Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

— Можно войти, дон Опандо? 

— Входи, дивная вестница небес,— произнес он, отличавшийся велеречивостью и исключительным в любезностях.— Входи, входи же. 

В самом деле, если вошедшая и не была вестницей небес, она, вне всякого сомнения, была очаровательнейшей вестницей любви. Это была девушка во цвете своих семнадцати лет, с тонкой талией, самым гибким женственным станом, какой только могла бы запечатлеть кисть художника, с прелестным лицом, иссиня-черными глазами, самым лукавым в мире взором, с пышной гривой черных, как смоль, волос, таких густых и длинных, что мантиль-я из тафты, отделанная каталонским гипюром, не могла укрыть их, и волны волос легко и естественно ниспадали с одной и другой стороны на два маленьких трепетных лимона, обозначавших ее волнующуюся грудь. Увидев ее, дон Опандо, уже изобразивший описанную ранее зрительную трубу, воскликнул: 

— Прекрасная Беатрис, сладчайший миндаль рая, что привело тебя в столь поздний час в эту унылую келью? Если твой батюшка, мой друг Каньисарес, захотел видеть меня у себя в доме, достаточно было бы 

1 Изящество (лат.). 

посыльного, или слуги, чтобы призвать меня туда, даже если бы эта ночь была в десять раз чернее. Так что же случилось? 

Беатрис, не обращая внимания на его слова, вернулась к двери, плотно прикрыла ее и вновь подошла к дону Опандо, который, приняв самую выигрышную позу из тех, что он мог принять, сказал: 

— Пройди сюда между стульями и столом, сядем рядышком и потолкуем доверительно, по секрету. 

— Ничего подобного,— сказала девушка,— лучше, когда между собеседниками есть свободное пространство, пусть этот стол разделяет нас, и я буду говорить отсюда, с почтительного расстояния. 

И не медля ни минуты, она выдвинула стул и села с такой непринужденностью, что ей бы позавидовала Крестьянка из Вальекаса 1. 

— Дорогой друг дон Опандо,— продолжала она,— речь пойдет о неравном браке, о браке, в который подсыпали малость перцу. Касимиро, которого знает ваша милость, безумно любит меня, и я плачу ему тем же. Я богата, а он, хоть и беден, зато благородного рода и дальними узами связан с нашей семьей; вчера его родители приходили к отцу просить моей руки; но он, полагая, что женщинам, чтобы произвести потомство, надобно, подобно овощам, войти в рост и быть в цвету, сказал «НЕТ!» с истинно королевским величием, а я хочу оспорить этот приговор, даже если это будет стоить денег и обойдется мне в круглую сумму. Поэтому, зная ваш талант, ваше уменье улаживать подобные неурядицы, влекущие за собой сердечные раны и девичьи горести, я пришла воззвать к вашей изобретательности и умению, чтобы, так или иначе, меня обвенчали как можно скорей, несмотря на родительский запрет, и чтобы на следующей неделе состоялись смотрины, сватовство, помолвка и чтобы, соблюдая все обряды и церемонии нашей святой римской церкви, я стала бы законной супругой дона Касимиро Альварадо-и-Фоч де Кардона. 

Бесспорно, что-то чарующее и необыкновенное было в лице и движениях этого чертенка с соблазнительными формами, так как дон Опандо вновь соорудил свой зрительный прибор из пальцев и развлекался тем, что 

1 Крестьянка из Вальекаса — героиня одноименной комедии Тирсо де Молины (1571?—1648). 

соединял в своем воображении голос, жесты, внешность и манеры этой обворожительной маленькой сумасбродки. В конце концов, он был вынужден умерить свои восторги и, достав лист гербовой бумаги, тут же принялся тщательно выписывать что-то, а пока длилась эта процедура, он вел с юной Беатрис такой разговор: 

— Я не ручаюсь, что это произойдет так скоро, как тебе хотелось бы, однако это дело — моя забота, и даю тебе слово, что не успеешь ты прослушать и двух воскресных месс, как дон Касимиро будет твоим, в твоем безвозмездном, беспошлинном и полном распоряжении: он лично и его имущество со всеми обложениями, а посему подпиши этот документ. 

Говоря это, он изящным жестом протянул ей бумагу, а передавая перо для росписи, соединил и чуточку выдвинул вперед мизинец и безымянный палец, чтобы дотронуться до нее, и, на самом деле, его пальцы коснулись гибких пальцев нежнейшей руки Беатрис, которая улыбнулась, увидев, как дон Опандо вздрогнул от испытанного им ощущения, и, взяв перо, поставила свою подпись на документе с большей бесшабашностью и непринужденностью, нежели можно было бы ожидать от уроженки заштатного городка. Затем она вернула перо с какой-то плутоватой опаской, сиречь, протянула его, держа за кончик, чтобы соприкосновение не повторилось, и, улыбаясь по-прежнему, проговорила, вставая со своего места: 

— Оставайтесь с богом, дон Опандо; постарайтесь покончить с этой проклятой историей раньше, чем через две недели; вам же известно: я не нищая и не хочу умирать с большим состоянием, чем то, с которым я появилась на свет; а сверх всего, считайте, что каждый год на пасху у вас будут воротники и манжеты, вышитые вот этими ручками,— и она, как фокусник, взмахнула ими, повернув ладонями кверху, словно в руках у нее были букеты цветов, и добавила: — За мной еще богатое кружевное жабо. 

Пока дон Опандо собирался ответить, прекрасная говорунья уже исчезла, ускользнула, словно дуновение ветерка, не оставляющего следов на мостовой. 

— Проказница, ты доставила мне несколько приятных минут,— сказал себе наш герой,— да еще и дала мне в руки такой документ, который сравнится разве что с козырным тузом. Что ж, потерпим немножко, ведь 

я уже говорил, что выигрышные карты сами пойдут мне в руки. 

Не успел он подумать это, как бесшумно и осторожно приоткрылась дверь и в нее просунулась чья-то голова, украшенная парой сверкающих, как карбункулы, глаз, с искривленным лицом, ртом, похожим на жерло самой большой в мире пушки, внутри которого виднелись белые, как алебастр, зубы — ни дать ни взять кабаньи клыки. 


Страница 10 из 126:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9  [10]  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"