Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

— М-да, но что же все-таки происходит вокруг вас в эти ужасные минуты? 

— Вы полагаете, кто-нибудь знает — что? Так-растак, ни черта не видать, да и времени нет, чтобы глазеть по сторонам... Вы — посреди кипящих волн, они играют вашей лодкой, что ореховой скорлупой; вот они подымаются, подымаются... и падают, рушатся на вас; рушатся, и вы не можете понять: то ли рушатся горы, то ли еще что, все вокруг вас трещит и тотчас идет ко дну; и вот вы открываете глаза, так-растак! — и ни человека, ни лодки, ни весла вокруг, ни берега, ни неба — ни-че-го! Только рев и треск, и волны, и ты — один!.. Голоса, чтобы к господу воззвать, и того нет; сам себя не слышишь среди ревущего моря. Одна волна топит вас, другая выталкивает наверх; в голове шум, и если вы хороший пловец, то проклинайте себя: лучше утопнуть сразу... 

— Но вам умение плавать все-таки помогло, сослужило хорошую службу: другие утонули, а вам удалось спастись... 

Он посмотрел на меня мрачно и сказал убежденно: 

— Помогло... ни хрена, так-растак! 

— Но как же вы добрались до берега? 

— Значит, господь так захотел, и слепцом будет тот, кто этого не увидит. 

Его ответ заинтересовал меня до чрезвычайности, и я попросил отважного рыбака рассказать мне, что же произошло во время шторма. Но Тремонторио всячески отказывался продолжать беседу, и тогда в разговор вступил Эль-Туэрто, и он поведал мне: 

— Ну, раз хотите знать, сеньор, что произошло, я вам расскажу,— ведь мы спаслись вместе. Ураган — ну словно сам господь всемогущий — протащил нас с полмили от Сан-Педро-дель-Мар, и мы уже полагали, что нас вот-вот выбросит на берег, но тут — волна, огромная, какой я в жизни не видел ни разу, и лодку нашу перевернуло... Я выплыл,— в шести саженях от себя увидел только вот его, а экипаж у нас — четырнадцать человек... Остальных,— проговорил Эль-Туэрто взволнованно, дрогнувшим голосом,— я больше уже никогда не видел... Лодка не пошла ко дну, и мне повезло — я сумел вцепиться в нее; ну а он, бедняга, надеяться мог лишь на свои руки и ноги, правда, это уже немало, ведь плавает он — что рыба! Волны в это время прибили нас ближе друг к другу; мы уже могли перекрикиваться, и тут судьба послала ему весло. Старик ухватился за весло и чуть-чуть перевел дух. Но тут я заметил: в весло он вцепился только одной рукой, а второй даже не-пытается схватиться. «Плыви сюда,— кричу я ему,— хватайся за лодку, греби, помоги себе второй рукой!» — «Не могу, так-растак!» — отвечает. «Почему?» — «Портки сваливаются. Словно они, проклятые, все море в себя впитали; и пуговица с пояса — прочь!» — «Так страви их, ко всем чертям!» — «Так и растак, не могу!» — «Почему?» — «У ладанки нынче утром лента оборвалась, и я положил ее в карман!» — «Ну и что?» — «А вот то: если портки отпущу, они утопнут вместе с нашей девой Марией! *» — «Да и шут с ней, не сама ведь дева, а просто образок!» — «Дурень, ведь она же — освященная, и если она утопнет, то кто же меня спасет, дубина ты безголовая!» А не забывайте, сеньор, море — форменно ад кромешный, и нас то топит волной, то наверх выталкивает. Слово скажешь — вода тебе раз и в глотку, или накроет волной саженей в десять; выплывали — с каким трудом отыскивали друг друга! Господь пожелал, чтобы мы все время были рядом, я-то рассказываю вам сейчас долго, а мы теряли друг друга все-таки лишь на мгновенья: ведь видишь живого человека рядом — уже спасение для тебя! Если бы случилось, не дай бог,— вот выплыл я и вижу: один я,— тут же бы и ко дну пошел, все, конец!.. Но, впрочем, 

'Дева Мария дель Кармель — покровительница моряков Испании (Кармель — гора в северной части Палестины, где находилась первая община нищенствующего монашеского ордена кармелитов). 

