Лучшие книги - 100 лучших книг

100 лучших
книг
Главная Редкие книги из
100 лучших книг

Оглавление
Александр Дюма - Три мушкетёра
Джером К. Джером - Трое в лодке, не считая собаки
Агата Кристи - Десять негритят
Илья Ильф и Евгений Петров - Двенадцать стульев. Золотой теленок
Кир Булычев - 100 лет тому вперед
Жюль Верн - 20 тысяч лье под водой
Александр Грин - Алые паруса
Вальтер Скотт - Айвенго
Рождер Желязны - Хроники Амбера
Артур Конан Дойл - Собака Баскервилей
Василий Ян - Батый
Александр Беляев - Человек-амфибия
Майн Рид - Всадник без головы
Виталий Бианки - Лесные были и небылицы
Николай Гоголь - Тарас Бульба
Михаил Булгаков - Собачье сердце
Дмитрий Фурманов - Чапаев
Вячеслав Миронов - Я был на этой войне
Джеральд Даррелл - Моя семья и другие животные
Федор Достоевский - Преступление и наказание
Иван Ефремов - На краю Ойкумены
Антуан де Сент-Экзюпери - Планета людей
Братья Вайнеры - Эра милосердия
Леонид Филатов - Про Федота-стрельца
Дик Френсис - Спорт королев
Луис Ламур - Ганфайтер
Артур Хейли - Колеса
Константин Щемелинин - Я
Лев Яшин - Записки вратаря
Астрид Линдгрен - Малыш и Карлсон
Лев Кассиль - Кондуит и Швамбрания
Джеймс Оливер Кервуд - Казан
Тур Хейердал - Путешествие на Кон-Тики
Джозеф Конрад - Юность
Валентин Пикуль - Крейсера
Даниэль Дефо - Робинзон Крузо
Василий Аксенов - Остров Крым
Джим Корбетт - Кумаонские людоеды
Михаил Лермонтов - Мцыри
Джой Адамсон - Рожденная свободной
Алан Маршалл - Я умею пригать через лужи
Сэйте Мацумото - Земля-пустыня
Покровский - Охотники на мамонтов
Борис Полевой - Повесть о настоящем человеке
Редьярд Киплинг - Маугли
Вадим Кожевников - Щит и меч
Константин Паустовский - Мещерская сторона
Джек Лондон - Мексиканец
Владимир Богомолов - Момент истины
Станислав Лем - Непобедимый
Николай Носов - Приключения Незнайки и его друзей
Николай Носов - Незнайка в Солнечном городе
Николай Носов - Незнайка на Луне
Роберт Льюис Стивенсон - Остров сокровищ
Иван Гончаров - Обломов
Александр Пушкин - Евгений Онегин
Александра Маринина - Не мешайте палачу
Владимир Обручев - Плутония
Дмитрий Медведев - Это было под Ровно
Александр Покровский - Расстрелять
Михаил Пришвин - Лесной хозяин
Эрих-Мария Ремарк - На Западном фронте без перемен
Ганс-Ульрих Рудель - Пилот "Штуки"
Степан Злобин - Степан Разин
Вильям Шекспир - Ромео и Джульетта
Григорий Белых и Леонид Пантелеев - Республика ШКИД
Михаил Шолохов - Они стражились за Родину
Ярослав Гашек - Приключения бравого солдата Швейка
Леонид Соболев - Капитальный ремонт
Александр Солженицын - Один день Ивана Денисовича
Марк Твен - Приключения Тома Сойера
Рафаэлло Джованьоли - Спартак
Эдмонд Гамильтон - Звездные короли
Эрнест Хемингуэй - Старик и море
Рекс Стаут - Смерть Цезаря
Лев Толстой - Анна Каренина
Иван Тургенев - Первая любовь
Татьяна Устинова - Хроника гнусных времен
Михаил Веллер - Легенды Невского проспекта
Борис Раевский - Только вперед
Алексей Некрасов - Приключения капитана Врунгеля
Герберт Уэллс - Война миров
Александр Козачинский - Зеленый фургон
Рони Старший - Борьба за огонь
Патрик Квентин - Ловушка для распутниц
Фридрих Ницше - Так говорил Заратустра
Э. Сетон-Томпсон - Рассказы о животных
Михаил Зощенко - Рассказы
Иван Шухов - Горькая лилия
Луис Рохелио Ногераси - И если я умру завтра...
Испанские новеллы XIX века
Герман Мелвилл - Моби-Дик или Белый кит
Владимир Санин - Семьдесят два градуса ниже нуля

