Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

Весь день, чтобы осчастливить обожаемую Ирену, просидела Хулия у окна, ожидая хоть какого-нибудь с юмором наряженного прохожего, а они вообще редко появлялись на площади Лопес-Давалос. 

Напрасным было ожидание. Те же грусть и одиночество, которые испытывал Пипа на Эстремадурской улице, царствовали в сквере и на площади Лопес-Давалос. Маркиза прибегла к обману — приказала своим слугам нарядиться и пройти перед окнами. Ирена с лихорадочным беспокойством ожидала появления необычайных существ, но увы! Девочка тут же узнала под накидками, сооруженными из одеял, няньку Антонию и кучера Лукаса. Лекарство оказалось еще страшнее, чем болезнь. Ирена ужасно рассердилась. Из-за этого обмана, подорвавшего веру в неистощимые возможности настоящего карнавала, девочка не менее получаса заливалась слезами. Наконец, совсем уже на закате, мимо дворца прошел ряженый... Но девочка не поверила в него. И в самом деле, это был не ряженый, а известный в городе пьяница, который отпраздновал масленицу дозой вина, намного превысившей допустимую. На поясе у него болталось какое-то безобразное украшение из соломы. 

— Это не ряженый,— закричала Ирена.— Это Хрипун. 

Именно так называли в городе пьяницу. 

Когда вышла луна, плохое настроение Ирены несколько исправилось благодаря астрономическим сказкам Хулии, но затем девочка вновь вспомнила о своем желании увидеть ряженых и горько заплакала. Она сошла с колен матери и принялась топать ногами. 

К счастью, из соседнего переулка Ариса показался какой-то маленький черный передвигающийся комок. Это нечто, трезвоня в колокольчик, торжественным шагом приблизилось к окну. Ирена просунула голову между прутьями решетки, перестала плакать и не отрывала глаз от подошедшего. 

— Это ряженый! — пораженная, закричала она, остолбенев от ужаса и в то же время испытывая бесконечное удовольствие. 

Хулия держала девочку на руках и с беспокойством наблюдала за пришедшим, о котором, судя по скорее волочившемуся за ним, чем надетому наряду, можно было сказать, что он выполз прямо из могилы. 

Это был Пипа в наряде покойника, в маске, изображавшей череп, и в домино из савана. В руках он держал колокольчик, принадлежавший ему. Пипа очень хотелось иметь музыкальный инструмент. Ведь, как мы уже говорили, он был настоящим любителем музыки. Все инструменты стоили страшно дорого, но вот как-то в награду за свои труды Пипа получил видавший виды колокольчик. Дело было так: однажды Пипа заключил конкордат со священником приходской церкви Санта-Мария, тем самым временно прекратив постоянную борьбу с католической церковью. Он помог перенести распятие в ближайшую деревню и за это деяние получил в награду старый колокольчик. Величаво и нагоняя ужас, он, появившись на площади, время от времени звонил в этот колокольчик. И был уверен, что поэтому все горожане примут его за настоящего покойника. Пипа, скрыв лицо под маской, со свойственной ему фантазией воображал, что он прекрасно наряжен, и даже сам себя несколько побаивался. Во всяком случае, он чувствовал страх, и в особенности, когда настала ночь и он оказался на темных улицах в полном одиночестве. 

Пипа несказанно обрадовался, выйдя на площадь Лопес-Давалос, потому что сразу же увидел за прутьями решетки в окне нижнего этажа дворца прелестную 

головку девочки. И тут же решил сотворить какую-нибудь из своих шуток или устроить нечто никогда не виданное такой маленькой девочкой. С той же непередаваемой раскованностью, с какой актер исполняет свою роль, Пипа приближался к окну, понимая, какое огромное впечатление должно произвести на Ирену его магическое появление. Потому он и подходил медленно, торжественно, высоко поднимая руку с колокольчиком и изредка церемонно потряхивая им. 

Ирена, охваченная страхом и очарованная поразительным видением, онемев, с любопытством взирала на происходящее. Ее мать, боясь спугнуть чары, окутавшие дочь, молчала и беспокойно ожидала развязки этой странной сцены. Никто не разговаривал; бывают такие моменты, когда лишь молчание становится единственно достойным языком. Небо совсем очистилось от облаков, и луна яркоуосвещала происходившее на площади. 

Пипа уже вплотную подошел к окну. Ему казалось, что с каждым шатом он должен становиться все больше и больше и в конце концов достанет до облаков. Совсем забыв, что его лица не видно, он строил ужасающие рожи, как будто маска могла передать все эти ужимки и гримасы. 

Ирена, увидев так близко это привидение, спрятала голову на груди у матери, но тут же вновь, не приближаясь к окну, стала смотреть на улицу. А Пипа уже просовывал голову с надетой маской черепа сквозь решетку. В этот критический момент плутишка посчитал, что в магической тишине необходимо что-то произнести, и во всю мощь низким голосом завопил: 

— У-у-ух! У-у-ух! У-у-ух! 

Ирена пронзительно вскрикнула, но сдержалась — она предпочитала дрожать от страха, но не лишаться окутавших ее чар. Только побледнела и затряслась. 

— Нет, нет, пусть останется! — сказала она матери, которая, увидев дочь в таком состоянии, энергично грозила Пипа метлой, отобранной у слуги. 

Пипа расстроился. Как же так? Мертвеца, воскресшего, привидение прогоняют лакейской метлой! 

Но метла не могла взять верх, ибо желания Ирены были сильнее, и она требовала новых воплей. 

— У-у-ух! У-у-ух! — вновь повторил Пипа, воодушевленный своим успехом. 

Тогда Ирена, уже справившись со страхом и освоившись со странным видом маски, сказала: 

— Пусть ряженый войдет в дом! 

Пипа вовсе не привлекала идея стать ручным привидением. Такая сделка, показалось ему, не соответствует его статусу призрака. Так что, увидев не выказывавшего ни страха, ни должного почтения кучера Лукаса, который искренне предложил ему войти во дворец, Пипа два-три раза лягнул его ногой. Но это никак не оскорбило слугу, а наоборот — воодушевило. И слуга, крепко держа Пипа за ухо, заставил привидение волей-неволей войти в комнату, где беспокойно ожидала Ирена, сидящая на руках у матери. 


Страница 107 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106  [107]  108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"