Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

Сгрудившиеся в тесные кучки, люди говорили возбужденно; те, кто уже ни на что не надеялся, и те, кто испугался, рыдали; были и такие, кто, пытаясь развеять горестные предчувствия, говорил о благоприятном исхо- 

1 Кантабрия — историческая область Испании, включающая в себя нынешние испанские провинции Сантандер и Бискайя, а также часть провинций Овьедо, Бургос, Паленсия и Леон. 

де; но вот над гомоном и плачем повисла — словно ответ на неизбежный вопрос— краткая фраза: 

— Они все там! 

Все! Никогда прежде слово это не наполнялось большей скорбью и ужасом. «Все» это означало: в море ушли все лодки, назад вернулись только три. 

Прошло несколько минут, из тех, что кажутся веками; и вот из-за мыса Сан-Мартин появилась еще одна лодка, и вскоре еще одна, пятая. Невозможно описать словами, как была встречена в порту каждая из них! 

Темнело; те, кто оставался на пристани, обливались слезами; ни с какого возвышения на берегу не было видно в море больше ни одной лодки, и если бы кто-либо из рыбаков смог укрыться в какой-нибудь узкой бухте или заливчике, то о нем уже должно было бы стать известно и здесь,— прошло два часа напрасного ожидания, в порт не вернулось семь лодок. 

Об их экипажах запрашивали во всех портах и гаванях побережья; а из всех портов побережья шли подобные запросы в Сантандер — и это только помогало представить и осознать чудовищные размеры беды, произошедшей в тот недоброй памяти день. От Фуэнтер-рабиа до Кабо-Майор разбушевавшаяся стихия в считанные минуты поглотила триста восемь человек. Шестьдесят — из Сантандера. Никогда прежде смерть не подстерегала рыбаков столь коварно, не наносила удары столь жестоко. 

Всех пострадавших от шторма было жаль одинаково; но каждый человек более всего беспокоился и переживал за своих близких, меня же всего более беспокоила судьба Тремонторио. 

Я справлялся о нем и узнал, что в тот день он тоже вышел в море и — один из немногих, едва ли не чудом — спасся; но пережитый ужас и холодная вода не прошли для старика бесследно: сейчас он был на краю могилы. 

Мне было недостаточно этих сообщений, я хотел видеть его воочию и пошел к нему. 

Старого рыбака нашел я лежащим на убогой постели, мертвенно-бледного, но совершенно спокойного. За больным ухаживал какой-то рыбак — со скрещенными на груди руками он стоял сейчас у его постели. Рыбак этот показался мне знакомым; вглядевшись в него, я узнал Эль-Туэрто. Но, боже, каким старым, седым, исхудалым и согбенным был он теперь! 

Мой приход не удивил никого — ведь в те дни милосердие человеческое ежеминутно стучало в двери к несчастным,— и старый рыбак встретил меня гораздо приветливее, чем я ожидал. 

— Как вы себя чувствуете? — спросил я Тремонторио. 

— Вчера вызывал лоцмана на борт — отвечал он мне, хотя и с трудом, но не дрогнувшим голосом. 

— Вам рано думать об этом,— сказал я, поняв его моряцкую символику и стремясь подбодрить старого рыбака. 

— Как же рано... так и растак! — возразил он мне решительно.— Я уже дырявая посудина, мачта сломана, в порту темно, вдоль берега — бар 2, когда же и звать лоцмана, как не сейчас? 

— Вы правы, конечно,— видя его столь спокойным, сказал я Тремонторио.— Крепость духа проверяется в минуты опасности. Я вижу: буксир вам не нужен. 

— Благодарение господу, он дал мне все, что я только и пожелать м*ог — ни больше ни меньше. Восемьдесят лет; и признаюсь: за долгую жизнь свою я никому не сделал худого; немало штормов выпало на мою долю, а вот ведь довелось — умираю я на своей постели, как и подобает христианину, и рядом со мной — верный друг; чего же большего мне желать?! 

Пожалуй, самое замечательное в этих словах было то, что сказаны они были чистосердечно, как и все, что говорил Тремонторио в продолжение своей жизни. 

Во время разговора я старался излишне не утомлять больного, но все же направлял беседу к тому, что меня интересовало. 

Наконец я спросил старого морехода: 

— Что же, шторм всегда налетает внезапно, его нельзя ощутить заранее? 

— Заранее!..— воскликнул Тремонторио и взглянул на меня с улыбкой более горькой, чем морская вода.— Заранее, так его и растак!.. Да если бы и можно было бы знать заранее!.. Вы в лодке, будто лист на ветке: и двигаетесь, и не двигаетесь; земля — вот она, рядом, а море — что зеркало, ну вроде и неоткуда беды ждать, ну, может, и появилось что на горизонте... Так и растак, облака; может, они целый месяц стоять будут там, на самом краю... Стоят — как на приколе... И вдруг — 

1 Приходил священник и причастил. (Примеч. автора.) 

2 Б а р — узкая песчаная отмель (мор.). 

нате: в лицо вам свежий ветер, вы смотрите на северо-восток и видите, что оттуда несется что-то стремительное, какое-то чудовище, черным пятном накрывает море, и слышится... ну, словно вода обрушивается с прибрежных скал... Вот вы видите и слышите все это — и кровь леденеет у вас в жилах, волосы дыбом; и вот — весла на воду, парус поднят, так-растак, и прочь, прочь скорей... ан нет, это — уже над головой... 

— Это... а как вы называете это? 

— Это?.. Это, сеньор... я уж и не знаю, как это назвать, если не гневом господним; это — всё, конец; пора душе покинуть грешное тело и предстать пред девой Марией; пора покинуть землю ради райских кущ и просить за близких своих: они тоже достойны войти в рай. 


Страница 61 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60  [61]  62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"