Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

— Ну, тут я давай сыпать любезностями, а она, дурочка, смеется и говорит: «Все мужчины плуты-обманщики!» А я ей на это: «Слушай, плюнь мне вот сюда в шляпу, и я уйду, что-то меня холодным ветерком пробирает». А она: «Слушай, Бартоло, хочешь сюда подняться?» А я: «Нет, ведь если твой отец услышит...» А она: «Куда там, он уже храпит, как боров». 

— Это я-то боров! 

— Почем я знаю? Это она так сказала. Стало быть, слово за слово, она — полезай, я — не полезу, она и говорит наконец: «Ладно, я тебе отворю двери». 

— И отворила? 

— А то как же, скажите на милость! 

— Ах она сукина дочь! 

— Полегче, отец-то вы, скажите на милость! 

— Значит, так и открыла, негодница из негодниц? 

— Скажите на милость, сколько раз повторять! 

— А ты что тогда? 

— Да я, дурень такой, вошел к вам в дом. 

— Залез, стало быть? 

— Да нет, с балкона-то я потом слез. 

— Ах ты, бессовестный, насидишься теперь в тюрьме! 

— Как бы не так! 

— Что значит «как бы не так»? Это тебе по закону положено. 

— Мне закон не указ. 

— Почему, мошенник? 

— Потому что я дурень. 

— Я тебе покажу дурня! Пробраться в чужой дом среди ночи! 

— В городках вроде нашего можно не церемониться. 

— Альгвасил, в колодки этого проходимца! 

— Пусть только подойдет ко мне, как дам кулаком! 

— На помощь правосудию! 

Кардона-Умник и другие парни помогают альгва-силу, и все вместе наконец справляются с Бартоло, хотя при этом Кардоне-Умнику и достается пара тумаков, предназначавшихся альгвасилу. 

IV 

За сим следует монолог благородного отца, сиречь алькальда. Монологи в комедии столь же неуместны, сколь в книге — посвящение министру; ну да ладно, авось когда-нибудь дьявол заберет всю эту драматургию, к тому дело идет. 

— Даже кошкам с собаками известно, что этот мошенник прошлой ночью проник ко мне в дом. Следовательно, даже кошки с собаками могут свидетельствовать против него, и мне ничего не стоит засадить его в тюрьму. Уж я собью с него спесь, клянусь Вакхом пьяницей, сядет у меня плут за решетку. 

Мальчик, что пел свою песенку несколько раньше, опять запел. Поскольку теперь мы уже не боимся обмануть ожидания зрителей, мы не возражаем против того, чтобы они услышали песенку мальчика. А поет он вот что: 

Молвил мудрый Соломон: «Обесчестил кто девицу — Должен враз на ней жениться: Будет грех ему прощен». 

Сперва эта песенка озарила светом помраченный разум Бартоло, а теперь она озаряет затуманенные мозги алькальда. Из этого следует, что она у нас в театре служит ярким светильником. 

Но почему же свет ее не добрался до ума Кардоны-Умника? Если бы Кардона не был первым умником в городе, мы сочли бы его первым в городе дурнем. Но прервем это рассуждение и послушаем монолог алькальда: 

— Будь я неладен, как же я могу засадить в тюрьму этого мошенника, ежели он, по воле рока, уже стал моим зятем! Единственное средство смыть пятно с чести моего дома — это поженить дурня с моей дочерью. Да, он женится, клянусь тысячью чертей! Дядюшка Бога-нет! 

Появляется дядюшка Бога-нет. 

— Сними колодки с Бартоло и тащи его сюда. Дядюшка Бога-нет повинуется, и наша уважаемая 

публика, видя, что дурня ведут к ратуше, всей толпой подается туда же. 

— Бартоло! — говорит алькальд, бессовестно прибегая к плагиату.— Тот, кто обесчестит девицу, не получит прощения ни от бога, ни от людей, если не женится на ней быстрей быстрого. 

— А я не спорю,— отвечает Бартоло. 

— Стало быть, так: ты женишься на моей дочери. 

— С большим удовольствием и чрезвычайной охотой. 

— Ну нет же, право слово,— выскакивает Кардона-Умник в лютой ярости.— На Иероме женюсь я. 

— Нет, такому не бывать! — возражает алькальд. 

— ... Чтоб девицу удержать...— бормочет Бартоло и заливается смехом, как дурень. 

— Да будет известно и вам, и всем здесь собравшимся, что это я придумал с помощью тетушки Бо-леры-Вруньи, будто Бартоло забрался в спальню Иеромы. 

— Тогда вы оба, ты с тетушкой Болерой-Вруньей, сядете в тюрьму за клевету. 

Почтеннейшая публика восторженно аплодирует. 

— Право слово, ну право же слово! Как такое может со мной приключиться! 

— Поскольку этой клевете кто поверил, а кто нет, петь моей дочери останется запятнанной, если Бартоло не женится на Иероме; и чтобы этого не случилось, требую, чтобы Иерома вышла замуж за Бартоло. 

— Но если она выйдет за меня, тоже все будет и порядке,— спорит Кардона-Умник. 

— Если ты и не клеветник, ты бессовестный малый. 

Кем бы из двух ты ни был, мне такого в зятья не надобно. 

Почтеннейшая публика пронзительным свистом провожает Кардону-Умника, и тот уходит, осыпая всех, отборной бранью. 

— Эй, Кардона-Умнид,— окликает его тетушка Бо-лера-Врунья со своего места,— мы, стало быть, договорились, что ты мне отдаешь все плодовые деревья своего сада? 

— Ни о чем мы не договорились! — отвечает Кардона-Умник в полном отчаянии. 

— Это почему же, сынок? 

— Потому что они мне самому нужны, чтобы выбрать, на каком повеситься. 

Почтеннейшая публика приветствует решение Кар-доны-Умника аплодисментами. Ах ты, кусок.....! 

Начинается обсуждение, кто из рекрутов может идти в солдаты, а кто нет, после чего будут объявлены имена новобранцев. 

Трое первых признаны годными. 

— Номер четвертый! — выкликает секретарь, и появляется Бартоло. 

— Можете ли вы привести какое-нибудь доказательство своей непригодности к солдатской службе? 

— Да, сеньор, я дурень. 

Муниципалитет обсуждает его заявление и признает Бартоло непригодным к солдатской службе по той причине, что он набитый дурак. 

— Номер пятый! — снова провозглашает секретарь, и появляется Кардона-Умник, в таком отчаянии, что готов бы рвать на себе волосы, если бы уже раньше не вырвал их со злости. 

— Можете ли вы привести какое-нибудь доказательство своей непригодности к солдатской службе? 

— Да, сеньор, я глуп, как пень,— отвечает Кардона-Умник с полной искренностью. 

Члены муниципалитета и почтеннейшая публика смеются и словно приговаривают: «Ну и хитрющий же малый!» 


Страница 44 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43  [44]  45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"