Раскатайка, забыв про свою забаву, тоже присел на задние лапы рядом с девушкой и с таким же веселым недоумением, как и она, смотрел на Наташу. 

— Ты еще пойдешь за водой?— спросила Наташа девушку. 

— А то как же. На кухню два-три коромысла. И астры надо полить. 

— Ну тогда и я сейчас спрошу ведра у мамы. И будем вместе с тобой воду носить. 

— Пожалуйста, если охота... 

— Сию секунду, Машенька... Я тебя догоню,— сказала Наташа, тотчас же скрывшись за дверью. 

Маша, сделав еле заметное недоуменное движение левым плечом, пошла все той же легкой, танцующей походкой дальше, а Раскатайка, склонив набок свою лохматую голову, остался сидеть на месте, не спуская своих лукавых каштановых глаз с двери, за которой скрылась Наташа. 

Через какие-нибудь четверть часа обе девушки, забыв про оставленные на берегу ведра, сидели рядышком на мостках и, совсем как дети, весело и беспечно болтали ногами в студеной воде. 

— Это худо — быть неграмотной, Машенька,— продолжая давно начатый разговор, строго сказала Наташа. 

— Куды хуже, барышня... 

— Хочешь, я тебя обучу? 

— Што вы, барышня... Да ить я на хутор, зачем не видишь, от вас уеду. 

— А на хуторе школы нет? 

— Школа-то с прошлого года значится, да вот учителя — сбились с ног — найти не можут. 

— Что ты говоришь, Машенька?! Школа без учителя? 

— Не школа — сирота она у нас, барышня. 

— А что, если я учительницей к вам поеду? 

— Пожалуйте, коли не шутите... 

— Вполне серьезно говорю, Машенька. 

— Скучно только у нас вам покажется. 

— Не скучнее, чем здесь, надеюсь. 

— Ну, тоже ить, сравняли барский дом с хутором! Хуторские горницы — не ваши хоромы. 

— Эх, Машенька, знала бы ты, как мне надоели эти хоромы. 

— Это в таком-то раю красоваться вам надоело? 

— Не смотрела бы ни на что... 

— Ну, значит, взамуж пора вам, барышня. 

— А ты откуда знаешь? 

— Знатье известное. Не сидится девке на месте — подавай жениха невесте. 

— Неправда. Я о женихе и не думала... 

— Думой тут не поможешь, барышня. 

— Глупости говоришь, Машенька. 

— Все может быть, барышня. Дура-то я отменная. Это правда. 

— Никакая ты не дура. Наоборот. 

— Нет, дура. Кабы умной была — не видать бы девкам меня на нашем хуторе. 

— Вот как? А куда бы ты делась? 

— В город Ирбит бы уехала. 

— Почему же в Ирбит? 

— Така уж планида мне нонче падала... 

— Что же бы стала ты делать в Ирбите, Маша? 

— Как что? Жить... 

— Где же? 

— С купцом. 

— С каким купцом? 

— С которым бежать зимой собиралась. 

— Как бежать? 

— Ну, как девки бегут, коли благословения матушка не дает? Собралась бы ночью, перекрестилась на божий храм — и поминай как звали... 

— Погоди. Да он что же, сватался за тебя? 

— Не сама же я к нему напросилась. Смешная вы, барышня. 

— Когда ж это было? 

— Зимой. На Никольскую ярманку. Я с подружкой Дашей Немировой в станице гостила. Вот он там меня и облюбовал. Глаз не сводил. Сластями запотчевал, ешь — не хочу. Соболью шубку сулил. Винцом начал баловать. У меня — голова кругом. Едва с собой совладала. 

