Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

Он надеялся пересечь его и оказаться в городе раньше, чем лодка пристанет к противоположному берегу. Увы! Когда задыхающийся, весь в поту Манрике добрался наконец до въезда в Сорию, люди, приплывшие из Сан-Сатурио, уже входили в город через ворота в крепостной стене, которая в те времена тянулась вдоль реки, отражавшей в своих водах ее черные зубцы. 

Отчаявшись нагнать беглецов, наш герой не утратил надежды отыскать их пристанище в городе. Весь во власти этой мысли, он пустился бродить наудачу по улицам Сории, постепенно приближаясь к кварталу Сан-Хуан. 

В ту пору, как, впрочем, и по сей день, улицы Сории были узкими, темными и кривыми. Царившую там глубокую тишину лишь изредка нарушал отдаленный собачий лай, скрип затворяемой двери да ржание горячего скакуна, нетерпеливо звенящего цепью в подвальном стойле. 

Чутко прислушиваясь к ночным звукам, в которых ему чудились то шаги человека, только что скрывшегося за углом пустынного переулка, то неясные голоса приближающихся людей, Манрике проблуждал наугад несколько часов. 

Наконец он остановился у старинного каменного дома, большого и сумрачного, и глаза его радостно вспыхнули: из высокого стрельчатого окна этого сооружения, достойного именоваться дворцом, сквозь розовый шелк легких занавесей лился теплый свет, озаряя темную потрескавшуюся стену напротив. 

— Сомнений нет! Здесь живет моя незнакомка! — тихо прошептал юноша, не сводя глаз с готического окна.— Да, да, именно здесь. Ведь она проскользнула в город через ворота Сан-Сатурио, а они и ведут сюда. Вот дом, в котором после полуночи кто-то бодрствует. Кто же, как не она, вернувшись после ночной прогулки, может не спать в такой час? Да, да, это ее дом. 

Твердо уверенный в своей правоте, полный смелых, фантастических замыслов, он ждал рассвета, неотрывно глядя на высокое окно, в котором всю ночь горел свет. 

Когда совсем рассвело, тяжелые входные двери под аркой, увенчанной гербом владельца дома, пронзительно и протяжно заскрипели. На пороге, со связкой ключей в руке, протирая глаза и обнажая в зевке зубы, которым мог бы позавидовать крокодил, показался слуга. 

Юноша тотчас бросился ему навстречу. 

— Кто живет в этом доме? Как ее зовут? Откуда она? Зачем приехала в Сорию? Она замужем? Отвечай же, отвечай, ты, скотина! — с этим приветствием обратился он к несчастному слуге, так дергая его за руку, что бедняга, испуганно и оторопело уставившись на Манри-ке, не сразу смог ответить ему. В конце концов он произнес, заикаясь от изумления: 

— В этом доме живет благороднейший сеньор дон Алонсо де Вальдекуэльос, старейший егерь его королевского величества, раненный в сражении с маврами. Он поселился в Сории в надежде восстановить свои силы. 

— А его дочь,— нетерпеливо прервал юноша,— дочь, сестра, жена или кем там она ему приходится? 

— В доме нет ни одной женщины... 

— Ни одной?! А вон в тех покоях? Я сам видел — там всю ночь горел огонь. 

— Там? Там спальня моего сеньора дона Алонсо,— боль не дает ему уснуть, и он не гасит свет до утра. 

Если бы у самых ног Манрике внезапно ударила молния, это поразило бы его куда меньше, чем ответ слуги. 

— Я должен, должен ее найти. Я уверен, что узнаю ее с первого взгляда. Как? Этого я не могу объяснить, но узнаю наверняка. Стоит мне вновь услышать ее шаги, звук ее голоса, увидеть край ее платья — всего лишь краешек подола, и я тотчас узнаю ее. Днем и ночью струятся у меня перед глазами складки ее прозрачной белоснежной накидки; днем и ночью звучит в моих ушах шорох ее одежд, ее смутные неясные речи... Что она сказала, что? Ах, если бы узнать, может быть... Но нет, даже не зная, я найду ее, найду непременно, так говорит мне сердце, оно не обманет. Пусть я напрасно обошел все улицы Сории; пусть не спал ночей, не сводя глаз с какого-нибудь окна; потерял десятка два золотых, чтобы заставить разговориться нескольких слуг и дуэний; подал в храме святого Николая святую воду какой-то старухе, столь искусно укутанной в шерстяную накидку, что она представилась мне самим совершенством; пусть, выйдя с утренней мессы из соборной церкви, я, как безумец, помчался за носилками архидиакона, приняв подол его сутаны за платье моей незнакомки; пусть так... Я все равно найду ее, и радость свидания с лихвой вознаградит меня за муки поисков! 

Какие у нее глаза?.. Наверное, голубые — голубые и влажные, как вечернее небо. Я люблю голубые глаза. 

Они так выразительны, так печальны, так... Да, да, они голубые! Это несомненно! А волосы — черные, аспидно-черные и длинные, развевающиеся по ветру. Мне кажется, я видел, как в ту ночь они струились так же, как ее наряд, и были черными... Да, да, конечно, совершенно черными. 

Большие томные голубые глаза и черные распущенные волосы так подходят высокой женщине — ведь она высокая, высокая и стройная, будто ангелы церковных порталов, чьи овальные лица полускрыты таинственной сенью каменных капюшонов. 

А голос! Ее голос я слышал... Он нежнее шепота тополиных листьев под ветром, а походка плавна и величественна, словно музыка. 

Так неужели это создание, прекрасное, как сны моей юности; женщина, которой дорого и ненавистно то же, что мне; та, чья душа родственна моей душе, чье существо — часть меня самого,— неужели она останется равнодушной, встретив меня?! Неужели она не полюбит меня так же, как я готов полюбить ее и люблю уже сейчас всеми силами души, всем своим существом? 

Скорее туда, туда, где я увидел ее в первый и единственный раз... кто знает, может, она — такая же фантазерка, любящая уединение и таинственность, подобно всем мечтательным душам,— снова бродит в ночной тиши среди развалин? 

Два месяца пролетело с тех пор, как слуга дона Алонсо де Вальдекуэльос развеял заблуждения Манри-ке; два месяца, в течение которых юноша строил воздушные замки, рассыпавшиеся в прах от дуновения жизни; два месяца, потраченные на тщетные поиски незнакомки, нелепая любовь к которой, основанная на не менее нелепых фантазиях, росла и крепла в его душе; и вот наш влюбленный вновь пересек мост, ведущий во владения тамплиеров, и углубился в запутанный лабиринт садовых дорожек. 


Страница 39 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38  [39]  40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"