Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

— Проходите вперед, не задерживайтесь! 

Но проходя вперед, Хуан не получал ни гроша — если он не задерживался, его никто не слышал! И все же Хуан проходил — мысль о том, что он может нарушить установленные правила и возмутить, хотя бы на какой-то миг, спокойствие родной страны, ужасала его более самой смерти. 

С каждым вечером выручка убывала. Во-первых, нужно было все время проходить вперед и не задерживаться, во-вторых, он уже успел примелькаться, а в Испании дают хорошую цену только за новое; в общем, с каждым разом он получал на несколько сентимо меньше. Этого едва хватало, чтобы не умереть с голоду. Положение становилось отчаянным. В кромешном мраке своей убогой жизни несчастный видел только один просвет — приезд брата Сантьяго. Каждый вечер, выходя на улицу с гитарой через плечо, слепой думал об одном и том же: «Если Сантьяго в Мадриде, он может услышать, как я пою, и узнать меня по голосу». И только благодаря этой надежде, вернее, этой иллюзии, он еще находил в себе силы жить. 

Но пришел день, когда боль и тоска достигли предела. Накануне он заработал всего двадцать сентимо: вечер был такой холодный! На заре Мадрид проснулся под снежным покрывалом в полметра толщиной. И весь день снег падал не переставая, что нимало не озаботило большинство горожан и заставило возликовать многочисленных любителей прекрасного, особенно поэтов. Те из них, кому позволяли доходы, почти весь день провели у окон своих кабинетов, созерцая полет снежинок и обдумывая сладкозвучные, изысканные сравнения, из тех, что в театре срывают аплодисменты, а прочитанные в книге заставляют восклицать: «Какой у этого юноши талант!» 

Хуану же хватило денег лишь на булочку и чашку скверного кофе. А забыть о еде, любуясь красотою снега, он не мог, во-первых, потому, что был слепым, а во-вторых, даже если бы он и был зрячим, через зарешеченное окошко чердака, мутное и покрытое потеками грязи, он вряд ли что-либо разглядел бы. Целый день он лежал, скорчившись, на своем тюфяке, вспоминал детство и лелеял безумную грезу о возвращении брата. Вечером, подгоняемый нуждою, вконец обессиленный, он спустился на улицу просить подаяния. Гитары уже не было — в такую же тяжелую минуту ее пришлось продать за три песеты. 

Снег все падал — упорно, можно даже сказать, ожесточенно. Как и в первый вечер, когда он вышел петь, у бедного слепца дрожали ноги, но на этот раз не от стыда, а от голода. Он плелся еле-еле, по щиколотку утопая в жидком месиве. Прохожие встречались редко — да он и не слышал шагов: снег заглушал звуки. Экипажи тоже двигались бесшумно; раз Хуан едва не попал под колеса. Наконец на одной из центральных улиц он запел первую попавшуюся арию голосом слабым и хриплым. Никто не подходил к слепому даже из любопытства. «Отправимся дальше»,— сказал он себе и побрел вниз по Сан-Херонимо, неловко ступая по снегу. Плечи его уже прикрылись белой пеленою, в башмаках хлюпало, холод пробирал до костей, от голода в желудке начались спазмы. В какой-то момент от холода и боли он почти потерял сознание. Думая, что умирает, он всей душой вознесся к пречистой Марии дель Кармен, своей заступнице, и воскликнул горестно: «Помоги мне, мати моя!» После этих слов он почувствовал себя лучше и дошел, вернее, доплелся, до площади Кортесов. Там он прислонился к фонарю и, все еще под впечатлением помощи, какую оказала ему пресвятая дева, запел «Аве Мария» Гуно, мелодию, всегда любимую им. Но и тут никто не подошел. Горожане спасались от непогоды в кафе и театрах или, сидя дома, у очага, играли в «лошадку» со своими малышами. Снег все падал, медленный и густой, предоставляя газетчикам случай порадовать читателей утренних выпусков дюжиной изящных фраз. Редкие прохожие пробегали, закутавшись в плащи и прикрывшись зонтами. Фонари в белых ночных колпаках струили печальный свет. Полную тишину нарушал лишь далекий, неясный шум колес и долгий, тончайший, шелковый шелест падающих снежинок. Да голос Хуана дрожал в ночном безмолвии, славя мать всех скорбящих. Пение слепого не было уже ни гимном, ни молитвой: это был то горестный вопль, то печальный, отрешенный стон, леденящий душу сильнее, чем холод и снег. 

Тщетно так долго взывал слепой к небесам, умоляя о милосердии, тщетно снова и снова повторял он на разные лады сладкое имя Марии. Небеса и пречистая Дева были, видимо, далеко и не могли его услышать; жители окрестных домов были близко, но не пожелали услышать его. Никто не спустился помочь, никто даже не вышел на балкон, чтобы бросить медную монету. Прохожие не решались остановиться, как будто бы пневмония гналась за ними по пятам. 

Наконец слепой не смог более петь: голос замирал в горле, ноги подкашивались, руки онемели. Он сделал несколько шагов и сел на тротуар, прислонившись к садовой решетке. Затем уткнул локти в колени и положил голову на руки. Как сквозь туман, мелькнула мысль о смерти, и снова принялся Хуан горячо молиться, взывая к милосердию божию. 

Через некоторое время ему показалось, будто перед ним остановился прохожий. Слепой почувствовал, как кто-то взял его за руку. Решив, что он опять нарушает закон, Хуан поднял голову и робко спросил: 

— Вы... из жандармерии? 

— Вовсе нет,— ответил прохожий,— но вам придется встать. 

— Вряд ли я смогу, кабальеро. 

— Вы замерзли? 

— Да, сеньор... и сегодня я ничего не ел. 

— Так я помогу вам. Ну-ка, смелее! Прохожий был силен и без труда поднял Хуана. 

— Теперь хорошенько обопритесь на меня... поглядим, нет ли извозчика. 

— Куда вы хотите меня везти? 

— Ну, в дурное место не отвезу. Вы что, боитесь? 

— О нет! Сердце подсказывает мне, что в вас есть сострадание... 

— Ну, вперед, вперед... скорее домой — вам нужно обсушиться и ^поесть горячего. 

— Бог вам воздаст, кабальеро... Пречистая воздаст вам... Я уж думал, придется мне здесь умереть. 


Страница 116 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115  [116]  117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"