Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

Выходя из театра, я постарался оказаться рядом с ней и с восторгом ощутил прикосновение ее руки. А вдруг они уедут в экипаже, со страхом думал я. К счастью, они пошли пешком, и муж взял ее под руку, что я уже воспринял как личное оскорбление. В моем понимании ни один мужчина, кроме меня, не смел более предлагать ей руку. Они прошли по улице Принсипе из конца в конец; я следовал за ними на близком расстоянии. По Уэртас они дошли до площади Матуте, потом свернули на Аточа, потом на Санта-Исабель. Время от времени она оглядывалась, уже почти не скрываясь, и всякий раз я чувствовал себя на седьмом небе. Наконец они углубились в улицу Селитре. В эти часы она была довольно темна и совершенно безлюдна. И вдруг я вижу, как моя прекрасная незнакомка оборачивается.с еще большим бесстыдством, чем ранее, и, убедившись, что я здесь, дергает мужа за рукав, встает на цыпочки, словно хочет что-то сказать ему на ухо, и целует его в щеку так шумно, так оглушительно звонко... в жизни не видал я такого поцелуя! Знаешь, милая, от стыда и гнева я чуть не лишился чувств. 

— Какая прелесть! — воскликнула молодая женщина и весело рассмеялась. А потом, быстро взглянув на меня, добавила:— Ну-ка, Лончин, гляди: такой был поцелуй? 

Сказано — сделано: она наклонилась к нему и поцеловала его так, что сравнения были излишни. 

— Да ты что! — вскрикнул муж, испуганно оглядываясь. 

Я вскочил и пустился наутек, как побитая собака. 

— Раздосадованный? 

— Нет, довольный: мой рассказ уже был готов. 

 

 

ХОАКИН ДИСЕНТА 

 

«ХРАБРЕЦЫ» 

 

Давным-давно, когда я был еще маленьким мальчиком, на улицах Мадрида можно было встретить странного кабальеро лет тридцати, в черном длиннополом сюртуке и в цилиндре. Высокий, угловатый, с орлиным носом, маленькими глазками и торчащими, кверху закрученными усами, он своим обликом напоминал Дон Кихота, а траурным одеянием походил на вдовца. Да он и был вдовцом — вдовцом счастья и радости, жертвой несчастной любви, человеком, отказавшимся от крупного наследства, завещанного ему родителями. В минуты отчаяния, находившего на него от сознания своего полного одиночества и печального состояния кошелька, он был способен на любые чудачества и сумасбродства. 

Родился он в Арагоне — стране любви. В то время, к которому относится мой рассказ, он вел жестокую борьбу с нищетой; жил он в Мадриде, в самом конце Посольской улицы, вместе с женщиной легкого поведения, по уши влюбленной в этого чудака, вечно носившего траур. 

Однажды вечером герой нашего рассказа — назовем его Диего — вышел из театра со своей простоватой, но любившей принарядиться подругой. 

У дверей дома, где они жили, девица вдруг обратилась к своему спутнику: 

— Черт побери! Совсем забыла тебе сказать: мне хочется есть, а у нас, как назло, ничего нет. 

— Ну что ж! — ответил Диего.— Раз ты проголодалась, без ужина не останешься. Кое-какая мелочь у меня еще найдется. Таверна Барранко открыта, яичницу нам приготовят где угодно. Идем. 

— В таверну Барранко? — переспросила девушка.— Я в этой шляпе, а ты в своем колпаке и салопе? Да ведь туда не всякий осмелится войти! 

— Почему? 

— Потому что там собираются такие люди... 

— Какие? 

— Воры, бандиты, всякий сброд. 

— Вздор! Ничего не случится. Сами не будем приставать — и нас никто не тронет. 

— Но... 

— Я сказал — пойдем. Будь спокойна, ничего с нами не случится. 

Девушка отлично знала: уж если Диего что-нибудь взбредет в голову, то лучше ему не перечить, поэтому, замолчав, она последовала за ним. 

Узкий полутемный зал с низким закопченным потолком и грязными стенами. Против входа стойка, несколько грубо сколоченных сосновых столиков и табуреток. Так выглядела таверна, куда зашел Диего со своей возлюбленной. 

За стойкой стоял широкоплечий, коренастый, угрюмого вида трактирщик в рубахе с засученными рукавами и зеленом в черную полоску фартуке. За столом посреди зала сидело несколько мужчин: лицо наиболее привлекательного из них не предвещало, однако, ничего доброго. 

Нам нет надобности пересказывать те приветствия и шуточки, которыми компания завсегдатаев встретила сеньориту в шляпке и сеньора в цилиндре, когда они появились в дверях таверны. Даже сам трактирщик не мог скрыть своего удивления. 

— Подайте нам яичницу с ветчиной и бутылку вкгна,— сказал Диего хозяину таверны, усаживаясь со 

своей спутницей напротив стола, за которым восседала почтенная компания. 

Трактирщик юркнул на кухню. Неизменные посетители славного заведения оживленно зашептались друг с другом, а когда хозяин подал ужин, они стали открыто, вслух насмехаться над вновь прибывшими. 

— Послушай,— сказал один из них, толкая в бок соседа,— почему бы тебе не купить своей Исидоре такую вот шляпенцию? 

— Ха, да тогда ей придется купить мне такую же трубу, как у того сеньора! —отвечал его приятель. 

Спутница Диего сидела как на углях. 

— Уйдем отсюда,— шептала она. 

— Ешь и молчи,— отвечал ей Диего. 

Забияки, видя, что их остроты не достигают цели, решили перейти от слов к делу и принялись бросать хлебные корки на стол, где ужинали «господа». 

— Ты была права,— тихо проговорил Диего, обращаясь к своей подруге.— Эти типы затевают скандал. Я сейчас расплачусь, и мы уйдем. На кой черт нам с ними связываться. 

Но не успел Диего опустить руку в карман жилета, как кусок хлеба величиной с полкаравая угодил прямо в голову его спутнице. 

Диего побелел, как полотно, предостерегающе махнул девушке рукой и направился к столу, за которым восседала компания забияк. 

— Кто из вас самый храбрый? — глядя на них в упор, спросил Диего. 

— Ха-ха-ха! Для вас — любой! — ответил один из них. 

— Вы ошибаетесь,— возразил Диего,— мне нужен самый храбрый. 

— А я вам повторяю, что для вас — любой,— ответил ему другой забияка.— Да хотя бы и я. Ведь это я бросил... 

— Вы? 

— Я. 


Страница 123 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122  [123]  124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"