Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

И вот в один прекрасный день сметливым зверьком овладело желание выколоть булавкой глаза соседскому мальчугану, резвившемуся неподалеку, и тогда его добрейшая матушка, полагая, что еще не приспело время для подобных подвигов, дернула назад сына, пытавшегося осуществить свой замысел: он рвался вперед, она не пускала его; она старалась удержать его, он — освободиться; в конце концов узел на левой ноге ослаб и она подвернулась вовнутрь, а поскольку помощь не была оказана вовремя и с должным тщанием, то нога так и осталась той изящной формы, которую мы, с позволения сказать, называем косолапой. За удары судьбы, сделавшей его одноглазым, безобразным и косолапым, природа вознаградила ребенка, наделив этого любознательнейшего тщедушного мальчика редкостным даром хитрости и проницательности. 

В наши намерения не входит ни писать хронику, ни вести правдивое повествование о невинном младенчестве этого светлого ума, ни прослеживать все дьявольские проделки его отрочества, ни останавливаться на рассказах о похождениях и невзгодах его юности и возмужания, ибо для этого нам понадобился бы целый фолиант, который оставил бы далеко позади все, что написано о пороках и плутнях начиная с Ласарильо с Тормеса и Роберта Дьявола и кончая Бароном из Ильескаса или Перикильо из Мохигаты 1. Тут достаточно сказать, что наш друг дон Опандо был большой искусник по части бумаг и законоуложений: он умел подправить в завещании и при исполнении последней воли покойного все, что могло бы противоречить нормам правосудия или здравомыслия, как он сам их понимал и толковал; в местных интригах и тяжбах он являл такое богатство уловок, такую дальновидность в расчетах и такую быстроту в решениях, словно эти многотрудные дела и дерзностные поступки были ему нипочем; словом, будучи тертым-перетертым в судейских ухищрениях и в махинациях аюнтамьенто 2 и муниципального совета и большим знатоком городских владений, складов, налогов и повинностей, он представлял для любой корпорации, партии или семейства, имевших в его лице противника или покровителя, либо само провидение, либо Люцифера во плоти. 

Впрочем, дон Опандо был человеком как нельзя более приятным в разговоре и обхождении, а уж если им овладевало чувство благожелательности и расположения, он доходил даже до того, что становился льстивым и вкрадчивым. При этом лакомой приманкой служили леденцы и карамельки, хранившиеся в многочисленных карманах, украшавших его одежду, откуда он извлекал пару конфет, одну из них отправлял в свою огромную черную пасть, похожую на котел, а другую любезно предлагал собеседнику, будь то истец или ответчик. Поскольку нет поступка, сколь благороден и похвален бы он ни был, который не заслужил бы неодобрительной оценки злых языков, злопыхатели сурово и немилосердно поносили присущую нашему дону Опандо привычку делать сии бескорыстные подношения; так, выходя за всякие рамки приличия, недоброжелатели утвер- 

1 Герой плутовских и рыцарских романов. 

2 Аюнтамьенто — орган городского самоуправления. 

ждали, что каждая карамелька, предлагаемая им, уже побывала у него во рту, где он ее медленно и любовно обсосал, после чего, наполовину уменьшенную в размере и весе, извлекал и, завернув в первоначальное бумажное одеяние, возвращал в строй, чтобы она могла еще послужить угощением для знакомых, друзей, кумушек и визитеров всякого рода и свойства. Нетрудно догадаться, что все это зависть и неприязненность чистой воды, ибо сладости, побывав меж гнилых зубов маэсе Опандо, пропитались бы столь зловонным запахом селитры, серы и сурьмы, что тут же раскрылось бы подозрительное происхождение лакомств, даже если бы дегустацию проводил последний обжора с задубелым языком. Но все же придется согласиться, что, даже если это сложившееся мнение вероятно и обоснованно, следует всячески расхваливать и превозносить счастливую идею нашего дона Опандо, сумевшего сочетать благоразумную экономию и собственное удовольствие с угощением своих и чужих. О какое наслаждение наблюдать, как леденец или карамелька перекочевывают из карманов дона Опандо в рот какому-нибудь приятелю, родственнику или просителю! Вот бы кто-нибудь здесь, в Мадриде, обзавелся кульком карамелек, чтобы класть их в постоянно протянутые руки в Восточном дворце, на площади Изабеллы II, в министерских приемных! 

Но оставим эти бесплодные замечания и рассуждения, уж очень они патетичны и сентиментальны, и вернемся к высокочтимой особе нашего достойного дона Опандо. Так вот, он сидел у себя в кабинете, удобно устроившись в своем широком кресле с высокой спинкой, обрамленной багетом, прибитым гвоздями с фигурной шляпкой; окруженный высоченными кипами «Гасеты» и других изданий, он перелистывал пожелтевшие страницы какого-то уголовного дела или правительственного акта (мы не можем точно определить его суть); время от времени его взгляд, хоть и вполсилы (напомним, что он был одноглаз, но это его не портило), скользил с известной долей горделивости и довольства по полкам высоких застекленных кабинетных шкафов, доверху набитых бумагами, газетами, связками документов, пачками писем, и он думал про себя: «Вот мое царство, вот мое войско и мои арсеналы». 

Наш почтенный друг, запрокидывая изящным движением голову и пуская кольца сигаретного дыма, который он поглощал глубокими затяжками, собирался было уже предаться приятному занятию, как вдруг из передней в кабинет вошли и предстали его взору четверо самых давних и близких знакомых. Они плотно закрыли за собой дверь и, не говоря ни слова, один за другим уселись в свободные кресла, украшавшие кабинет, а дон Опандо, и глазом не моргнув, нисколько не обеспокоившись приходом нежданных гостей, записал в реестр листок, который только что просматривал, а затем стал сосредоточенно разглядывать четырех гостей, при этом с его лица не сходила та непередаваемая улыбка, о которой мы упоминали выше. Когда дон Опандо проявлял к чему-нибудь особый интерес, он подносил к своему зрячему глазу не очки, не лорнет или что-нибудь в этом роде, а удобный, практичный микроскоп, придуманный и изобретенный им самим. Изобретение заключалось в том, что безымянным пальцем правой руки он захватывал и прижимал кончик указательного таким образом, что тот выгибался, и между пальцами образовывалась щель, своего рода амбразура, к которой он пристраивал свой одинокий зрачок, созерцая в свое удовольствие любую физиономию, которую ему хотелось изучить, любой предмет, который он хотел разглядеть должным образом. Дон Опандо пробежал своим единственным глазом, вооруженным вышеописанным аппаратом, по лицам четырех посетителей, блеснул улыбкой и, изобразив на своей физиономии почти божественное удовлетворение, воскликнул радостно и добродушно: 


Страница 6 из 126:  Назад   1   2   3   4   5  [6]  7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"