Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

Весь храм заполнялся колокольным звоном. Какая это была радость для нашего плутишки! Он никак не мог уразуметь, почему в такой день даже все озорники допускаются в церковь. Не мог найти он объяснения и тому, почему в течение всего года так безумствуют служки, настойчиво изгоняя его и бродячих собак из дома божьего, и почему в пасхальный день ему и остальным плутам дозволяется нарушать величественную церковную тишину таким громким колокольным звоном. «Это, наверное, потому,— думал Пипа,— что добрый бог, веселый бог, тот, у которого на небесах полно конфет, победил унылого бога, сердитого, темного, во все остальные дни находящегося здесь». Будь что будет, Пипа еще сильнее размахивал колокольчиком и мог бы так продолжать до самой старости. Случись любой переворот, он бы стал бить в набат и поджег бы храм бога унылого во имя бога веселого, неугомонного, доброго, раздающего беднякам сладости. 

Было еще нечто, олицетворявшее сострадательного, доброго бога,— это была музыка. В звуках гитары, в жалостливом, хриплом голосе слепца с Эстремадурской улицы и в пении девочки, сопровождавшей его, Пипа улавливал чудесную мелодию, должно быть, исходившую из уст самого бога, о котором когда-то рассказывала ему мать. В особенности мелодия эта слышалась в пении девочки и в волшебных, спокойных звуках гитары. Немало часов в грустные, мрачные, дождливые дни провел Пипа на ногах, наслаждаясь непередаваемой гармонией стонущей гитары и напоминавшего звуки флейты дрожащего и проникновенного голосочка Пистаньины. Обычно он стоял, засунув руки в дырки на штанах, там, где полагалось быть карманам, в кепке без козырька, сдвинутой на затылок, а мимо равнодушно проходили люди, не поворачивая головы в сторону сеньора Пабло и его дочери. Каким серьезным становился Пипа, вслушиваясь в эту музыку! Он начисто забывал о своих шалостях, злых шутках и роли публичного шута, которую обычно исполнял, как бы заключив контракт на это с целым городом. Он отправлялся слушать Пистаньину точно так, как Трибуле 1 на свидание с дочерью. Тут уж металлические язычки колокольчиков замолкали и звенели лишь бубенчики шута, отдаваясь в груди ударами его собственного сердца. В Пистаньине и слепом Пабло, когда они пели под аккомпанемент гитары, видел Пипа воплощение доброго бога,) но не победителя, а побежденного — слабого и грустного. До глубины души трогали звуки этих песен, а их монотонный ритм, медленный и нежный, был как убаюкивающая колыбельная песня над той колыбелью, из которой вечная нищета так рано выкинула Пипа навстречу жизненным невзгодам. 

III 

Итак, чтобы вкратце рассказать, во что веровал Пипа, мы оставили его в то торжественное мгновение, когда он собирался напасть на храм божий, охраняемый ведьмой Марипухитос и служкой, а лучше сказать — мошенником Селедонио. Последний, крепко вцепившись в решетку, буквально изрыгал на Пипа всю пакость, что накопил в своем организме. Мальчишка, стоя на улице, ужасно страдал от такого унижения и надеялся на скорую страшную месть. А Марипухитос в это время сильно колотила костылями по паперти, заведомо зная, что ее кара Пипа не настигнет. 

Оглянувшись вокруг, Пипа увидел, что площадь совершенно пуста. Шел снег, начинало смеркаться. Он, как Юлий Цезарь, был очень скор в осуществлении своих хитроумных планов и, понимая, что время летит быстро, низко опустил голову, как бык во время корри- 

1 Трибуле — персонаж пьесы В. Гюго (1802—1885) «Король забавляется» (1832), королевский шут, мстящий за поруганную честь дочери; на этот сюжет написана опера Дж. Верди «Риголетто». 

ды, и кинулся в атаку. Пипа взлетел по ступенькам, вытянул руку вперед, схватил служку за сутану ярко-красного цвета и с силой отпихнул его со святого места. Тот так и покатился из церкви по священному полу. Пипа, как разъяренный зверь, набросился на него и, будто мстя за вечно достававшиеся ему обиды, стал пинать служку ногами, бить кулаками и, уж совсем разозлившись, вцепился в него зубами. 

Служка очень скоро перестал сопротивляться, он лежал почти бездыханный. Тогда Пипа осмелился снять с него атрибуты служителя культа, как сумел, надел их на себя, спрятал на груди маску и вошел в церковь. У входа ему хватило лишь одного пинка, чтобы отделаться от слабого сопротивления скрюченной Марипу-хитос. 

В храме было почти совсем темно. Несколько лампад в разных местах еле светили, отбрасывая качающиеся тени. Казалось, в церкви никого нет. Пипа боязливо направился по левому проходу мимо молелен. И в первой, и во второй было пусто. Дойдя до черного Христа — так в народе называли стоявшее на алтаре распятие в натуральную величину,— Пипа остановился. Сюда он и шел. По обе стороны распятия, подвешенные к деревянному позолоченному и богато украшенному растительным орнаментом ретабло \ находились многочисленные подношения прихожан: руки, ноги и головки ангелочков, вылепленные из желтого воска, костыли и другие образчики нищеты и бедности. Кроме того, там же висели саваны из грубой черной ткани с белой каймой. 


Страница 105 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104  [105]  106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"