— И хорош собой? 

— С лица не воду пить. 

— Все же? 

— Как вам сказать? В годах. С бородкой по колен. А так — ничего. 

— Ты с ума сошла, Машенька. Разве он тебе пара? 

— А што? 

— Ну как што? В годах. Борода до колен. Да ведь ты-то совсем еще ребенок. 

— Не скажите, барышня... 

— Однако же. Тебе — шестнадцать, ему — небось под пятьдесят. Это как-никак разница. 

— Зато в соболях бы теперь по городу Ирбиту ходила. 

— Вот ты какая! Что же тебе тогда помешало? 

— Я же вам сказала — дура была. 

— А теперь поумнела, что ли? 

— Не знаю, барышня. Не похоже. 

— Отчего же? 

— Кабы поумнела — не сидела бы в девках. 

— А ты что же, замуж торопишься? 

— Торопиться не тороплюсь, а ждать одного дурака приходится... 

— Жених есть на примете? 

— Вроде того... 

— Кто же он — не секрет? 

— Так, казак один с хутора. 

— В армии, что ли? 

— Там. В действующей. На фронте. 

— На ирбитского купца не похож? 

— Што вы, бог с вами, барышня! Всего и богатства — одна гармошка... 

— Музыкант, значит? 

— Лучше не говорите. Заиграет — земля из-под ног плывет. 

— Ну, это, Машенька, большое богатство — талант. 

— Не знаю, барышня, будет ли нам с ним талан в жизни,— сказала со вздохом Маша, задумчиво заглядевшись в воду. 

— Отчего же не будет, думаешь? 

— Уж очень рисковый он у меня. Бедовая голова. 

— Любит тебя? 

— Ну, ишо бы ему меня не любить — без ума и без памяти. 

Помолчав, Наташа сказала: 

— Завидую я тебе, Машенька. 

— Вот уж тоже нашли кому позавидовать, барышня. В чем же это? 

— Во многом. Во многом...— ответила после раздумья Наташа. И она, пристально глядя куда-то вдаль 

своими слегка прищуренными, позолотевшими от солнца глазами, горячо и взволнованно продолжала:— Замечательная ты девушка, Машенька. Прелесть. И завидую я, что живешь ты на хуторе. 

— А мы давайте поменяемся с вами, барышня. Я к вам в хоромы жить пойду, а вы — к нам на хутор,— сказала с лукавой улыбкой Маша. 

— Поменялась бы, да разлучаться с тобой не хочу, Машенька. Нет, уж лучше я с тобой вместе учительницей на ваш хутор поеду. Согласна? 

— Пожалуйте, коли не раздумаете. 

— Нет. Нет. Всерьез говорю. Меня инспектор народных училищ давно приглашал в любую из сельских школ, да я все раздумывала и не решалась. А теперь твердо решила — еду. Только один уговор, Машенька: ты пока — до поры до времени — никому ни гугу об этом, 

— Не извольте беспокоиться, барышня. Я язык за зубами, если надо, держать умею. 

— Ну вот и отлично. Договорились. 

Полное покоя и умиротворяющей тишины светлое нежаркое утро красовалось над пустынной степью. Чуть слышно звучали где-то серебряные трубные голоса проходящих сторонкой лебедей. Гуси, озоруя в пруду, шумно хлестали по воде упругими белыми крыльями, поднимая фонтаны ослепительно искрящихся на солнце брызг. Притихшие девушки сидели на мостках, лениво побалтывая голыми по колено ногами, и Наташа, щуря глаза, мечтательно и восторженно говорила: 


Страница 127 из 142:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   96   97   98   99   100   101   102   103   104   105   106   107   108   109   110   111   112   113   114   115   116   117   118   119   120   121   122   123   124   125   126  [127]  128   129   130   131   132   133   134   135   136   137   138   139   140   141   142   Вперед 
  

Предупреждение читателям    Авторам Полезные ссылки Написать админу
Электронная библиотека "100 лучших книг" - это субъективная подборка бесплатных произведений, собранная по принципу "один писатель - одна книга"