Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

Осмотрев больного и задав необходимые вопросы, на которые отвечал домашний врач, все пятеро перешли в соседний кабинет, чтобы попытаться найти средства, которые могли бы остановить губительный ход болезни. Это человеколюбивое намерение привело их в благодушное настроение, и они первым делом стали передавать друг другу портсигары и табакерки и выбрали — каждый по своему вкусу — кто изысканнейшую гаванскую сигару, а кто — добрую понюшку табака. 

Первые четверть часа беседа, как водится, касалась разнообразных материй, очень важных и достойных, таких, как лютая зима, множество больных, а значит, и собачья жизнь, которую им приходится вести. Вы бы услышали, кйк один утверждал, что на сегодняшний день он вырвал из когтей смерти уже четырнадцать жертв; другой вполне серьезно сообщал, что прошлой ночью у него были роды; третий, отирая пот, талдычил свою только что произнесенную на другом консилиуме речь; а четвертый торопил собравшихся, поскольку, уверял он, ему надо было успеть дать четыре заочных консультации по почте. 

Посочувствовав друг другу, они затем поговорили о жалком состоянии своих лошадей и экипажей и, чтобы оживить разговор, поведали, что они в последнее время приобрели или обменяли, вспомнили полученные гонорары и купленные на них вещи, с энтузиазмом поразгла-гольствовали и о предстоящих покупках. Потом, естественно, начались сетования по поводу скудости нынешних времен и на то, что выздоровевшие платят мало, а от покойников и вовсе ничего не перепадает. Тут в разговор вступил сухощавый, он заговорил о выборах, подробно остановился на последних сводках из действующей армии, а остальные в ответ вспомнили об изменениях в составе министерства и о результатах недавнего запроса в парламенте. 

Поговорив и поразмыслив обо всем вокруг да около своей профессии, они подумали, что, пожалуй, настало время заняться вопросами сугубо медицинскими, и пустились рассуждать о том, где коренится вероятная причина всех болезней — в желудке ли, в мозгу, может, в печени, а может, и в щиколотке. 

У каждого оказалась своя излюбленная система лечения, и старец объявил, что предпочитает лечить по старинке и потому ему представляется действенным 

тонизирующий метод Джона Броуна *. Солидный доктор противопоставил ему целую систему физиологических способов лечения и объяснил сущность укрепляющей диеты, предложенной Бруссе 2. Третий же (я имею в виду низкорослого) выпустил целый заряд насмешек и издевок по всем бывшим и будущим системам, утверждая, что для него медицина — это загадка, он всегда в тупике и поисках, и выздоровление — это просто дело случая, и посему он не придерживается какой-либо определенной системы лечения; а уж если и останавливаться на какой-нибудь, то лучшей по смелости и эффективности средств ему представляется метода месье Леруа 3. Элегантный эскулап едва заметно скривил губы в презрительной усмешке, чем красноречиво показал свое превосходство над коллегами. Однако, не удовлетворившись этим, решил еще все объяснить на словах и стал подробно разбирать ошибки всех вышеупомянутых метод и излагать сущность нового открытия, к которому он как человек молодой, естественно, склоняется,— это гомеопатический способ доктора Ганемана 4. 

Тут старец громко расхохотался, а мальчишка закидал сторонника методы Ганемана едкими насмешками по поводу принципа «подобное излечивается подобным» и ехидно спросил, уж не совершает ли он те самые глупости, о которых говорил Талейран, и не ампутирует ли здоровую ногу, чтоб вылечить больную, чем привел гомеопата в бешенство, и тот разразился яростной филиппикой в адрес шарлатанов, кои, как он выразился, позорят благородную науку Эскулапа. Тогда последователь Бруссе попытался применить свои успокоительные средства, а старик Гален 5 оживленно о чем-то заговорил. 

В этот момент приоткрылась стеклянная дверь кабинета, и некто (это был, разумеется, строгий незнакомец, о котором мы уже упоминали) дерзнул прервать ученую 

1 Джон Броун (1735—1788) —шотландский врач, разработавший систему раздражительности и чувствительности. 

2 Бруссе Франсуа (1772—1838) —основатель медицинской системы, согласно которой жизнь поддерживается и сохраняется только возбуждением. 

3 Леруа д'Этиоль Жан Жак Жозеф (1798—1860) — французский хирург. 

4 Ганеман Самуэль (1755—1843) — немецкий врач, основатель гомеопатии. 

5 Гален (131—210) — знаменитый врач, грек по происхождению, практиковал в Риме. 

беседу, чтобы довести до сведения почтенных сеньоров, что бедняге больному становится все хуже, и узнать, не придумали ли они пока — до того, как придут к единому мнению о выборе системы лечения,— какое-нибудь средство, которое можно было бы применить незамедлительно. Доктора, казалось, были обескуражены столь немыслимым требованием. Однако быстро нашли выход из затруднительного положения: пусть втолкуют больному, чтоб он набрался немного терпения и не торопился умирать, ибо именно сейчас они и обдумывают, как его спасти, искренне желают ему облегчения и все глубоко ему сочувствуют. С тем взыскующий ответа и поспешил к больному сообщить ему утешительное решение ученого ареопага. 

Не придя к единому мнению касательно диагноза и прогноза, они в конце концов решили, что пора начинать лечение, и поскольку каждый был привержен своей методе, то и прописали: поклонник Броуна — укрепляющее из тридцати двух ингредиентов, жидких и порошкообразных, кои надлежало настаивать сорок восемь часов, а заказать обязательно в аптеке на улице...— а тем временем смерть пусть подождет. Ученик Бруссе полагал, что шесть дюжин пиявок и четыре кровопускания благоприятно изменят течение болезни, а для поддержания сил больному неплохо бы давать время от времени глоток киселя или кусочек сахара. Гомеопат предложил лекарство, приготовленное из двадцатимиллионной доли песчинки, растворенной в полутора кувшинах рейнской воды, применение которого дало потрясающие результаты в госпитале Мекленбург-Штрелица. Наконец, адепт метода эмпирического высказался за то, чтобы больной встал с постели и отправился погулять и чтоб каждые два часа ему давали лишь по четырнадцать столовых ложек рвотно-укрепляющего-быстро-действующего слабительного Леруа. 


Страница 28 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27  [28]  29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"