, что я не умею торговать. А так как требуется здесь только терпение и покорность, то я сумею стать героем на этом поприще. Кроме того, и буду на виду у общества, которое в конце концов примет во внимание столь большую жертву». 

И, полный решимости, Хуан приступил к выполнению своего намерения. 

— Что вы за человек,— выслушав его, грубо спросил торговец, глядя на него с подозрением,— что в таком сюртуке и с таким красноречием осмеливаетесь наниматься ко мне в лавку? 

— Человек, гонимый нуждой,— отвечал Хуан,— который ищет работу и не может ее найти, который голоден, но не хочет воровать, чтобы добыть себе пропитание, который имеет университетские звания и продает их за кусок хлеба. 

— Ну, приятель, вы знаете слишком много для того, чтобы продавать мыло и масло. А чтобы торговаться с моей клиентурой, мне нужны люди от сала, а не от науки... Сочувствую, но вы мне не подходите. 

Эта последняя неудача повергла Хуана в глубокое уныние. Запершись в своей темной каморке на чердаке, он проклял роковую случайность, которая привела его к столкновению с редчайшими образцами грубого позитивизма, еще не сгоревшими в просветительском пламени эпохи. И чтобы забыть о голоде и хоть немного утешиться после перенесенных неудач, он принялся писать на тему, которую подсказало ему собственное его положение. И писал он с такой убежденностью и с таким усердием, что вскоре перед ним уже оказался довольно пространный манускрипт. 

— Здесь все достоинства науки,— с воодушевлением воскликнул Хуан, прочитав и поправив свою рукопись.— Неопровержимыми доводами я доказал, что просвещенный человек не должен и не может голодать, живя в обществе и зная основы, на которых оно зиждется; основы, которые я изложил со всей тщательностью, так что никто не дерзнет оспаривать мою правоту, не выходя за границы разума... Если бы только мне удалось издать эту рукопись! А почему бы и нет? Успех ей обеспечен. Моя теория уже витает в умах читающей публики, и даже если я рискую показаться немного дерзким, то тем большим будет мой триумф: я привлеку к себе внимание, обо мне станут говорить, со мной будут спорить... Я даже рад своим недавним злоключениям; без них я бы не написал этого сочинения, которое, быть может, станет моей судьбой. Благословенна искра просвещения, воспламенившая разум, ставший гением нашего столетия! Казалось, мне суждено согнуться под бременем неудач и враждебности, но, возможно, завтра я уже буду живым примером того, что современный дух способен черпать силы даже в эгоизме и невежестве, которые все еще бытуют среди нас, что так же, как огонь Природы очищает от примесей золото, пламя просвещения очищает человека от дурных страстей, оскверняющих его своим дыханием. 

И, бережно спрятав рукопись за пазухой, Хуан, сияя от восторга, отправился на поиски издателя, воздавая по пути восторженную хвалу этим современным литературным магнатам, при содействии которых обездоленные гении представляют миру свои творения. 

— Я хотел бы опубликовать рукопись,— сказал Хуан первому попавшемуся ему издателю, поздоровавшись с ним самым почтительным образом. 

— Я не усматриваю препятствий этому,— ответил литературный магнат,— если мы сумеем договориться об условиях. 


Страница 64 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63  [64]  65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"