Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

— А вот за что: после военной службы я отказался ходить к мессе, оттого что все не мог решить, есть бог или его уже вовсе не стало. Вскорости я женился; жена принесла мне тройню; урожай у меня пропал, две лошади подохли, словом, я вконец разорился. Однажды отправился я в Мадрид, чтобы продать ослика, последнее, что еще оставалось в доме на продажу, да не успел я туда добраться, как свалился мой ослик в судорогах и тут же околел. Шкуру его я продал за одно дуро и побрел обратно домой, раздумывая, доказывает ли все случившееся, что бога нет; и вот, представь себе, встречается мне по дороге бедняк с тремя детишками, оборванными, полумертвыми от голода, и просит у меня милостыню да приговаривает, что бог мне воздаст сторицей. Насчет бога-то я счел за басню, но у меня самого было трое детишек, и я подумал, что они скоро тоже так вот по миру пойдут. И тут, сеньор, сердце у меня размягчилось, отдал я единственное свое дуро бедняку, решил — считай, что потерял,— и пошел своей дорогой, слыша, как благословляют меня те, кому достались мои последние денежки. И как ты думаешь, что я нашел, придя домой? 

— Веревку, чтобы повеситься? 

— Нет, это бы случилось, кабы бога не было; а так как бог-то есть, нашел я дома письмо, где сообщалось, что полковник, у кого я служил денщиком, умер и оставил мне тысячу дуро. Выбегаю я тотчас же в город 

и кричу: «Бог-то есть! Бог-то есть!» Хозяйство мое пошло на лад, получил я должность альгвасила, поскольку стал добрым христианином и нынче не было бы в городе человека счастливей, чем я, если бы меня называли дядюшкой Бог-то-есть и бросили наконец звать дядюшкой Бога-нет. 

— Послушай-ка, я вот зачем тебя позвал: ты ведь юже из служителей закона — так вот, не слыхал ли ты о деле, что затеял окружной судья против меня и того дурня из-за драки с чужаками во время праздника? 

— Еще как слыхал! Нынешним утром как раз и пришла от судьи бумага, и я ее только что передал алькальду. 

— А что в ней сказано, знаешь? 

— Как не знать! Его милость при мне эту бумагу вслух прочитал. 

— Право слово? И что же там написано? 

— А то написано, что придется тебе, чтобы никому обидно не было, заплатить тысячу реалов в счет судебных издержек. 

— Ну, право слово! Клянусь пресвятым... А Барто-ло? 

— Бартоло вышел сухим из воды. 

— Да ведь дрался-то он, а я только поругался с чужаками да сразу же и пошел на мировую, чтобы на меня это дело не свалили. 

— Так-то оно так, да только судья говорит, что коль скоро Бартоло дурень, он наказанию не подлежит, вот тебе и присудили заплатить за него. 

— Ну, право слово, ну, право же слово! Чтоб такое со мной приключилось! 

— Ладно, счастливо оставаться, нынче у нас, служителей правосудия, будет полно забот с рекрутским набором. Тебе-то, Кардона-Умник, бояться нечего, ведь у нас тридцать парней годных, а в солдаты заберут только четырех, так что вряд ли тебе жребий выпадет. Смотри-ка, уже к мессе звонят. Ступай в церковь, ведь бог-то есть! 

Альгвасил уходит. 

— Только к мессе мне идти недоставало, право слово! — говорит Кардона-Умник и рвет на себе волосы. 

— Да брось,— уговаривает его тетушка Болера-Врунья,— не расстраивайся, чего там, тысячью реалов больше, тысячью меньше. 

— Тетушка Болера, дело не в тысяче реалов, бесит меня, что этот дурень теперь надо мной потешается... Ну, право слово, недолго ему смеяться, я-то всего тысячу реалов потеряю, а он зато в тюрьму сядет! 

— Хорошо придумано, сынок! Если ты его упрячешь за решетку, кто еще станет отбивать у тебя Иерому? А если ты женишься на Иероме, самой богатой девушке в городе, тебе и вовсе будет нипочем — тысячью реалов больше, тысячью меньше. 

— Право слово, верно вы говорите, тетушка Болера. Вы тут подумайте хорошенько, какую каверзу ему подстроить, а я со своей стороны тем же займусь. На этом — счастливо оставаться. 

— Прощай, сынок. 

Кардона-Умник, уходя, замечает чью-то шляпу в густой крапиве под балконом дома алькальда и восклицает: 

— Ну и ну, право слово! Чья это шляпа? 

— Должно быть, тот дурень ее потерял, бродил он тут ночью. 

— Ай, тетушка Болера, душенька вы моя! Какая мысль пришла мне в голову, право слово! 

— Расскажи, сынок, расскажи. 

— Погодите немножко, сейчас потолкуем. Раз, два, три! 

Кардона-Умник забрасывает шляпу Бартоло на один из балконов дома алькальда и сообщает вне себя от радости: 

— Ага! Там ей и место, право слово! 

— Скажи-ка, парень, что ты затеял? 

— Ловушка готова, право слово! Сидеть дурню за решеткой, это уж точно, как дважды два семь. Ну, тетушка Болера, теперь-то вы мне и пригодитесь. В этом году мои фруктовые деревья не дали урожая, зато в будущем плодов будет хоть отбавляй. Видите шляпу этого дурня? 

— Да, только, по мне, ей скорее место на вишневых деревьях, чтобы дроздов отпугивать. 

— Нет, она куда лучше будет выглядеть на балконе Иеромы. Слушайте и шевелите мозгами. Прошлой ночью Бартоло забрался в спальню дочки алькальда; слезая с балкона, уронил под ним шляпу; по этой шляпе нетрудно найти прыгуна по балконам, совратителя девиц, а тут алькальд и упрячет в тюрьму незваного гостя, похитившего честь его дочери. 

— Хвала господу, умом он тебя не обидел! 

— Еще бы, я-то не дурень, право слово! Ну, поняли вы меня? 

— Все ясней ясного. Позавидуешь матери, у кого такой сообразительный сынок! 

— Осталось только одно — чтобы весь город узнал о проделках дурня. 

— Уж здесь-то, на площади, я всех берусь оповестить. 

— А я беру на себя улицы и переулки. Итак, за дело, тетушка Болера! 

— За дело, Кардона-Умник! 

Снова звонят к мессе, и Кардона-Умник уходит, потирая руки от удовольствия. 

III 

Народ толпой идет по площади в церковь. Кто бы ни прошел мимо тетушки Болеры-Вруньи, будь то мужчина или женщина, она с таинственным видом им что-то сообщает, указывая на балкон, где красуется шляпа Бартоло. Алькальд с дочерью выходят из дома, у Иеромы на голове платочек. Алькальд беседует с дочерью. 

— Господи помилуй, отец, с чего это вам приспичило идти к ранней мессе? 


Страница 42 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41  [42]  43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"