Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

сумрак, а следовательно, абсолютную беспомощность, то горе и унижение простираются до предела, который нам едва ли дано различить. Хуан кочевал из одной захудалой гостиницы в другую, почти тотчас же изгоняемый отовсюду; отдав постирать рубашку, вынужден бывал забираться в постель; башмаки у него прохудились, брюки обтрепались снизу, неухоженные волосы и отросшая борода скрывали лицо. Сколько времени пришлось ему скитаться вот так по Мадриду, я не знаю. Однажды содержатель гостиницы, сердобольный, вернее, менее черствый, чем прочие, взялся выхлопотать ему место тапера в каком-нибудь кафе. Случилось одно, где его приняли, но уволили буквально тотчас же. Музыка Хуана не пришлась по вкусу завсегдатаем «Себады»: он не знал ни хот, ни пало, ни севильян 1, и во фламенко 2 не был силен, даже польки — и те не мог, вечера напролет играл он сонаты Бетховена и концерты Шопена. За десертом клиенты не попадали ложечками в такт и бывали крайне недовольны. 

И бедняга вновь принялся скитаться по самым зловонным задворкам столицы. Находились добрые люди, которые, случайно узнав о его положении, пытались как-то косвенно помочь ему,— косвенно, потому что Хуан содрогался при одной только мысли о милостыне. В какой-нибудь дешевой харчевне он съедал ровно столько, сколько нужно, чтобы не умереть с голоду, спал же рядом с нищими и преступниками, на чердаке, отведенном для этой цели, заплатив пятнадцать сёнтимо 3. Однажды во время сна у него украли брюки, оставив взамен другие — латаные-перелатаные, из хлопковой ткани. Это случилось в ноябре. 

В глубине души бедный Хуан никогда не расставался с мечтою о возвращении брата; теперь же, истерзанный нуждой, лелеял ее со страстью. Он продиктовал письмо в Гавану, однако конверт остался без адреса, которого слепой не знал; расспрашивал всех, кто мог встречать брата, но безрезультатно; и каждый день по нескольку часов на коленях молился о том, чтобы приехал Сантьяго и спас его. Только в эти часы бедняк и бывал счастлив. Скрывшись за выступом стены в укромном углу какой-нибудь уединенной церкви, вдыхая резкий 

1 Хота, пало, севильяна — испанские народные танцы. 

2 Фламенко — испанский исполнительный стиль в музыке. 

3 Сёнтимо — мелкая испанская монета. 

запах воска и сырости, вслушиваясь в потрескивание свечей и еле различимое бормотание прихожан, разбредшихся по всему храму, он замирал: безгрешная душа его покидала мир, который обошелся с ним так жестоко, и воспаряла к престолу всевышнего и его пречистой матери. Поклонение пресвятой деве с детства глубоко укоренилось в нем. Едва помня родную мать, он инстинктивно искал у матери божьей той нежной любви и заботы, какими только женщина может окружить ребенка; для нее сложил он несколько гимнов и молитв и никогда не засыпал без того, чтобы не поцеловать с благоговением ладанку Марии дель Кармен, которую носил на груди. 

И все же пришел день, когда и небо, и земля отступились от него. Выгнанный отовсюду, не имея ни куска хлеба, чтобьу заглушить голод, ни одежды, чтобы укрыться от холода, несчастный с ужасом осознал, что близка та минута, когда он протянет руку за подаянием. В душе у него поднялась буря. Боль и стыд боролись с нуждой, не желая уступать, а вечные сумерки, окружавшие слепого, делали это сражение еще более мучительным. Наконец, как и следовало ожидать, победил голод. Долго плакал Хуан, прося у бога сил вынести это испытание, и наконец решился воззвать к милосердию человеческому. Но, все еще стремясь по возможности скрыть свое падение, он решился петь на улицах только вечером, в темноте. У него был приятный голос, хорошо поставленный и гибкий; возникло только одно препятствие — не было аккомпанемента. В конце концов, другой бедняк, чуть побогаче Хуана, раздобыл ему старую, разбитую гитару. Слепой настроил ее как мог и, наплакавшись всласть, декабрьским вечером вышел на улицу. Сердце у него сильно билось, ноги дрожали. На одной из самых оживленных улиц он начал было петь, но не смог: от боли и стыда к горлу подступил ком. Прислонившись к стене, он немного переждал, собрался с духом и запел романс для тенора из первого акта «Фаворитки». Разумеется, он тут же привлек внимание прохожих: слепой, а поет не петенеру и не малагенью; * его обступили, некоторые вслух дивились мастерству, с которым он преодолевал трудности партитуры, и бросали монеты в шляпу, привязанную к локтю. Закончив романс, слепой принялся за арию из четвертого акта «Африканки». 

Петенера, малагенья — испанские народные напевы. 

Но вокруг него скопилось слишком много народу, и городские власти сочли, что это может привести к беспорядкам, ибо блюстители общественного спокойствия давно и твердо убеждены в том, что люди, собравшиеся на улице послушать слепого певца, обнаруживают подобным деянием опасные инстинкты мятежа и ниспровержения основ, то есть позицию, никоим образом не совместимую с существующими законами и угрожающую стабильности государства. Поэтому жандарм грубо ухватил Хуана за руку и прорычал: 

— Ну вот что: ступайте-ка немедля домой и нигде на улицах не останавливайтесь. 

— Но ведь я никому не мешаю. 

— Вы препятствуете движению. Проходите вперед, не задерживайтесь, если не хотите в участок. 

Рвение, с каким блюстители закона очищают город от слепых певцов, поистине согревает душу. И я считаю, вопреки тем, кто утверждает обратное, что, если бы защитники нашего покоя могли столь же безболезненно очистить наши улицы от воров и убийц, они исполнили бы это с величайшей радостью. 

Бедный Хуан пришел в свою трущобу расстроенный: его доброе сердце терзалось от того, что он нарушил, пусть даже и на короткое время, покой внутри державы и дал повод к вмешательству исполнительной власти. Выручки он насчитал пять реалов и одну медную монету. На следующий день он поел и заплатил за жалкий соломенный тюфяк в ночлежке. Вечером снова вышел и снова пел арии и романсы. Прохожие опять обступили его, и опять вмешался блюститель порядка: 


Страница 115 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114  [115]  116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"