Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

— Видимо, это дон Веремундо,— поправил дон Опандо своего собеседника,— и, конечно же, великодушный министр помнит те удары и неприятности, которые ему пришлось испытать от его рук и диалектического склада ума. Но что правда, то правда: дон Веремундо сделан не из того теста, которое нынче нам требуется. 

— Сеньор дон Опандо,— отвечал начальник,— он неисправимый упрямец, и я осмелюсь предсказать, что, позволив ему стать депутатом, мы преподнесем скверный подарок глубокоуважаемому господину министру. 

— Так все же,— спросил дон Опандо,— кто будет нашим избранником, нашим протеже и кандидатом? 

— К тому-то я и веду,— заметил дон Поликарпо.— У меня есть племянник, он молод, умен и наделен недюжинными способностями. Я уж не говорю о том, что он адвокат и философ, гуманист и гуманитарий,— я не знаток этих определений, но что-то в этом роде; он сносно разбирается в статистике, ибо работал вместе со мной над составлением поименных списков для уплаты налогов, и делал все это, не окончив университета или какого-либо иного учебного заведения, а лишь благодаря своему 1шшпе па!игаН 1. Вот этот редкостный феномен, столь рано созревший и столь быстро развившийся, я и хочу отправить в кортесы, дабы поразить и удивить весь мир, ибо помимо того, что это откроет ему дорогу к министерскому посту, он сможет своим красноречием влюбить в себя какую-нибудь девицу с полумиллионным приданым, а через некоторое время он окажется во главе страны аг^еп1о е! 5ар1еп1ла 2. 

— Эта задача не из легких,— протянул дон Опандо. 

— Но отнюдь не невозможная,— парировал дон Поликарпо. 

— Итак, за дело,— хором сказали оба, а затем заговорили тихо, чуть слышно. 

Через несколько мгновений дон Поликарпо повысил голос и, продолжая нить своих рассуждений, сказал: 

— У нас есть полномочия на все. Предвыборные ухищрения — все равно, что ярмарочный столб с призами на верхушке; ведь сверх того, что выборами прикрывают и замалчивают немало былых прегрешений, человек на них выговаривается всласть и освобождается от желчи, накопившейся у него с давних пор по поводу народов, партий и отдельных личностей. Правительство мыслит слишком здраво, чтобы не понимать этого, и инструкция, присланная нам по этому вопросу, не оставляет в том ни малейших сомнений. Послушайте-ка, что в ней сказано, сеньор дон Опандо, и соберитесь с духом для великих свершений. Инструкция гласит: 

«Господин начальник, кортесы распущены, кортесы скоро соберутся: как волшебный цветок — вот он мертв, 

1 Природному светлому уму (лат.). 

2 Благодаря деньгам и учености (лат.). 

вот он ожил. Столь уважаемого человека, как ваша милость, дон Поликарпо, известного своей проницательностью и прозорливостью, нет нужды предупреждать, что скоро состоятся выборы: Хотя правительство, по-отечески доброжелательное, пока что воздерживается от применения на выборах яда и огнестрельного оружия, оно не может, однако, не напомнить снова о том, что стоящий перед нами вопрос — это вопрос жизни и смерти, особенно для тех, кто, подобно вашей милости, имеет содержание в сорок тысяч реалов серебром. А посему для достижения наилучшего результата придерживайтесь следующих предписаний и, если потребуется, используйте свое личное достояние и собственную сметливость сообразно с обстоятельствами. 

Первое. Добейтесь, чтобы не только были занесены в списки, но и числились среди проголосовавших «за» имена всех тех, кто, наслушавшись поучений и обольщений прогрессистов и оппозиции, покинул земную юдоль, лишив себя удовольствия продолжить жизнь под нашим высоким попечением, что есть счастье, даруемое божественным провидением. Эта невинная операция, помимо того, что принесет нам голоса многих благоразумных и безмолвных людей, укрепит и утвердит благочестивую веру, которую мы хотим ныне упрочить, в то, что усопшие возвращаются в грешный мир, дабы проведать и посетить места, где они имели обыкновение бывать при жизни. 

Второе. Также в надлежащей форме в списки будут внесены все те, кто находится в отъезде и путешествует. Шотландцы и другие северные народы обладают даром двойного видения, и, следовательно, нет причины лишать испанцев способности, уже внедряемой нами в правительственный аппарат, раздваиваться и одновременно находиться в двух разных местах. 

Третье. Благородные вдовы, матери семейств, кои по своим дарованиям и комплекции могли бы носить мужской костюм, должны явиться к избирательным урнам, представляя своих уважаемых супругов; при всем том они должны следить, чтобы брюки не облегали их плотно и не слишком обрисовывалась грудь, дабы хоть частично сохранить тайну, не доставлять неудобств своим телесам и блюсти женскую скромность. Эти действия приучат их чувствовать себя амазонками и ускорят 

1 Умный поймет с полуслова (лат.). 

полную эмансипацию женщин, с коей все мы ныне согласны. 

Четвертое. Если некоторые дети и недоросли захотят прийти голосовать, пусть приходят и будут хорошо встречены, а во избежание скандала пусть им дадут ходули или нечто подобное. 

Пятое. Пусть будут подняты и извлечены на свет божий все дела, покоящиеся в управлениях, секретариатах, различных присутственных местах и судебных палатах, по недоимкам, по уплате налогов, переписи населения, наследственные дела, а также дела о скотных базарах, домашних животных, хлебных амбарах, городских владениях, о лесах и посадках, торговле с колониями со времен Филиппа II, ибо с помощью подобной уловки любой деятельный чиновник, помимо того, что сделается весьма уважаемым человеком в связи со своим административным превосходством, станет еще предметом разговоров и сумеет сделать мягким, как замшевая перчатка, любого строптивца, который пожелает действовать на предвыборной помойке свободно, по собственному усмотрению. Свобода — для служения богу, что же касается голосования,— то по усмотрению правительства, являющегося отцом для всех своих подданных от мала до велика. 


Страница 14 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13  [14]  15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"