Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

— Подойдите-ка сюда, милейший, да не беспокойте соседей. Выпейте, закусите, да пдоваливайте-ка отсюда со всеми своими пдичендалами, и оставьте нас всех с нашими заботами. На этой земле клинки точат не на точильном камне, а скдещивая их ддуг с ддугом, и мы сойдем в могилу, как и пдишли в этот миг. 

Когда же вопли, пренеприятные для слуха, заставали доброго андалузца в дурном расположении духа, то не было такой брани в его памяти и такого колкого словца или понятия в толковом словаре, которые бы он не изверг во весь голос со своего крыльца или из окна на голову бесстыжего француза, если это был холостильщик, или француза-попрошайки, если им оказывался один из рыцарей точильного камня. Однажды какой-то важной персоне довелось побывать в его лавке, и, видя возбуждение Манолито, который редко выходил из себя, эта персона выразила удивление его воплями и выкриками. На это наш герой возразил: 

— Свинство,— это было самое страшное ругательство, которое он имел обыкновение позволять себе.— Свинство,— снова повторил он,— дазве вы не видите: если фдансузишки повадятся таскаться с этими камнями и свистульками, то кончится тем, что они изведут всех испансев и сделают нас годными дазве на то, чтобы 

1 Маленький дом, в котором он жил, вместе с несколькими соседними домами превратился в большой склад и лавку по продаже фаянсовой посуды, изготовляемой в Картухе. (Примеч. автора.) 

служить евнухами у великого тудка или султана Мадокко? 

Из того, что случилось потом и дошло до наших дней, читатели увидят, что дон Манолито, помимо прочих достоинств, обладал еще и даром провидца. 

Бесконечным был бы рассказ о поэтических сполохах дивного волшебства с их чудовищными преувеличениями, которыми Манолито Гаскес обессмертил свое имя в нашей поэтичной, чарующей, все превозносящей Севилье. Мы закончим рассказ следующей историей. В один прекрасный день наш герой вместе со значительной частью севильской знати и молодежи, всегда принимавших его в своем кругу, присутствовал на фехтовальном турнире, где соперники показывали как свое искусство во владении тонкой рапирой, так и неодолимую мощь смертоносной шпаги. После того как два фехтовальщика восхитили присутствующих своей ловкостью, отвагой, ложными выпадами, уколами, финтами и оставили у всех зрителей глубокое впечатление приятного изумления, один из самых знаменитых мастеров клинка спросил нашего героя: 

— А вы, Манолито, владеете шпагой? 

— В этом я был силен,— ответил он,— я воспитанник учеников Каддансы и Пачеко; вы, надеюсь, не забыли знаменитые ливни семьдесят шестого года? 

— Конечно. 

— Так вот, однажды вечедом во вдемя пдоливного дождя,— продолжил он,— я был на ужине у сеньоды мадкизы... Все сеньоды уже уехали в своих экипажах, и только юная гдафиня де *** и ее сестда пдодолжали сидеть, так как из-за обилия воды их кадета не могла подъехать к кдыльсу. Обе сеньоды были очень дасстдое-ны и дешили идти пешком; что же делает Манолито? Выхватывает шпагу и говодит: «Сеньоды, деджитесь за меня». И Манолито со шпагой в дуке схватывается с дождем: даз, даз, даз, тедсия, квадта, пдима, все вдемя падидуя и отдажая удады, пдивожу их во дводес; ни единой капли не упало на сень-од, вся вода осталась позади, чуть не затопив Хидальду 1. 

Манолито Гаскес, сохранивший свою молодость и жизнерадостность до последних дней жизни, умер 

1 Хиральда — минарет старинной севильской мечети высотой 117 метров, превращенный позже в колокольню. 

почти восьмидесяти лет от роду в начале памятного 1808 года. 

Что сказал бы этот король андалузцев, проживи он еще несколько месяцев, дожив до трагического 2-го мая, до бессмертного дня победы при Байлене? 1 Чего только не увидело бы его могучее воображение в многочисленных чудесных подвигах, совершенных благодаря небывалому подъему духа, истинному испанскому патриотизму! Если бы Манолито Гаскес был свидетелем нашей борьбы за независимость и начала наших гражданских междоусобиц, то для первой он был бы многократно увеличивающим стеклом, а для вторых — призмой, разлагающей на части и четко показывающей отдельные забавные эпизоды, которые теперь вызывали бы смех взамен рек слез и крови, которых эти междоусобицы нам стоили. Если бы наш герой проявил чудеса долгожительства и дожил до войны, первый акт которой только что закончился (идет 1841 год), то, без всякого сомнения, мы бы увидели его за составлением сводок военных действий для какой-нибудь газеты или рядом с кем-нибудь из генералов за обработкой донесений о стычках, штурмах и сражениях. Вот был бы праздник для его редкой способности увеличивать малое и видеть то, чего не было и в помине! 

ДОН ОПАНДО, ИЛИ НЕКИЕ ВЫБОРЫ 

Правительство, обещающее на выборах, обольщает; правительство дающее — подкупает; если оно угрожает, то является тираном; если попирает законы, то порабощает; все поступающие таким образом не достойны власти; народ же, терпящий подобное, не достоин свободы. 

Некий публицист 

Дон Опандо был вдов на один глаз, с весьма скудной растительностью на голове, выдающимся носом, развесистыми ушами, выпирающими вперед скулами, толстенными потрескавшимися губами и обширнейшим источником празднословия, казавшимся еще более вну- 

1 Имеются в виду важнейшие события войны 1808—1814 годов против французского нашествия. 

шительных размеров из-за непередаваемой улыбки, которая постоянно осеняла и украшала этот источник. Щеки дона Опандо были дряблыми и донельзя сморщенными, а потому придавали его физиономии тысячу постоянно меняющихся выражений, что, к несчастью владельца, обличало в нем искусного притворщика; кроме того, щеки эти красноречиво свидетельствовали, что во рту у него без труда могли бы поместиться и удобно сосуществовать, не сталкиваясь друг с другом, две полновесные головки ламанчского сыра или два солидных интендантских склада, смотря по тому, что было сподручнее заглотнуть: буде это манна или филантропический обед для бедняков. Если не считать костлявых выступов на коленных чашечках, то, глядя на его ноги, нельзя было бы усмотреть в них какого-либо несовершенства; правда, для этого надо было бы закрыть глаза на кривизну одной из них — результат некоего рокового несчастного случая, который следовало вменить в вину сеньоре его матушке. Этот случай произошел тогда, когда, будучи малым ребенком, дон Опандо являл собою самого прелестного звереныша из тех, кого преисподняя выкинула из своего чрева; и матушка его, жаждавшая покончить с ребяческими проказами своего дитяти, которое било посуду, залезало во все горшки, опустошало графины с вином, подстраховывалась с помощью скрученной в десять нитей веревки из дрока, связывая ему ноги у щиколоток, точно так же, как поступают с подсадной уткой, чтобы не сновала с места на место. 


Страница 5 из 126:  Назад   1   2   3   4  [5]  6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"