Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

Предоставляю моим читателям самим догадаться, как восприняли наши ученые мужи предложения своих оппонентов. Тут они поспешили посмотреть на часы и, убедившись, что консилиум их затянулся, а тысячи других страждущих взывают к их премудрой помощи, пришли к заключению, что домашний врач лечил этого пациента по своей системе, а они будут лечить своих своими методами. Под конец, придя для вида к единому мнению о необходимости снова поставить горчичники и дать уж не знаю какое слабительное, они дружно 

решили, что больному неплохо бы подготовить необходимые бумаги, ибо не исключено, что погребальный кортеж уже у порога. Все это они изложили с грустной миной тому самому упомянутому выше сеньору с некрасивым лицом, и, заверив напоследок, что домашний врач крайне умело проводит лечение, и получив из рук дворецкого каждый по восьми дублонов, они с чувством выполненного долга отправились исполнять и дальше свои тяжкие обязанности. 

III 

ЗАВЕЩАНИЕ 

Той страшной ночью, когда все должно было решиться окончательно, у постели больного остались бодрствовать все упомянутые в начале этого очерка лица. Они единодушно выбрали президентом общества «Ночное бдение» сурового незнакомца, который, получив полномочия, быстро определил место каждого в этой трагической мизансцене. Сам он занялся импровизированной аптечкой, ибо на столах и тумбочках громоздились бесконечные пузырьки, чашки, рецепты. Он снабдил каждое лекарство соответствующей этикеткой, завел часы, чтобы все выполнялось точно, по минутам, и тщательно расписал все процедуры, начиная с этого часа и до восхода солнца. 

Старуха тетка тем временем послала лакея за чепцом и мантильей и вытащила из ридикюля серебряные четки, украшенные медалями, и молитвенник, переплетенный еще самим Алегрией !. Молодежь обоего пола во главе с любезным офицером, стараясь развлечь графиню и сестру графа, увели их в дальний кабинет и там, чтоб как-то скоротать ночь и не заснуть, затеяли малую партию в экарте 2. Мажордом, камердинер и целая куча родных и близких остались в спальне в распоряжении начальника ночного караула и сменяли друг друга у постели больного. 

Все было предусмотрено поистине великолепно: каждый знал по минутам, что и когда он должен делать, и в течение первого часа все шло слаженно и размеренно, как в машине, все винтики и колесики которой 

1 А л е г р и я Кристобаль де — испанский священник XVI века. 

2 Экарте — карточная игра с двумя участниками. 

пущены в ход опытной рукой. Старуха бормотала свои молитвы и подносила мощи и ладанки ко рту больного. Слуги подавали лекарства мажордому, он их вручал камердинеру, а тот — пациенту. Один переворачивал больного с бока на бок, другой взбивал подушки и ставил горчичники, а наш незнакомец следил недремлющим оком за всеми разом, перебегая от одного к другому и внимательно наблюдая за тем, чтоб все выполнялось точно и в срок. 

Меж тем в кабинете окнами в сад сын Марса из кожи вон лез, чтоб как-то развлечь сеньор: смачивал графине виски бодрящим бальзамом, поправлял подушки, а заодно касался и головки, что покоилась на них, и крепко сжимал ей руки под благовидным предлогом уберечь от нервного припадка. 

Вдруг больной теряет сознание. Крики, звонки. И те, что играют в кабинете, и те, что болтают в гостиной, и слуги, прикорнувшие на импровизированных ложах,— все вскакивают в испуге и со всех ног кидаются в спальню. Больной, поддерживаемый своим добрым другом, лежит не шевелясь, без признаков жизни. «Доктора! Скорей доктора! Исповедника! Нотариуса!» — слышатся беспорядочные возгласы вокруг. 

Кто-то вытаскивает пузырек с нюхательной солью и сует больному чуть не прямо в нос; другой проворно тащит жженую паклю, чтоб приложить к вискам, третий натирает запястье больного целебной водой из Мекки и одеколоном «Пена Венеры», обнаруженным на туалетном столике сеньоры. Кто-то бежит в кухню за уксусом и усердно принимается окроплять больному лицо полным набором приправ к салату. Тут женщины поднимают визг: «Бедняжка! Он умер!» Мужчины, прикрикнув, заставляют их умолкнуть. Старуха выкрикивает молитвы на латыни, которую едва ли понял бы сам святой Иероним *. Графиня теряет сознание и падает как подкошенная на... мягкую софу. 

Теперь в опасности оба, и внимание присутствующих раздваивается: кое-кто оставляет графа и бежит к графине. Ее отчаянные вопли врываются в сознание графа, и, будто возвращаясь из небытия, он озирается и видит вокруг скорбные лица, которые глядят на него, как на 

1 Святой Иероним (331—420) — основатель римско-католической церкви, ему приписывается перевод Библии на латинский язык. 

нечто потустороннее, и читает в их глазах молчаливое почтение, какое испытывают к покойнику. 

В глубине сцены, за этими застывшими в странных позах группами людей, возникает какой-то хмурый человек с мрачным взглядом, этакий провозвестник смерти, первый страж пред вратами вечности. Старик мажордом, сказав несколько слов сеньоре и трижды низко поклонившись сестре графа, осторожно, шагая на цыпочках, ввел эту зловещую фигуру в комнату. 

Когда граф немного пришел в себя, все присутствующие, за исключением начальника ночного караула, мажордома и его таинственного спутника, то ли сами считая, что так лучше, а может, по приказанию, покидают спальню. 

— Ваша милость, сеньор граф! Тут наш почтенный нотариус дон Хестас де Уньяте пришел справиться о здоровье вашей милости, а заодно и узнать, не может ли он вам быть чем-нибудь полезен. 

— Ах! Боже мой! Нотариус! — воскликнул граф.— Значит, все: я умираю. 

— Ну что вы, сеньор! — прервал его нотариус.— Я просто верный слуга вашей милости. Хочу быть рядом, хочу предложить вам мои скромные услуги. Конечно, если бы вы обратились ко мне раньше, было бы куда лучше. Ведь в конце концов все в руце божьей. И когда у человека дела в порядке... 


Страница 29 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28  [29]  30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"