Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

1 Сантандер — город-порт на севере Испании. Переда прожил в Сантандере почти всю жизнь. 

2 Эль-Туэрто — прозвище, означающее: косой< косоглазый. 

бормотал проклятие; хотя и неохотно» он поднялся и вышел на балкон мансарды. На соседском балконе его дожидалась жена Эль-Туэрто — веки у нее были красные, нечесаные космы падали на глаза, лицо — в слезах, она вытирала их грязными руками; была она в одной рубашке и в неподвязанной нижней юбке, тощая грудь — полуоткрыта. 

Увидела Тремонторио — и принялась громко стенать, восклицания и вопросы так и хлынули потоком из ее уст, а кончиками дрожащих скрюченных пальцев она все время теребила свои космы. 

— Увезли моего единственного, да?.. Муженька моего родненького!.. Уронил он хоть слезинку, дядя Мигель?.. Вспомнил ли хоть разочек обо мне?.. Ответь мне, дядюшка Тремонторио, а то сердце у меня прямо разрывается от лютой боли!.. Далеко ли их повезли?.. Вернется ли он?.. Скоро ли?.. Горе мне, несчастной!.. Оставил меня кормилец одну-одинешеньку!.. Даже детей малых — и тех забрали у меня!.. Детей, которых я родила от него, дядюшка Мигель; которых вскормила вот этой вот грудью!.. Всех увели из дому!.. Ну хорошо же, я знаю — кто!.. Я знаю — почему!.. Ну ничего, на этом еще свете заплатит она за все, бесстыдница, сплетница, пьянчужка!.. 

С этими словами, навалившись полуприкрытой грудью на перила, она посмотрела в сторону балкона свекрови. Тремонторио молча глядел на соседку из-под седых бровей, но какую грозу предвещали его глаза! Старый мореход не смягчил взгляда и тогда, когда жена Эль-Туэрто вновь повернулась к нему; напротив, грозовые тучи сгустились еще больше, и в ответ на словесный поток соседки он выкрикнул во всю свою луженую глотку лишь одно слово: 

— Мразь! 

И тотчас сделал разворот со спокойствием и достоинством трехпалубного судна; затем заперся в своей каморке, улегся на тюфяк — так и застигла его ночь. 

Вернулся с пристани дядюшка Болина * и тоже заперся у себя дома с женой и внуками, голыми, грязными, еще не пришедшими в себя от проводов отца, печального рыбака Эль-Туэрто. 

Женщина, поняв, что сегодня с балкона ей вряд ли 

1 Болина — прозвище, означающее «булинь» (снасть у нижних парусов и у марселей). 

удастся еще с кем-нибудь побраниться, тоже заперлась в своей норе; достала припрятанную бутылку водки, выцедила добрую половину и, когда ядовитые пары этой отравы одурманили ее, что-то бормоча, неверными шагами подошла она к грязной, едва различимой во тьме постели и повалилась, плюхнулась на нее, словно свинья в зловонную лужу. 

II 

По причинам, не представляющим для читателя ни малейшего интереса, я потерял своих героев из виду и в течение трех лет ничего о них не знал. Но однажды воспоминания и сердечная приязнь к ним вновь привели меня на их улицу. Настойчиво искал я дом, в котором они жили; но так и не нашел его. На его месте стоял новый дом — балконы с чугунными перилами, на окнах занавески. Словно и не жили здесь никогда люди, которых и искал. Я спросил о них у старожила-соседа, и он поведал мне следующее: 

— Тем же годом, как Эль-Туэрто забрали на флот, умер от старости его отец, дядюшка Болина; а полгода спустя умерла и его вдова — от одиночества... и тоже от старости. Потом жена Эль-Туэрто ушла из дому вместе с детьми, и больше ее не видели — ни в доме, ни на улице. Прошло время — Тремонторио уже совсем было заскучал в одиночестве на своем чердаке, ведь к семейству Болины он прикипел душой, хотя сам и полагал иначе, и тут как раз домовладельцу пришло в голову: сломать старый дом, а на его месте построить новый — для жильцов поприличней; и тогда старый холостяк перебрался на Верхнюю улицу, где проживает и поныне, и, когда не уходит в море, сидит все время в своем подвале и плетет сети, а плести их он мастер. 

Прошло несколько месяцев, я вновь стал встречать Тремонторио в порту, иной раз видел его идущим по пристани после лова: в руках — корзина со снастью, на голове — зюйдвестка; а подчас видел: стоит, подпирает чью-то дверь, безмолвный и согбенный, словно атлант, поддерживающий спиной своды здания. А потом снова надолго потерял его из виду. 

В ту пору произошло в Испании событие из числа тех, что оставляют глубокий след в истории народов; как сказал бы Тремонторио, донная буря — ее волны, рождаясь неизвестно где, бегут под безмятежными небесами, и все вырастают и вырастают, и наконец достигают берега, и разбиваются о скалы, и не найдется ни дыры, ни щели, ни укромного местечка, куда не проникла бы с ужасающим грохотом разъяренная фурия, и не найдется гавани, столь защищенной, чтобы туда не долетали брызги пены и чтобы не замутилось чистое зеркало водной глади. Так не найдется и ни одной семьи, даже совершенно далекой от политики и партийной борьбы, которая не ощутила бы на себе воздействия того события, о котором идет речь. 

Однажды мне уже довелось писать о неизменно презрительном отношении моряков Сантандера к важнейшим переменам, которые происходили в городе,— как в мире духовном, так и в материальном. Бурный натиск преобразований сметал на своем пути жалкие жилища рыбаков, высушивал гавани, где с незапамятных времен были стоянки их лодок, и они закидывали за спину свои скудные пожитки, и шли искать себе новую хибару, где можно было бы поселиться, и новую бухту, чтобы поставить на якорь свои суденышки; но они не считали нужным хотя бы обернуться, глянуть презрительно на новую — могучую и грохочущую — цивилизацию, что мало-помалу загоняла их в тупик. Во всем мире не было для них ничего более значительного и разумно устроенного, чем море, а сотворил море господь исключительно для того, чтобы они, потомственные рыбаки, рыбачили в нем. Море — то есть все, что охватывает взор с мыса Кабо-Майор; его облака, его рыбы, ветры и штормы; лов красноперого спара, тунца, сардины; дела своей артели; весьма пренебрежительное отношение к другим артелям (никак не могут поладить меж собой люди из Кабильдо-де-Арриба и из Кабильдо-де-Абахо) да изредка общение с кем-либо из «чужих» — вот мир этих благороднейших людей, рыбаков Сантандера. Все остальное — на их взгляд — не стоит и гроша ломаного. Кроме рыбаков своей артели, они не желали знаться в городе ни с кем, а из всех городских сословий изредка удостаивали беседой лишь торговцев с Прибрежной улицы,— да и то казалось, что рыбаки и торговцы разговаривают на разных языках. Так и жили здесь рыбаки издавна: по своим законам, со своими обычаями, своей одеждой, манерой вести разговор и даже со своим особым языком они всегда были в Сантан-дере словно скала в море — привлекательная для художника, она в то же время помеха для людей, преследующих честолюбивые цели. 


Страница 57 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56  [57]  58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"