Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

— Ух, ведьма! Руки-ноги ей повыдергаю!.. Но как же — дети, дядюшка Тремонторио? Что же будет с детьми при такой матери? Их надо поскорее забрать от нее, и сейчас, сейчас же побегу домой. 

— Домой, так-растак? А где он, этот дом, ты знаешь? Да и кто знает, есть ли вообще дом у твоей жены? 

— Но ведь где-то она ночует, черт возьми? 

— Эх, парень, где хватит лишку, там и заночует; ну «I вообще-то, в таком наряде она и шляется постоянно по всем улицам. 

— А дети? 

— Дети... если никто не сжалится и не возьмет их к себе на ночь, то они так и ночуют у портовых ворот... Я-то знаю, кто их кормит и часто на ночь к себе в дом уводит, но разве может он один углядеть за ними? А сами-то ребятишки ох как нечасто к нему за помощью обращаются... Так-растак, мать уже выучила их на свой манер, и похоже, что пойдут они по ее стопам. 

Эль-Туэрто не мог больше этого всего слышать, он выбежал из подвала Тремонторио — с проклятиями на устах, с яростью в косящих глазах. 

III 

Старый вояка с «Ферроланы» надеялся: хоть и с грехом пополам, он сможет все-таки примириться с новыми порядками в артели; и сможет прожить без лишних тревог, если уж нельзя в свое удовольствие, оставшиеся ему годы; так бы все и было, но тут на его могучие плечи лег невыносимо тяжелый груз — груз беды, о какой он не мог и помыслить. Ударом, чуть ли не смертельным, оказался для него принятый правительством закон об отмене матрикул 1 и упразднении артелей. 

Ему казалось: он с ума сходит, и немало времени понадобилось старому рыбаку, чтобы разжевать и проглотить новость. Когда он уже не мог оставаться дома один на один со своими мыслями, он уходил к кому-нибудь из товарищей или шел на пристань — излить свой гнев первому встречному. 

— Ничего не поделаешь, дядюшка Тремонторио, только и остается, что прожевать и проглотить,— говорили ему озадаченные происшедшим рыбаки. Ведь когда они, по чужому наущению, просили об отмене матрикул, чтобы освободиться от воинской повинности, то никто не сказал им — а сами-то они не сообразили,— что, сбросив тяжкое бремя военной службы, они потеряют привилегии на море и в порту, ибо привилегии эти и были даны им как компенсация за службу на флоте. 

— Как ничего не поделаешь?! — восклицал Тремонторио и сжимал кулаки так, что пальцы хрустели.— Это мы еще посмотрим, так их и растак! Чей это закон? 

— Известно чей — властей! 

— Да кто они такие, эти ваши власти, чтобы соваться в дела моряков?! Что им ведомо о море? 

— У кого власть — тот и властвует, дядюшка Тремонторио. 

1 Матрикула — в данном случае, список рыбаков, объединенных в артели и пользующихся определенными привилегиями 

— Только не в моем доме, так-растак! ты — Но закон есть закон — ныне и во веки веков. ^^ — Вот-вот, так оно и есть: я живу как раз по закону, и да здравствует наш закон! 

— Новый закон всегда отменяет прежний — за ним и сила. 

— На суше — ради бога, но не на море! 

— Послушай, дружище, ну а какова цена новым порядкам? Может, мы и дорого заплатили, зато ведь нас освободили от службы... 

— Служба, так вас и растак... Она вам всюду мерещится, прямо спать вам не дает спокойно... Я вот дважды отслужил — и, как видите, жив остался... Вас другое пугать должно... Да, другое, так вас и растак, и вы — слепцы, если не видите этого. В этом указе, вот вверху, говорится: «Открыты врата в море...», и вот я ухожу в море, и ты уходишь в море, и мы все, так-растак, уходим в открытое море, а за нами, с этим указом в руках, пойдут ворюга из Пунталя, прощелыга из Лас-Пресас и прочие пираний со всего залива... И я, так вас и растак, что же — должен это терпеть? А ведь море создано лишь для людей, которые должны ходить в море и ходят от века. Где же 

это видано, чтобы всякий сброд имел право, как и я, выходить на лов в море?! Я говорю: стыд вам и срам, если позволите уравнять с вами разных замухрышек. Надо отстоять артели! Что мы будем за рыбаки — без артелей?! Ну, куда пойдешь ты? Куда пойду я, какая у нас, у одиночек, сила? Мы должны протестовать все вместе, так нас всех и растак, и если мы будем держаться друг друга — они будут считаться с нами... 

— Все это, конечно, хорошо; но ведь закон написали там, наверху, а от того, что мы здесь думаем, мы, которые внизу, никакого проку не будет. 

— Будет прок, вот увидите. И пусть те, кто у власти, знают: Тремонторио при таком законе в море не выйдет. 

И старый упрямец не вышел в море. Сети, которые он плел, давали ему пищу для жизни, а верные друзья — пищу для размышлений. Но прошло время — и он заметил, что, несмотря на новый закон, море все же не было осквернено этими «земноводными» с побережья; а кроме того — на суше он скучал смертельно, ведь море тянуло его к себе, словно дом родной, и тогда Тремонторио решил получше изучить указ, может быть, ему все-таки удастся примирить свою гордыню с желанием выйти в море. Да, новый закон отменял прежние матрикулы, что верно, то верно; но взамен он предписывал регистрацию, и тем, кто проходил ее, предоставлялись примерно такие же привилегии, какие были у рыбаков и прежде; а что касается артелей, то вместо них создавалось нечто подобное — что-то вроде цеховых общин. 

Все это не затронуло души Тремонторио; но, во всяком случае, это охраняло врата моря от случайных людишек; а, кроме того, рыбаки вокруг так расхваливали выгоды нового закона, да и сам он так хотел примириться с нововведениями, что, хотя и недовольно ворча, примирился с ними и снова вышел в море. 

Мы познакомились с Тремонторио в рассказе «Военная служба» — тогда ему было уже шестьдесят; с той поры прошло десять лет, и прожитые годы давали знать о себе. Он ссутулился, высох, ноги и руки у него слегка дрожали, длинные, жесткие, нечесаные волосы, брови, бакенбарды совсем поседели. Но одежда его, как и натура, не изменилась: та же каталонская шапка-колпак, та же зеленая байковая рубаха поверх исподней, те же бурого цвета расклешенные штаны с поясом, те же грязные башмаки без каблука, которые он обувал прямо на босу ногу. 


Страница 59 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58  [59]  60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"