дальше: едва старик сказал мне те слова, какие я только что вам пересказал, как он тотчас оказался — уж я и не знаю как! — прямо надо мной, ну и успел ухватиться за лодку. И в этот же миг встала над нами такая волна, такая, какой никто из живых и не видывал; я решил: конец, впрямь — конец, и не только нам — всему миру; на нас гора обрушилась, гора-громадина, и мы, наверное, кончились, я ничего не вижу, не слышу, не чувствую ничего, только вот подумать успел: деве Марии свечу поставлю (обещал и впрямь поставил назавтра). Но, рухнув, эта гора, видать, выбросила нас на берег; очнулись мы — лодка наша вдребезги, и мы лежим вдвоем рядом, вцепившись в обломок доски. Тут люди подошли, подобрали нас, тряпьем накрыли, отогрели и вот сюда принесли; старик был тогда, как и сейчас, а то, пожалуй, еще и хуже; ну а я вроде и ничего, хотя и пришлось хлебнуть лиха, но все-таки я помоложе его... И скажу вам, сеньор: если то, что мы живы остались,— не чудо божие, то значит нет на свете чудес. 

— А скажите,— спросил я Эль-Туэрто, любопытствуя узнать что-либо о его жизни после военной службы,— вы-то почему здесь, а не дома? 

— Мой дом здесь,— сухо ответил он. 

— Но разве у вас нет семьи? 

— У меня остался лишь один сын, сейчас он — матросом на пароходе; все остальные ушли уже в мир иной... не считая Тремонторио,— ведь он для моих детей и для меня был отцом родным... 

Мы проговорили еще некоторое время. Прощаясь, я протянул руку этим мужественным и достойным восхищения людям и сказал умиравшему рыбаку — Алкиду 1 из Кабильдо-де-Абахо: 

— До свидания, друг. 

— Конечно, до свидания, так-растак,— ответил он мне, придавая словам «до свидания» иное значение, чем я придал им.—Мы все— моряки одного моря, и курс у нас у всех — в один и тот же порт. И если дьявол не преградит нам вход в него, то я — завтра, а вы — когда-либо в свой срок,— мы все бросим в нем якорь. 

«Да будет так, как угодно богу!» — всем сердцем пожелал я этому удивительному, великой души человеку. 

1 А л к и д (от греч. «алке» — сила) — одно из прозваний Геркулеса. 

^^ Два дня спустя по прибрежному холму поднимались дроги с гробом больших размеров, за ними шла многочисленная процессия. Я спросил и узнал: в гробу покоится Тремонторио. Сердце мое сжалось от боли! Похоронная процессия состояла исключительно из рыбаков, но понял я это только после того, как присоединился к ней; судить об этом по одежде было невозможно,— так могли одеться и ремесленники, какие-нибудь горшечники: фетровые шляпы, длиннополые пиджаки, шелковые шапочки, нерасклешенные брюки по мерке и даже лакированные ботинки. Ничего от костюма рыбака, в каком обычно видишь его на похоронах: куртка, штаны и берет темно-синего сукна, с кисточкой и тесьмой черного шелка; платок — тоже черный и тоже шелковый, завязанный на груди узлом и наполовину скрытый плотным широким воротом неглаженой рубахи; невысокие сапоги неопределенного цвета. Эль-Ту-эрто, неведомо как сумевший поместиться сзади, в изголовье гроба, был здесь единственным, кто хоть немного напоминал рыбака прежних времен. Благородное племя рыбаков Сантандера, которое существовало здесь издавна, и даже десять-одиннадцать лет назад еще существовало, теперь покоилось в этом гробу вместе с Тремонторио, ибо было уже очевидно: он являлся последним и самым ярким его представителем. И посему, прежде чем исчезнет он из памяти людей, я поведал о нем на этих страницах. 


Страница 62 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61  [62]  63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"