Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

нашел дверь, прошмыгнул на цыпочках через порог и, как только оказался на улице, кинулся бежать, словно каторжник, которому устроили побег. Вот когда он мог кому-нибудь, у кого от страха глаза велики, показаться удравшим с кладбища покойником, который теперь, в карнавальную ночь, грешником возвращается в ад. 

С триумфом было встречено появление Пипа в таверне «Ла-Теберга». Там поднялся дикий рев ликования. Наряд покойника как нельзя лучше соответствовал вкусу возниц, которые в тот момент, когда он вошел, братались между собой, забыв о принадлежности к тому или иному профессиональному клану. Пипа чуть ли не прослезился, когда увидел, как обнимаются и вместе дружно поют кучера почтовых карет и возницы дилижансов. 

Сам благоразумный Нестор не мог бы с большим наслаждением наблюдать, как обнимаются Агамемнон с Ахиллом !. 

Герои Пипа находились здесь, в таверне. Всю жизнь он мечтал стать кучером. И воображал, что для того, чтобы стать своим в клане странствующих рыцарей, вполне достаточно его скверных привычек и поверхностных знаний. Кучер должен уметь курить огромные дешевые сигары и научиться выпивать залпом большую кружку вина. Пипа с этого и начинал, придерживаясь принципа настоящего мужчины, который умеет ждать. «РезИпа 1еп1е» 2,— думал Пипа, естественно, не по-латыни. Кроме того, он надеялся, что в один прекрасный день его личные достоинства и нужные связи помогут ему стать кучером. Пока же, дабы постичь профессию, вполне довольствовался курсом ученичества. Он в совершенстве бранился, курил и делал вид, что зловреден и склонен к плотским наслаждениям, был груб, что, в общем-то, не соответствовало его натуре, но прекрасно отражало все, чем отличались его герои — кучера. Поначалу водка вызывала у него отвращение, но надо было это преодолеть. Постепенно он привык к водке, а к тому времени, когда почувствовал, что внутренности 

1 Нестор, Агамемнон, Ахилл — герои древнегреческих мифов; Агамемнон и Ахилл считались заклятыми врагами. 

2 Тише едешь — дальше будешь (лат.). 

от нее огнем горят, водка уже стала ему просто необходима. 

В таверне все кучера без различия категории и звания были пьяны. Когда кончился ужин, начались бесконечные возлияния, и участники попойки уже не держались на ногах. Пипа в таверне ждали, и, как только он вошел, дверь плотно закрыли. Шум поднялся невообразимый. Пипа завертелся в танце с Ретретой, одной из порочнейших женщин. Едва кончился первый танец с кастаньетами, она могучими руками обхватила мальчишку, зацеловала все лицо и щедро одарила возбуждающими жестами из своего циничного репертуара любви на продажу. Надо было видеть, с какой радостью воспринял весь этот сброд представление, устроенное «влюбленной» )Ретретой! Пипа чуть не затошнило от этих отвратительных объятий и мерзких поцелуев, хотя он и был благодарен за оказанное ему столь высокое почтение, к которому вовсе не привык. И тут он вспомнил, как несколькими часами ранее сидел на полу возле Хулии. Кроме того, в таверне находилась Пистаньина. Сидя возле слепца, беспрерывно игравшего на гитаре, она во весь голос пела народные куплеты, почти все сплошь непристойного содержания. Да и пением этот хрип уже трудно было назвать. Голос ее стал сиплым, безмерно усталым, а эти бездушные, лютые звери заставляли ее петь и петь, казалось, до тех пор, пока она не упадет замертво. Когда куплет начинался красивыми, грустными, наивными словами, всеобщий неодобрительный гул прерывал пение, а Пистаньина не понимала почему. По жестам собравшихся она догадывалась, что они требуют неприличных куплетов. 

«Холодно, мне холодно»,— Сказала Пепа жениху. Прижал ее к груди он, А Пепа тотчас умерла,— 

запела девочка, но все громко закричали: 

— Хватит! Хватит! Другое давай!.. Теперь Пистаньина начала так: 

Хотела бы спать... 

— Вот так! Это дело! Начинай, начинай... Вокруг витало всеобщее опьянение. Казалось, сам 

воздух напоен спиртом. Пистаньина, единственный трез- 

вый человек, когда зажигали спички, боялась, что все загорится и взлетит на воздух. 

Пипа, обезумев от радости, что находится среди своих, уверился в том, что достиг наконец всего, чего ему хотелось. А все из-за прекрасной выдумки — ведь он сам соорудил себе костюм призрака,— и еще потому, что попал в самое лучшее в этом мире общество, в общество кучеров. Благодарности ради он сделал все возможное и невозможное, чтобы как можно лучше показать себя — был бесстыжим и циничным, совершенно позабыв о несчастном сиротке-ангеле, таившемся в глубине его души. Ему казалось, что и Пистаньине нравятся это исступленное выражение непристойных чувств и всепобеждающее бесстыдство. Наш плутишка так хорошо показал себя и столько времени всех развлекал, что собравшиеся решили — с тем неповторимым единством, что свойственно приподнятому энтузиазму на сборищах пьянчуг, или, скажем просто, пьяному энтузиазму,— решили, повторяю, закончить праздник апофеозом Пипа. Предваряя события, они договорились отметить «похороны сардины» 1 погребением Пипа. В свою очередь, он обещал не сопротивляться и помогать свершению этой церемонии. При этом, конечно, никто не вспомнил о ставших достоянием истории несчастных случаях, не раз происходивших при свершении подобных экцентричных затей. Оригинальность замысла окончательно опьянила их, хотя больше уж было некуда. Отказаться от такого веселого завершения праздника они никак не могли, скорее все как один упали бы замертво. 

Пипа, закончив головокружительный танец с Ретре-той, от усталости повалился на пол. Да так и застыл, как покойник. Дружки пытались расшевелить его, но наш плутишка доказал, что в совершенстве овладел искусством притворяться мертвым. «Тошпо е топйо!» 2 — сказал один из парней, который запомнил, как однажды в цирке так говорил клоун. Удачная фраза была поддержана всеобщим дурацким хохотом. «Е топйо! Мо-ги!о!» — кричали все; мужчины и женщины, спотыкаясь и толкаясь, лихо отплясывали вокруг Пипа, покрытого саваном. Сквозь дверные и оконные щели в помещение 


Страница 112 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111  [112]  113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"