Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

1 «Похороны сардины» — старинный испанский шуточный обряд в конце карнавальных праздников. 

2 Тонино мертв (искаж ит ) 

уже просачивался ранний утренний свет. Масляные и керосиновые лампы погасали. Все происходящее освещалось зловещим розоватым сиянием факелов, которые возчики зажгли для придания похоронам еще большей торжественности. Ужасающую грусть навевали бледные лучики утреннего света, которые проникали в помещение и смешивались с едким дымом дрожащего пламени факелов. Среди дикого шума и адской суматохи раздавался хриплый, осевший голос Пистаньины. Плечом девочка поддерживала пьяного отца. Слепой страшно бранился оттого, что куда-то отбросил свою гитару, а Пистаньина все плакала и кричала: 

— Ведь дом подожжете! Пипа сгорит, смотрите, искры от факелов падают прямо на него... 

Никто ее не/слушал, никто не думал об опасности. Пипа лежал ня полу, бледный как мертвец, да и в самом деле чуть живой — он был в глубоком обмороке. Вообще физически слабый, мальчик просто не выдержал, с одной стороны, усталости, а с другой — столь обильных возлияний и адского шума. Вскоре его подняли на щит, или, попросту говоря, положили на крышку, прикрывавшую бочку. Он лежал, распластавшись на спине, а под ним бочка с легко воспламеняющейся жидкостью, даже не знаю с какой. 

Эта бочка больше ничем не была прикрыта. Только щитом, на котором без чувств лежал Пипа. 

Маленький кучер тринадцати лет, Чирипа, закричал: 

— Пипа вовсе не мертв, он просто пьян!.. 

— Надо его облить! Облить надо, чтоб он воскрес! — пришло в голову кому-то. 

Ретрета и Ронкера, которая хотя и не принадлежала к этой компании, но присутствовала на празднике, окунули славного Пипа в бочку со страшной жидкостью, в ванну, которой суждено было стать склепом. Никто ничего не соображал. Одна Пистаньина, которая еле сдерживала злого, пьяного отца, понимала, что происходит. Девочка кричала: 

— Сгорит Пипа, сгорит!.. 

Никто не обращал внимания, а дьявольский танец становился все ужасней и ужасней. Одни падали без чувств, а другие просто не могли подняться на ноги. Некоторые похотливые парочки скрывались по углам, дабы удовлетворить свои страсти. Никто уже и не помнил о существовании Пипа. Один из факелов, очень плохо закрепленный на стене, вот-вот, казалось, свалится в роковую ванну, а капли горящей смолы падали сверху и гасли совсем близко от краев бочки. 

Наш плутишка, погруженный в неожиданную для него ванну, немного очнулся и безуспешно пытался выбраться из бочки. И делал он это только потому, что почувствовал ужасное унижение, оказавшись совсем мокрым, но вовсе не видел нависшей над ним опасности. С каждой каплей горящей смолы, падавшей на края бочки, да и внутрь тоже, подбиралась к мальчику смерть. 

— Загорается Пипа, загорается! — закричала Пистаньина. 

Почти все факелы уже погасли, и дым заполнил небольшую таверну. В сплошном мраке ничего нельзя было разглядеть. Светлые лучи зари, еле проникавшие в помещение, придавали еще больший ужас этой страшной картине. Словно яркие звездочки, блестели искры от пылавшего над головой Пипа факела. На скамье против бочки горько плакала Пистаньина. 

Вскоре все эти несчастные люди должны были погибнуть, они задохнутся, если их никто не предупредит об опасности. 

И предупреждение не заставило себя долго ждать. Пистаньина увидела, как звездочка, блиставшая среди облаков дыма, быстро падает прямо в бочку... Девочка громко закричала... но никто не услышал, даже она сама... 

После пожара все остались живы, или, скажем так, уцелели. Все, кроме того, кто задыхался и тонул в бочке. 

VII 

— Это же кусок угля! 

— Весь целиком кусок угля! 

— Вот чего мы стоим! 

— Никто его и опознать не может! 

— Так лица ведь не осталось... 

— Это же кусок угля! 

— А еще кто-нибудь погиб? 

— Говорят, Ронкера... 

— Как бы не так! У Ронкеры сгорела только туфля... которую она оставила на столе, вообразив, что это стакан с водкой!.. 

Эта шутка всех рассмешила. 

Шутником оказался Селедонио, а вокруг стояли старухи, которые собирают подаяние у входа в церковь Санта-Мария. Сцена разыгрывалась на том самом месте, где накануне Пипа в своеобразной битве одержал победу над Селедонио. 

Теперь Селедонио уже не боялся, потому что Пипа уместился в маленьком детском гробике, который как наивысшую милость предоставляет приход. И нечего было бояться, что он вдруг зашевелится, ибо Пипа превратился в уголь, весь целиком в кусок угля, как сказала Марипухитос. 

Гнусная ведьма с нескрываемой радостью разглядывала бесформенную черную массу, которая осталась от Пипа. В полной тишине она наслаждалась местью за бесчисленные 1палости, совершенные мальчишкой. Она протянула руку и, осмелев, дотронулась до трупа. Скрюченными пальцами она достала из гроба пепел от какой-то тряпки, склонила отвратительное лицо к мертвому, вновь пощупала пальцами остатки обгоревшего савана и тихим голосом произнесла то, что может для богобоязненных душ стать моралью моего рассказа: 

— Вот тебе и плут! Бог по справедливости наказал его... Он украл у святого саван... теперь саваном ему самому стало похищенное... Вот саван, украденный здесь, в церкви! 

Все старухи закивали, соглашаясь с тем, что случившееся и в самом деле является провидением божьим. 

На этом кончились траурные речи, и процессия направилась к кладбищу. 

Приход, кроме детского гробика — четыре кое-как сколоченные досочки,— не оказал Пипа никаких других почестей. 

В одеянии монаха Селедонио возглавлял процессию. 

Чирипа, Пижуета и еще двое мальчишек несли гроб. Время от времени они ставили его на землю и, бранясь, начинали спорить: кому тяжелее нести — тем, что впереди, или тем, что позади. Им просто нравилось переругиваться, потому что на самом деле Пипа весил очень мало. 

По похоронам Пипа можно было судить о его популярности — за гробом шли все городские бродяги и плуты. 

Прохожие, увидев беспорядочную толпу, бесцере- 

монно и шумно следующую за гробом товарища, спра-ивали: 


Страница 113 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112  [113]  114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"